История «царских» денег

29 декабря 1768 года Екатерина II подписала указ о появлении в России бумажных денег, и с тех пор она сама трижды попадала на банкноты.
История «царских» денег

Первый раз – в 1866 году, затем – в 1910 году, когда были выпущены знаменитые «Катеньки», и наконец – в 2004 году, когда портрет императрицы украсил деньги непризнанной Приднестровской Молдавской Республики.

Впервые портреты государственных деятелей на российских бумажных деньгах появились 150 лет тому назад – в 1866 году, когда Экспедиция заготовления государственных бумаг (ныне АО «Гознак») напечатала новые государственные кредитные билеты. На них изобразили Дмитрия Донского, царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, императора Петра I и императрицу Екатерину II. Вот о банкнотах с Екатериной мы и расскажем.

Не все знают, что именно она ввела в России бумажные деньги, хотя сама мысль о том, чтобы – по примеру передовых европейских стран – пустить в денежное обращение бумажные купюры, зародилась в правительственных кругах России еще в середине XVIII века.

При Елизавете Петровне генерал-берг-директор Миних представил Сенату доклад о необходимости их введения. Однако Сенат в 1744 году отверг предложение Миниха на том основании, что бумажные деньги «не токмо необыкновенное дело, но и самое вредительское». Первую попытку ввести ассигнации предпринял Петр III, подписав 25 мая 1762 года указ об учреждении государственного банка, который и должен был выпустить бумажные деньги. Указ не был выполнен из-за переворота, осуществленного в 1762 году женой Петра – Екатериной.

В 1768 году императрица получила от обер-гофмаршала графа К. Е. Сиверса подробную записку с планом введения в России бумажных денег. Граф предлагал создать специальный банк, который следовало обеспечить медными деньгами на сумму выпущенных «бумажных цеттелей» (так граф называл новые денежные знаки).

29 декабря 1768 года Екатерина II подписала указ о бумажных деньгах, которые получили название ассигнаций (фр. assignats, т.е. свидетельства на получение денег). В указе было сказано: «С 1 января 1769 г. устанавливается в С.-Петербурге и Москве два банка для вымена государственных ассигнаций, которые выдаваемы из разных правительств и казенных мест, от Нас к тому означенных, столько, а не более, как в вышеозначенных банках капитала наличного будет состоять». В банки заложили по 500 тыс. рублей (медной монетой) и на сумму 1 млн. рублей выпустили бумажных денег достоинством в 25, 50, 75 и 100 рублей.

К этому времени большие расходы правительства на военные нужды привели к нехватке серебра в казне, так как все расчеты, особенно с зарубежными поставщиками, велись исключительно в серебряных и золотых монетах. Из-за дефицита серебра и огромной массы медных денег во внутрироссийском торговом обороте было крайне сложно осуществлять крупные платежи.

Показательно, что, например, когда Михаил Васильевич Ломоносов получил в награду за оду на восшествие на престол императрицы премию в 2000 рублей медной монетой, то перевозить ее ему пришлось на нескольких возах (1 тыс. рублей весила около 65 пудов или около 1 тонны). Так что необходимость ввести бумажные деньги была очевидной.

Печатали первые ассигнации в Сенатской типографии на бумаге, изготовленной под особым надзором на частной фабрике К.Е Сиверса в Красном Селе. За хранение и выпуск новых денег отвечала особая группа – Экспедиция заготовления государственных ассигнаций при Сенате. К концу царствования Екатерины II их было выпущено на 157 млн. рублей. Легкий способ их изготовления и неограниченное право выпускать ассигнации дали повод министру финансов Е.Ф. Канкрину назвать ассигнации «сладким ядом государства».

Банкноты выпуска 1866 года, в том числе и с портретом Екатерины II, выполнялись металлографским способом, который тогда применили впервые. Так портрет императрицы, которая почти 100 лет назад (а точнее – 97) ввела бумажные деньги в России, впервые оказался на сторублевой банкноте.

Однако самым известным стал другой ее банкнотный портрет, помещённый на государственный кредитный билет такого же достоинства образца 1910 года. В народе эту банкноту ласково называли «Катенькой» или «Катеринкой». «Катенька», как и «Петенька» (с портретом Петра I), стала непревзойденной вершиной творчества сотрудников Экспедиции заготовления государственных бумаг – обе банкноты относятся к числу самых красивых банкнот мира, являясь шедеврами полиграфического мастерства. Кредитный билет печатался на бумаге с локальным водяным знаком (портретом Екатерины II) на белом купоне. Цвет купюры – традиционный для купюр достоинством 100 рублей – желто-бежевый, ее размер – 258х120 мм.

При работе над изображением императрицы художники и граверы предположительно взяли за основу картину художника И. Б. Лампи (старшего) – портрет Екатерины II с аллегорическими фигурами Крепости и Истины, созданный в 1790 годы. Иоганн Баптист Лампи (старший), австрийский художник итальянского происхождения, приехал в Петербург в 1792 году.

Он пользовался необыкновенным успехом и был завален заказами; благодаря легкости и быстроте, с которыми он работал, Лампи создал очень много произведений. Типичный придворный портретист, он откровенно идеализировал свои модели. Женщины у него обольстительны и прекрасны, юноши элегантны, пожилые вельможи моложавы и полны снисходительной важности, все скрывают свои мысли и чувства под маской светской учтивости. Не умея быть психологом, Лампи был великолепным мастером живописи, его композиция уверенно свободна, колорит красив, мазок легок и смел. Он написал несколько схожих портретов императрицы, один из которых и был использован при работе над сторублёвой купюрой.

Сто рублей – это было много или мало для того времени? На 100 рублей в 1912 году можно было накормить обедом 667 студентов Санкт-Петербургского политехникума (ныне Санкт-Петербургского политехнического университета). В студенческой столовой обед стоил 15 копеек (за 4 копейки можно было купить тарелку кислых щей, за 8 копеек макароны, политые жидким салом и за 3 копейки стакан чая с лимоном; хлеб же в заведениях общественного питания в то время был бесплатным).

Согласно данным за 1911–1915 годы, мужчина, занятый в сельском хозяйстве в период весеннего сева, получал 71 копейку в день в черноземной полосе и 95 копеек в нечерноземной полосе. При сенокосе оплата повышалась до 100 и 119 копеек соответственно. Если взять оплату в день 100 копеек, то в месяц его заработок составлял около 30 рублей, за весенне-летний сезон с выходными и праздниками он мог заработать около 100 рублей и купить на них себе 5 коров и 5 лошадей (стоимость каждой примерно 10 рублей).

После 1917 года советское правительство на протяжении нескольких лет выпускало сто- и пятисотрублевые кредитные билеты. М.В. Ходяков в книге «Деньги революции и Гражданской войны: денежное обращение в России. 1917 – 1920 гг.» писал о том, что в 1919 году было отпечатано большое количество бумажных денег царских времен с портретом Екатерины II.

«Эти деньги были упакованы в специально изготовленные оцинкованные ящики и переданы на хранение в Петроград Николаю Евгеньевичу Буренину. Он закопал их … под Питером, где-то в Лесном». Они предназначались на тот случай, если партии вдруг придется уйти в подполье, как указывала секретарь ЦК РКП (б) Е.Д. Стасова, «если силы внутренней контрреволюции и иностранной интервенции временно возьмут верх», чтобы обеспечить партию материальными средствами. Когда власть окончательно утвердилась, Буренин царские «Катеньки» откопал и даже сфотографировал раскопку.

Всего с ноября 1917 по 1922 год выпустили около 13 млрд «царских» денег, и только после декретов Совнаркома РСФСР от 8 и 28 сентября 1922 года их стали изымать из обращения. Мы уже писали о том, что долгое время население бережно хранило у себя «Катеньки» и «Петеньки», и что обе купюры принимались за рубежом.

Это может показаться странным, но в 2004 году Екатерина II опять появилась на купюрах, на сей раз – на банкнотах Приднестровской Молдавской Республики. Из всех непризнанных государств на территории бывшего СССР только у Приднестровья есть собственные деньги.

На лицевой стороне банкноты достоинством 500 приднестровских рублей поместили портрет императрицы, а на оборотной стороне – свиток с Указом Екатерины II о строительстве Тираспольской крепости на фоне ее макета. Крепость воздвигли в 1792–1793 годах под руководством А. В. Суворова и архитектора Ф. П. де Волана в качестве оборонительного сооружения на берегу реки Днестр, у ее стен по указу Екатерины II был построен город Тирасполь.

Автор: Ольга Воробьева

Источник: «Наука и жизнь»

Комментарии
Комментарии