Диггер — о петербургском метро ночью и днем

Чем петербургский метрополитен отличается от московского и почему диггеры считают прогулки по тоннелям неопасными.
Диггер — о петербургском метро ночью и днем

Найти настоящую форму монтера и выдать себя за электрика, за бутылку попасть на строящиеся станции метро, пройти по тоннелям, где ходят поезда, — «Бумага» поговорила с петербургским диггером Дмитрием. Как прикидываются рабочими и законно избегают штрафа, даже если поймали, чем петербургский метрополитен отличается от московского и почему диггеры считают прогулки по тоннелям неопасными — в нашем материале.

Я в метро полез, когда надоело лазать по крышам. Сама мысль появилась после книги «Метро 2033». К тому времени, конечно, люди уже спускались в тоннели, но никто ведь рассказывать технологию не будет. Максимум, что мне говорили даже близкие знакомые, — общую теорию. Но вот как конкретно пролезть, никто не объяснял. Я пробовал сам методом тыка. Получилось раза с пятого.

В данный момент на город у нас человек 15 диггеров. Это мало. В Москве сотни лазают. Но уровень безопасности нашего метрополитена в разы выше, чем московского. Спускаться в метро можно днем, а можно ночью. Как залезть днем, я рассказывать не буду, потому что, во-первых, это может быть опасно для жизни, и во-вторых, мне это невыгодно. Чем больше людей узнает об этом и воспользуется, тем больше у диггеров потом будет проблем. А ночью так просто пролезть всё равно не получится, но об этом потом.

Что происходит днем

Днем — это когда ходят поезда. То есть твоя задача — пролезть в тоннель через устройство контроля проникновения. Это три планочки, которые стоят на разных уровнях высоты и реагируют на постороннее движение. Поезд их не срывает, потому что он высокий и пересекает сразу три планки. Люди же способны пересечь только среднюю и нижнюю. Есть разные способы преодолеть эти планки и оказаться внутри.

Когда ты на месте, задача становится интереснее — бежать по тоннелю в интервалах между хождениями поездов. Обычно выбираешь время с большими интервалами: раннее утро или поздний вечер выходных дней. Там интервал где-то четыре-пять минут. Так вот, в тоннеле темно, ничего не видно и ходят поезда. Ты включаешь фонарик, светишь себе под ноги и бежишь. Обязательно засекаешь интервал на часах, чтобы понимать, когда будет следующий поезд. Когда он уже близко, просто добегаешь до ближайшей сбойки. Сбойки находятся между левым и правым тоннелями, это место, где можно перейти с одного тоннеля в другой. Ты просто совершаешь серию перебежек от сбойки до сбойки.

Шансов попасть под поезд — ноль. Даже если не успеваешь добежать до сбойки, можно просто забраться на банкетку — это такой большой каменный бордюр на протяжении всего тоннеля. Конечно, страшно, ведь поезд проедет вплотную. Еще и машинист может начать сигналить с испугу. Только в моей практике такого никогда не было.

Но если ты не понимаешь, что делаешь, если впадешь перед идущим поездом в ступор или упадешь в обморок — то да, ты умрешь. Когда спускаешься один впервые, можно просто испугаться, увидеть свет в конце тоннеля, встать, поэтому я сам первый раз ходил ночью. Многие даже не знают, что можно встать на банкетку. Поэтому, увидев приближающиеся огни, они ускоряют бег в надежде на то, что встретят сбойку. Но сбойки может и не быть, а поезд всегда едет быстрее.

Что происходит ночью

Ночью устройства контроля движения отключают, потому что там работают сотрудники метро. Задача тут уже совершенно другая. Нужно замаскироваться под работника, то есть надеть рабочую форму и, по сути, стать таким же, как они. Такая игра в шпионов для взрослых.

Еще нужно как-то попасть ночью в тоннель. Можно где-нибудь отсидеться, забраться в люк или коллектор и подождать. А можно просто внаглую зайти: позвонить и показать поддельную ксиву работника метро. Можно распилить вход в шахту или пройти через строящиеся станции.

В итоге — ты в тоннеле. Там светло и очень много рабочих. Многие из них довольно бдительны и спрашивают у незнакомцев документы. Иногда поддельная ксива спасает, иногда — нет. Конечно, в этом случае можно попробовать убежать. Но тоннель — это труба. О том, что посторонние на объекте, докладывают всем работникам поблизости, и они тоже начинают тебя преследовать. Всё равно попадаешься рано или поздно. А потом едешь в отдел, где тебя все уже знают. В отделе тебя поругают, покапают на мозги, выпишут штраф и отпустят.

Форму работников у нас, кстати, можно достать только списанную. Мне ее продала одна знакомая монтерша. А вот с ксивой чуть сложнее было. Оригинальный документ, вообще, в форме пластиковой карточки. Образец поддельной ксивы мне показал один диггер, а он брал настоящую у знакомого работника, отсканировал, отредактировал в фотошопе, а потом распечатал на куске картона и заламинировал. Получилось что-то близкое к оригиналу на вид, если в руки не брать, но, как правило, ее и не берут.

Иногда работники принимали меня за настоящего рабочего и начинали что-то спрашивать. Я обычно кошу под электрика, у меня на форме нарисована буква «Э». Вот иду я как-то, а впереди стоят пятеро путейцев. Они меня останавливают и говорят: «Парень, ты электрик?». Да, отвечаю. «У нас тут сломался трансформатор и никак не можем подключить сигнальные габаритные огни. Надо бы починить…». Понятное дело, починить я не могу. Подхожу, смотрю: «Да-а, что-то он странно выглядит. Я сейчас дойду до станции, сообщу своему мастеру, и мы к вам вызовем аварийную бригаду».

Они остались ждать, а я ушел. Когда поняли, что никто к ним не придет, то, наверное, сильно ругались матом.

Самое интересное произошло в том году, когда были учения в метро, а я совершенно случайно попал на их репетицию. Я иду и вижу, что на станции «Садовая» сидит порядка 30 сотрудников МЧС, а дальше в тоннеле стоят граждане в форме. Подхожу к ним, и у меня один спрашивает: «А что у тебя значит буква „Э“?». Отвечаю: это значит, что я электрик. Их начальник, услышав это краем уха, повернулся и говорит: «А электрик-то нам и нужен!».

Он рассказал, что через пару дней они будут на станции ставить дымогенератор, который должен имитировать дым. Но у наших трансформаторов и их дымогенераторов разные разъемы. И он стал требовать переходник. Я пообещал оставить заявку в журнале и на следующий день добыть им переходники. И ушел. Заявку, понятное дело, нигде не оставлял. Но я же не могу ему сказать: «Я, вообще-то, не работник, а диггер».

Потерянные штрафы

На первый раз могут выписать штраф от 75 до 200 тысяч рублей или арестовать на 15 суток с конфискацией фото и видео техники по статье «Нарушение пропускного режима охраняемого объекта». На второй раз грозит уголовная ответственность по статье «Незаконное проникновение на охраняемый объект».

Раньше нас наказывали по статье «Нарушение требований транспортной безопасности». Она имеет три пункта. Первый «Нарушение, совершенное по неосторожности», штраф — от 1 до 3 тысяч. Второй «Совершенное по неосторожности повторно в течение года», штраф — от 5 до 10 тысяч. Третий «Совершенное умышленно», штраф — от 20 до 30 тысяч или 15 суток ареста.

По первому пункту протоколы может заполнять полиция, а рассматривает их Ространснадзор, по пункту 2 и 3 протоколы составляет Ространснадзор и рассматривает суд. Полиция, чтобы не париться, сама составляла протоколы и всем паяла пункт первый. Они писали, что мы якобы неумышленно проникли в тоннель, и отправляли это в Ространснадзор. Мы туда приходили и говорили: «Стоп, проникли мы, вообще-то, умышленно». Полиция же не имела права написать протокол по этой статье, так что в итоге Ространснадзор дело закрывал и всё.

Почему протокол не составляли по правилам? Просто это очень сложный процесс: из полиции в Ространснадзор, а оттуда еще в суд. Поэтому они боялись, что из-за всей этой волокиты истечет трехмесячный срок давности. Так что полиция просто пыталась ускорить дело.

Конечно, не все диггеры так делали. Кто не знает закон, потом бегал от приставов. А я еще лет с 14 копался в кодексах. Просто меня как-то в школе перевели из одного класса в другой, и я подал на них в суд. Иск сам подать не мог, это сделали за меня родители, но я сам его составил. Только суд я тогда проиграл, но зато появился интерес к законам.

В тоннель за бутылку водки

Новичкам стоит лезть через строящиеся станции. Там поездов нет, кроме маленьких вагонеток, туда проще попасть и вряд ли вас там поймают.

На объектах Метростроя служат не работники метрополитена, а обычные строители. То есть мужики, с которыми можно по-хорошему договориться. Мы туда залазим ночью, встречаем какого-нибудь монтера, он нас палит, мы ему достаем бутылку и говорим: «Да, мы диггеры, но мы сейчас пофоткаем и уйдем, пока ты пьешь». Он говорит: «Окей» и уходит пить. А мы там себе гуляем пока. Он нас, на самом деле, и не обязан ловить. Ему за это ничего не будет. А так и ему бутылка, и нам тоннели.

Метрострой — это, по сути, те же тоннели, но без поездов. Туда надо идти ночью, потому что днем много строителей и встречаются начальники. Но ты же не будешь давать каждому по бутылке. Поэтому мы залезаем часа в два ночи, когда там почти никого.

Я всё время говорю «мы», потому что часто вожу людей в метро. У меня и форма запасная для парней есть, чтобы ночью спускаться. А с девушками, кстати, так не прокатит. Потому что женщины — работницы метрополитена — это такие большие бабули, девушку всё время будут останавливать и проверять документы, так что их только в Метрострой, там всем пофигу.

Бомбоубежище и заброшенные тоннели

Метрополитен проектировался как бомбоубежище. Так что там много интересных специальных объектов, которые делались именно на случай войны. Это различные бункера, убежища, дизельные электростанции, туалеты. В идеале, конечно, хотелось бы проникать именно туда. Но эти тоннели охраняются еще более серьезно. И туда попасть очень трудно.

Есть еще заброшенные тоннели и куски веток. К примеру, на станции «Спортивная» находится заброшенный, пока не достроенный участок — задел под будущую кольцевую. На «Ломоносовской» — порядка 800 метров заброшенных тоннелей. Потому что метро сначала хотели строить в одну строну, потом передумали и стали строить в другую, а целый кусок тоннелей остался. На эти объекты пускают только специальные службы. Мы туда проникаем инкогнито. Иногда получается.

Источник: Бумага

Комментарии
Комментарии