Цунами, изменившие мир

Главные и самые разрушительные морские землетрясения в истории человечества.
Цунами, изменившие мир

5 апреля 1912 года* Александр Блок в дневнике записал: «Гибель Titanic'a, вчера обрадовавшая меня несказанно (есть еще океан)». Океан «был» — и спустя какие-то десять лет после той записи показал себя в другой ипостаси, стерев с лица земли половину Токио. Во все времена, пусть и не в столь радикальной форме, стихия была предметом любования и интеллектуального осмысления.

Канто

1 сентября 1923 года в 11 часов 58 минут по японскому стандартному времени произошел сдвиг тектонической плиты в Филиппинском море в районе региона Канто на острове Хонсю, в состав которого входит и Токио.

Одним из первых на необычную сейсмическую активность обратил внимание профессор сейсмологии Токийского университета Акитсуне Имамура.

Его аппаратура последовательно зарегистрировала несколько подземных толчков, первый и самый сильный из которых, 7,9 по шкале Рихтера, продлился 12 секунд.

Эпицентр находился под заливом Сагами, в 90 км от Токио. Менее чем за минуту была уничтожена значительная часть Токио и соседнего порта Йокогамы.

Жители Токио тогда были заняты приготовлением пищи — приближалось время обеда. Первые толчки сопровождал звук бьющегося фарфора. Жители поспешили выйти на улицы, в открытые пространства, стараясь держаться за то, что казалось им прочным, — за деревья и телеграфные столбы.

Но и на улицах Токио не могли они найти спасения — начали осыпаться крыши домов, и многие жертвы оказались погребены под грудами щебенки. Рушились мосты и здания, легко загорались обломки деревянных домов. Пожары в Старом городе, лишенном надлежащих мер безопасности, начались вскоре после землетрясения.

Все сошлось как назло: день был ветреным, а землетрясение уничтожило водоносные трубы для тушения пожаров. Рассчитывая найти укрытие как от подземных толчков, так и от пламени, 40 000 жителей Токио, в основном из густонаселенного рабочего района Хонджо, спрятались в огромных помещениях интендантских складов.

Из укрывшихся там выжить удалось лишь 2000 человек. Остальные погибли, в основном от удушья — горячий воздух и дым от соседних домов принялся гулять по складским помещениям.

Всего в Токио в ходе пожара погибло 60 000 человек. Общее число жертв — около 100 000 человек. В Токио было уничтожено 500 000 домов (60% от общего числа в городе).

Несчастья, вызванные землетрясением, не прекратились в один день. Вслед за опустошением города появились мародеры, а в течение нескольких дней поползли слухи, что виноваты в пожарах были не только ветер и деревянная застройка, но и корейцы, которые якобы закладывали бомбы под японские дома.

В ходе погромов, последовавших за землетрясением, было убито около 6000 человек. Впоследствии имперское Министерство просвещения наладило выпуск литературы о героизме простых японцев в ходе катастрофы.

Эти книги сыграли важную роль в воспитании нового поколения японцев-патриотов. Землетрясение 1923 года стало самым разрушительным за всю историю Японии. Ущерб от него составил два годовых бюджета страны, а правительство одно время задумывалось о переносе столицы.

Лиссабон

Землетрясение и огромная волна, смывшая с лица земли пол-Лиссабона, стали едва ли не главной «новостью» XVIII века. О катастрофе говорила вся Европа.

Великие умы того времени, от Вольтера до Гете, ломали голову над тем, как допустил всеблагой Бог такие события, да еще в такой отчаянно католической стране, как Португалия, да еще 1 ноября, в День всех святых.

Если представить, что развитие человеческой мысли управляется чем-то внешним по отношению к этой мысли, то землетрясение в Лиссабоне сыграло огромную роль в становлении европейского секуляризма и атеизма.

Столь широкому распространению известий о катастрофе во многом способствовал и сам ее характер. Сотрясения чувствовались в радиусе 600 км от эпицентра, в Венеции стражники узника Казановы разбежались от глухих толчков и содроганий земли (об этом повествует сам «гражданин мира» в «Истории моей жизни»), а в Аахене образ Богородицы начал раскачиваться из стороны в сторону.

Землетрясение началось утром, в двадцать минут десятого, когда люди собрались в церкви на службы. Со стороны моря поднялась гигантская волна, захлестнувшая город, а через короткое время вода вовсе отошла от Лиссабона, чтобы вернуться через полтора часа в виде огромного цунами, уничтожившего все корабли, стоявшие в порту.

Из-за пыли, поднявшейся от обрушенных зданий, над городом померкло небо и люди остались в полной темноте, один на один со своим ужасом. Короля Жозе вместе с его супругой и двумя дочерьми землетрясение застало в пригородном дворце. Две ночи королевская семья провела в каретах во дворе резиденции.

В общей сложности при населении Лиссабона в 250 000 в результате землетрясения 1755 года погибло от 50 000 до 100 000 человек — на месте подсчета никто не вел, а после едва ли можно было подбить сколько-нибудь точный итог. Для захоронения трупов не нашлось достаточно освященной земли, и тела погибших на трех баржах вывезли в океан, где суда затопили.

Организацией этого мероприятия ведал Себастьян Жозе Помбал, влиятельный человек при дворе короля Жозе. Следуя своему девизу: «Похороним мертвых и накормим живых» — Помбал приступил к восстановлению Лиссабона, на сей раз с учетом сейсмической обстановки.

Прежде чем взяться за дело, Помбал вздернул на виселице 80 мародеров (церковь в то же время сожгла несколько еретиков) и лишь затем взялся за улицы Лиссабона. Запретив самостоятельное строительство, Помбал нанял военных инженеров и поручил им, не заботясь о красоте построек, разработать такие дома и такие улицы, чтобы трагедия не повторилась в прежнем масштабе.

Новые дома испытывались на стойкость — вокруг них, отчаянно топая, бегала рота солдат. Это был первый в Европе опыт «рационального» градостроительства на основе научных данных.

Атлантида и Санторини

Про эту катастрофу науке не известно почти ничего — у нас нет сведений ни о количестве жертв, ни о силе землетрясения по шкале Рихтера, ни даже о последовавших за катастрофой случаях мародерства.

Неизвестно даже, было ли оно вовсе. Строго говоря, все, что мы знаем об этом ужасном происшествии, погубившем цветущую страну, как и о самой Атлантиде, мы знаем из рассказа Крития из одноименного платоновского диалога. Критий и сам не очень-то много знал про остров — и то со слов со своего деда, который, в свою очередь, слыхал эту историю от Солона, якобы записавшего эту историю от одного египетского жреца.

Жрец поведал, что 9000 лет назад на западе от Геркулесовых Столбов располагался остров размером с Азию (речь идет о Малой Азии) и Ливию. Той же самой Ливией Атлантида владела, как и всей Европой до самой Италии, и воевала с Афинами. Жители Атлантиды вели свой род от морского бога Посейдона и девушки Клейто.

У них родилось десять сыновей. Старший, Атлант, стал царем всего острова, а братья его стали архонтами. К сожалению, с годами потомки братьев утратили былую славу и потонули в праздности. Прогневав своим недостойным поведением Зевса, жители Атлантиды были подвергнуты страшной каре — их остров был поглощен морем вместе с афинским войском.

Вероятно, историю Атлантиды все-таки следует понимать как аллегорию идеального государства, однако на этот счет существуют разные мнения. Искатели настоящего платоновского острова-государства одним из наиболее вероятных прообразов катастрофы, погубившей Атлантиду, называют извержение вулкана на острове Санторини.

Это извержение вулкана-острова в 120 км к северу от Крита произошло между 1628 и 1500 годами до н. э. Установить эти даты, как и узнать о самом факте извержения, позволила проба донного грунта, в столбцах которого обнаружился вулканический пепел.

Реконструкция позволила установить, что пепел поднимался на 20–40 км над землей и вверх летели вулканические бомбы — спекшиеся твердые куски пепла. Пепел разносился на 1000 км от самого острова, а на соседних островах, включая Крит, осел его слой в несколько сантиметров.

Вероятно, что это извержение нанесло огромный ущерб крито-минойской цивилизации и существенно приблизило ее конец. Несмотря на существенные расхождения с текстом легенды, исследователи-«атлантологи» полагают, что судьба Крита и могла стать основанием для истории Атлантиды.

Порт-Ройал

На западной оконечности песчаной косы Полисадос, закрывающей гавань Кингстон от вод Карибского моря, стоял некогда город Порт-Ройал, бывший столицей Британской Ямайки. С XIV века там рыбачили туземцы, потом пришли испанцы и основали свой город, а после, в 1655 году, по приказу Кромвеля испанцев вышвырнули англичане.

Уже к 1659 году в городе было 2000 домов и 8000 жителей, половина — из Европы и Азии, вторая — из Африки. В городе была синагога, католическая часовня, протестантский молельный дом и четыре рынка, а стерегли Порт-Ройал четыре форта.

Довольно быстро пираты, коих немало водилось в ту пору в Карибском море, начали использовать порт для хранения и сбыта награбленного.

Помимо удобного расположения города этому способствовала и политика британских властей, поощрявших грабеж недружественных судов. Так Порт-Ройал стал базой знаменитого Генри Моргана.

Даже из простого перечисления фактов о поселении читатель может сделать вывод о том, насколько веселым было это место — столицу пиратов и Британской Ямайки полагали самым распутным городом на земле. Это обстоятельство заставило цивилизованный мир довольно спокойно взглянуть на затопление «содома» в 11:43 пополуночи 7 июня 1692 года в ходе сильнейшего землетрясения.

Три подземных толчка, оползни и цунами высотой в 1,5 км унесли жизни 2000 островитян. Еще больше скончалось после, от ран и болезней.

В 1703 году огонь доделает то, чего не смогла вода, и люди покинут Порт-Ройал, оставив его потомкам лишь как пищу для приключенческих романов.

Не вечно, однако, было суждено порту покоиться под водой. В 1953 году на судне Sea Diver экспедиция под началом археолога Эдвина Линка начала исследование затонувшего города.

Вооружившись старинной картой, исследователи начали с того, что опустили в воду грунтосос в том месте, где, предположительно, располагались королевские склады. Эта попытка не принесла успеха — как назло, устройство угодило между зданиями.

Однако уже следующая проба была удачной — близ восточной стены Форт-Джеймса, одного из фортов вокруг Порт-Ройала, обнаружили старый черпак, оловянные ложки, бутылки из-под рома.

Следующие находки были еще богаче — так, удалось найти остановившиеся часы, которые показывали 11:52 и по которым удалось установить время землетрясения. Позже были найдены еще одни часы и сундук с испанскими золотыми. Самыми частыми находками, однако, были курительные трубки и бутылки из-под рома — археологи полностью подтвердили репутацию пиратской столицы Ямайки.

*«Титаник» затонул в ночь с 14 по 15 апреля 1912 года (по грегорианскому календарю). В России, жившей по юлианскому календарю, это была ночь с 1 по 2 апреля. Блок, узнавший о катастрофе с некоторым опозданием, делает запись 5 апреля в соответствии с юлианским календарем. — Прим. ред.

Источник: Моя Планета

Комментарии
Комментарии