Швед Андреас Нильссон — о чахохбили, петербургской фабрике предка и детских песенках на Невском

Шведский студент рассказал, как может раздражать обычный водопроводный кран и почему в Петербурге важно иметь с собой запасные носки.
Швед Андреас Нильссон — о чахохбили, петербургской фабрике предка и детских песенках на Невском

ВОЗРАСТ 25 лет

РОД ЗАНЯТИЙ студент

В ПЕТЕРБУРГЕ 6 месяцев

Чему вас научила Россия?

Когда мне было 11 лет, я узнал, что крестный моей мамы учил русский в 1950-х годах, и это открыло для него массу возможностей. Для меня он стал примером во всем, поэтому я решил и тут повторить его опыт.

Русский я начал изучать в 19 лет, а уже через год приехал в Москву, чтобы работать в посольстве. Там я жил в шведской «колонии», но мне всегда хотелось попробовать пожить настоящей жизнью местных. Поучившись после Москвы в Швеции, я решил, что в Россию нужно возвращаться. И весной 2015 года в СПбГУ начал курс по истории русского искусства.

В России я понял, что такое думать за пределами привычных рамок. Если я хочу поехать куда-то, а транспорта нет, я могу поймать частника. Он говорит — 250, я говорю — 150. Вы итоге мы договариваемся на 220, потому что я плохой переговорщик. В Швеции такое было бы невозможно. И дело не в том, что ты всё время делаешь иначе, а в том, что знаешь: есть другой подход.

Самое сложное для меня здесь — это неэффективность и очереди. Мы как-то хотели купить марки. Для начала, почему это можно сделать только на почте? Ну ладно, я иду в почтовое отделение. Больше двух минут я там проводить не хочу, но так, скорее всего, не получится. В супермаркете тоже может быть очередь в 20 человек, и всё равно работать будет одна касса. В такой ситуации я просто разворачиваюсь и ухожу, это ужасно неэффективно.

Кто сыграл для вас важную роль?

Сейчас я постоянно не живу в Петербурге, но регулярно бываю. Во время учебы я встретил Лену, и теперь мы стараемся видеться как можно чаще. И это самый главный человек для меня здесь.Что бы вы хотели перенести из своей страны в Петербург?

Шведского шоколада и конфет Dumle. В прошлом году я был в восторге, когда нашел их в «Стокманне». Их сейчас уже больше, но тогда они были только там.Пока я тут учился, почему-то стал часто слушать детские шведские песни. Что-то внутри меня говорило: «Андреас, тебе сейчас это нужно». Я чувствовал себя пятилетним мальчиком, и не то чтобы я очень скучал по родине, но для меня это была связь с домом. Я мог идти по Невскому и слушать песенку про Карлсона.

Пять находок в Санкт-Петербурге

Кухня

Мне очень нравится грузинский ресторан «Кэт»: я люблю баклажаны, долму, хачапури, чахохбили — это вообще прекрасно. Мое любимое место в Петербурге — «Северянин», там русскую кухню очень удачно перенесли в XXI век.

Водка

Из России меня всегда просят привезти русскую водку, она немного отличается от нашей. В Швеции водка часто с какими-то добавками, а здесь у нее чистый вкус, точнее его отсутствие.

Погода

Она тут меняется молниеносно. Утром может быть всё хорошо, прелесть, потом — бам! — и гроза. Без предупреждения! Но это тоже некое приключение. Я, например, всегда ношу с собой зонтик и пару запасных носков как раз на случай дождя.

Водопроводные краны

Смесители — это скорее неприятный бытовой опыт. В Швеции холодная вода всегда справа, горячая — всегда слева. А здесь всегда по-разному и нет никакой системы. Ничего смертельного, конечно, нет, но иногда такое может раздражать.

Бизнес-центр «Эриксонъ»

Один из моих предков, Ларс Магнус Эрикссон, создал компанию «Эрикссон», которая производила телефоны. Когда я ехал в Москву, бабушка мне сказала, что в Петербурге должен быть завод, который раньше принадлежал нашей семье. Год назад я там побывал, сейчас на этом месте офисы «Газпрома». Я был с другом, мы поговорили с охранниками, я объяснил ситуацию. Тогда меня попросили как-то доказать мою связь с Ларсом Магнусом, ничего такого, конечно, с собой у меня не оказалось. Но нам всё равно показали красивый двор, там вроде даже сохранилась табличка. Немного странно смотреть на здание и знать, что оно принадлежало твоему прапрапрадеду.

Зачем вы здесь?

Сейчас я продолжаю изучать юриспруденцию в Упсале. Русский язык, как я и предполагал, может мне пригодиться в моей будущей работе. Но важнее то, как он сказался на моем развитии как личности. Он открывает не только Россию, но и другие страны, которые я раньше вообще не понимал. В конце концов, я могу говорить со своей девушкой.

Сейчас мы собираемся жить в Швеции, в будущем хорошо бы как-то совмещать два города. Хотя мне кажется, что семейная жизнь в Швеции легче, чем здесь: природа ближе, пособия по уходу за ребенком очень щедрые. Жить вне общественных рамок, как это получается в России, можно и интересно, когда у тебя нет семьи, для семейной жизни все-таки необходима четкая и продуманная система.

Источник: Бумага

Комментарии
Комментарии