Как живут слепые в мегаполисе

Каково быть слепым в мегаполисе, почему реабилитационные центры ломают людей и как избавиться от страха выйти на улицу.
Как живут слепые в мегаполисе

Как я ослепла

В 2006 году мне диагностировали опухоль головного мозга. К счастью, она оказалась доброкачественной, и меня прооперировали. Все бы хорошо, но во время лечения я потеряла зрение. Мне тогда очень помогла моя сестра-двойняшка Наталья. В какой-то момент она сказала: «Ты всего-навсего слепая. Жизнь на этом не заканчивается». И я приняла ее слова как руководство к действию.

Да, я слепая. Ну и что с того? У меня есть руки, ноги. Я многое могу делать. Тогда попросила у сестры спицы, пряжу и попробовала вязать. Получалось из рук вон плохо. Все вокруг говорили, что занимаюсь ерундой, а слепому нужно заново всему учиться. Я сначала расстроилась, а потом осознала, что до потери зрения работала в школе, преподавала детям русский язык и литературу. Если я могла обучать других, то смогу и себя. Я продолжила вязать и начала изучать пособие по азбуке Брайля.

Как я начала творить

Искренне верю, что все эмоции, мечты и цели берут начало из детства. Тогда же закладывается все то, что побуждает человека выбирать жизненный путь. В детстве мама учила меня рисовать – помню, как она смешивала краски, рассказывала про цвета...Оказалось, я могу жить без зрения, но не способна обойтись без рисования. Но как же рисовать, когда ты не видишь? Тогда я решила вязать рисунок. Ведь если слепой человек не может увидеть плоское изображение, надо сделать его объемным.

К вязанию вслепую я мало-помалу приноровилась. Главной проблемой оставалось то, что не могла самостоятельно определять цвет пряжи. Тогда меня осенило: Брайль придумал из шести точек 63 комбинации для обозначения букв, цифр, знаков. Мне тоже надо придумать свою азбуку цвета, чтобы вязать и никого не тревожить расспросами. Тогда с помощью племянника я пометила все клубки ниток узелками и петельками по ассоциациям: голубая пряжа ─ это ягодка голубичка ─ узелок. Красная ─ похожа на помидор ─ петелька. Черная ─ четыре черненьких чумазеньких чертенка ─ четыре петельки.

Сейчас у меня много вязаных картин. Было организовано несколько выставок, в том числе и в Библиотеке для слепых и слабовидящих. Есть картины со сказочными персонажами, городские виды, автопортреты, где изображаю себя в темных очках. Я хорошо помню краски мира и верю, что правильно передаю их. Если рисую море, то вплетаю в синий цвет зеленую пряжу: болотного оттенка, салатового, изумрудного.

Как меня морально уничтожили

«Там учат жить», ─ так мне описали центр реабилитации слабовидящих на улице Джамбула, 3. На самом деле там учили чтению и письму по Брайлю, работать на компьютере со звуковой программой, самостоятельно передвигаться по городу.

Я проходила реабилитацию дважды. После первого курса уехала в санаторий для слабовидящих в Геленджике. Там каждому слепому назначают сопровождающего, эдакого конвоира. Эта женщина не давала и шагу без нее ступить и все держала под неусыпным контролем – душила всю самостоятельность на корню.

Вернувшись домой, я поняла, что меня морально уничтожили. Все, что было наработано с таким трудом, исчезло, а вернулся панический страх города. Пришлось пройти повторную реабилитацию. На занятиях по ориентированию я спросила у преподавательницы, были ли случаи, чтобы слепого обокрали или обидели. Она рассказала, что за 40 лет ее работы с таким ни разу не сталкивалась.

Я поделилась своими страхами с психологом. Она посоветовала мне связать свой страх и принести. Дома выбрала черную пряжу и навертела-накрутила что-то жуткое, напоминающее горелый блин. Думала, буду работать над своей проблемой. А на следующий день ищу этот блин и найти не могу – обронила, значит. Психолог меня спрашивает: «Ну что, Татьяна Петровна, принесли свой страх?» Отвечаю: «Нет, где-то потеряла».

Я поняла, что бояться нечего. В Петербурге люди особенные: культурные, отзывчивые. Слепым здесь лучше всего живется – только из дома выходишь, а тебе сразу предлагают помощь.

Как меняются органы чувств

Некоторые думают, что слепые лучше слышат — это не так. Незрячие люди просто слышат больше. Например, я слышу настрой человека, его состояние, реакции. Каждый, не зависимо от своих желаний, дает оценку происходящему. Моя задача – услышать, как он звучит, с какой интонацией говорит.

Еще говорят, что у слепых хорошо развит музыкальный слух, а потеря зрения активизирует прочие органы чувств. Отчасти это так, но только музыкальный слух – это талант. И к слепоте он не имеет никакого отношения. Вот сколько у нас в России известных слепых певцов? Одна Диана Гурцкая и только.

Перестроиться помогает предыдущий опыт. В этом плане ослепшим людям гораздо легче, чем слепым с рождения. Мы многое видели и знаем не понаслышке. Самое сложное – пережить эту потерю. Для слепых с рождения существуют специальные программы, с помощью которых их знакомят с окружающим миром. У нас в специальной библиотеке, например, незрячих на ощупь знакомят с картиной «Поцелуй украдкой» Фрагонара. Ей посвящен целый альбом, где каждый фрагмент представлен крупным планом. Веер, платья, шарф – все можно потрогать: «рассмотреть».

Как жить, ничего не видя

Если честно, ко всему можно привыкнуть. Я работаю на компьютере со звуковой программой, читаю по Брайлю (не бегло, но все же). К 85-летию общества слепых нам подарили аппарат для перевода плоскопечатного текста в формат Брайля. Теперь достаточно загрузить листы с текстом в машинку и на выходе получить объемные буквы. В общем-то, процесс несложный.

Даже город не так уж плохо приспособлен для слепых: есть звуковые светофоры, доброжелательные люди. Хотя, конечно, не надо рассчитывать, что каждый стремится тебе помочь. Если говорить честно, чего не хватает слепым, то не реек вдоль домов и вывесок по Брайлю. Слепым необходимо трудоустройство. Это отличный способ оказать финансовую и моральную поддержку. Но рабочих мест гораздо меньше, чем незрячих, к сожалению.

Во Всероссийском обществе слепых мне рассказали, что до революции положение было ужасным: либо человек стоял на паперти, либо висел на шее у родственников. Первый незрячий получил высшее образование в 1950 году, а массажное отделение для слепых, то есть реальная возможность трудоустройства, открылось только 25 лет назад.

Большинство людей слепота подкосила психологически. Просто мы об этом не знаем, потому что они живут, как кроты: не выходят на свет, сидят дома, боятся, смущаются. Им непонятно, как слепой может решиться выйти в город, свободно передвигаться, спускаться в метро. Мне хочется сказать им всем: «Берите трость и преодолевайте сложности!»

Как я нашла работу

Я работаю официантом-проводником в ресторане «Dans le noir?», где все посетители пробуют блюда в полной темноте. На выбор гостям предоставляется четыре варианта меню: рыбное, вегетарианское, мясное и меню-сюрприз. Без освещения люди полагаются только на запах и вкусовые ощущения, пробуя пищу и напитки, а также начинают лучше понимать свои чувства, общаясь друг с другом.

Бывает, в ресторан приходит человек, который не знает, зачем он здесь. Моя задача ─ показать ему, что оказаться в темноте равнозначно погружению под воду. Это совсем другой мир, но и в нем очень интересно. Надо наслаждаться происходящим, пока есть такая возможность, а потом все завершится: человек выйдет на свет и окажется в привычной для себя обстановке.

Чаще всего в «Dans le noir?» влюбленные приходят на свидание. В конце ужина я предлагаю им описать друг друга. И вот молодой человек говорит, что его девушка самая красивая, а она, в свою очередь, что он дорогой и единственный. Тогда я прошу их запомнить это мгновение, потому что здесь и сейчас они не видели друг друга глазами, но увидели сердцем.

Источник: sobaka.ru

Комментарии
Комментарии