Елена Орябинская: «Впереди много игр, но Рио-2016 уже не будет никогда»

Член сборной по академической гребле из Петербурга, отстраненная из-за допинг скандала, рассказала, что испытала, когда ее мечта разрушилась.
Елена Орябинская: «Впереди много игр, но Рио-2016 уже не будет никогда»

Когда мне было 16 лет и я училась в 10 классе, к нам в школу пришел тренер, которая набирала группу девочек для команды по академической гребле. Это была Анна Ивановна Щетинина, мой первый наставник. Мы начали заниматься, но в итоге из моего класса осталась только я. Мне нравилось: я принимала участие в соревнованиях, выигрывала – появился азарт и желание двигаться дальше. Сейчас мне 22, и за свою жизнь я ни разу не пожалела, что начала заниматься греблей профессионально.

Родом я из Сальска, города под Ростовской областью. Там у нас даже не было лодок или специального инвентаря – заниматься было очень сложно. Чуть позже, когда я переехала в Петербург, судьба привела меня к моему основному наставнику – Виктору Владимировичу Рудаковичу, с которым я тренируюсь до сих пор.

Моя первая победа была давно – я выиграла «одиночку» на соревнованиях в Ростове. Почему-то именно там не ожидала, что вообще смогу попасть на призовые места. Сначала был этап одиночных заходов, а потом концепт, и мне удалось стать абсолютным победителем в обоих этапах. Эта была моя самая яркая победа, которая запомнилась на всю жизнь. Мне было всего 18: первые серьезные соревнования, первый серьезный результат. Это дало мне силы стремиться и дальше развиваться в спорте.

Я поменяла много команд. Когда-то тренировалась в парной четверке. Это была моя мечта изначально. Но у меня как-то не очень получалось, и тренер предложил попробовать распашную греблю (распашная восьмерка с рулевым – Прим.ред). В этом виде у меня стали появляться результаты на международном уровне: наша команда начала выигрывать. Тогда я поняла, что этот вид гребли мне подходит больше.

В команде мы очень тесно общаемся. Я не конфликтный человек, очень легко схожусь с разными людьми, поэтому за всю мою карьеру каких-то острых ситуаций никогда ни с кем не возникало. На Олимпиаде, где должна была выступать также в гребной восьмерке, я самая младшая. Сначала переживала, что меня не примут, но в итоге команда у нас получилась очень дружная. Мы поддерживаем связь друг с другом даже после сборов.

Окончательный состав, который отобрали на Олимпиаду, у нас определился только месяц назад. До этого мы были в напряжении: проходили какие-то отборы, а тренер до последнего оставлял за собой право конкуренции между нами, чтобы мы не расслаблялись. Когда мы приехали в Лиссабон (последний этап подготовки к Играм – Прим.ред), тренер Майкл Спраклин (всемирно известный тренер по академической гребле – Прим. ред.) объяснил план тренировок, как следует себя вести, как нужно себя беречь.

То, что не еду на Олимпиаду, было ударом. Я до последнего не верила, что все случившееся – правда.

В 7:30 начиналась первая тренировка, в 11 утра – вторая. Обычно третья тренировка начиналась в 4, но так как в Лиссабоне было очень жарко, ее переносили на 5 часов вечера. После Валдая, где мы были до этого на сборах, особенно чувствовалась разница температур – там нам всегда было холодно, а в Португалии, наоборот, очень жарко. Специалисты помогали как могли – холодная вода, полотенца со льдом, очень много внимания. Но, как бы нам тогда ни было тяжело, мы не обращали на это внимания, потому что желание тренироваться сильнее всех неблагоприятных обстоятельств.

То, что не еду на Олимпиаду, было ударом. Я до последнего не верила, что все случившееся – правда. Мы, честные спортсмены, не употребляем допинг, тренируемся по три раза в день, соблюдаем режим, идем к своей цели...А нас весь мир обвиняет в том, чего мы, на самом деле, не совершали. Это несправедливо. Мы все до сих пор задаемся вопросом, почему честные спортсмены не могут ехать на Олимпийские игры? Что это за законы, что мешают заниматься своим делом, соревноваться и выигрывать? И никто не может ответить на этот вопрос.Мы подавали иск в ФИСА (Международная федерация гребли), просили объяснить причину нашего отстранения, но они не могут четко сказать, почему так вышло. Придумывают какие-то отговорки. Чувствуется, что идет какая-то политическая игра. Но почему спортсмены должны страдать из-за каких-то международных конфликтов? Это очень грустно.

Мы проснулись, как обычно, собрались на первую тренировку в 7:30, а в общем групповом чате тренер написал, что пока она переносится на более позднее время, и, мол, ждите информации. Но среди команд уже ходили слухи, что есть какие-то проблемы с допуском на Олимпиаду. Мы понимали, что творится что-то неладное, а вечером нам написали, что на сайте ФИСА опубликовали имена только шестерых спортсменов, которые допущены к участию в Олимпиаде, а все остальные никуда не едут. И это окончательное решение. Я первым делом зашла на сайт в надежде, что в этом списке есть я. Но из девочек никого не оказалось – только шесть ребят.

Мы все были в шоке. Никто не верил, что все могло так получиться. Состояние полного непонимания и какого-то ступора. Ты не знаешь, что делать дальше. У нас в группе были ребята, которые три с половиной года отдали тяжелым тренировкам для подготовки к Олимпиаде. И мы все шли к этому результату, к одной цели. Это очень тяжело осознавать, что ты все делал впустую, и твоя мечта не сбудется. Впереди еще много игр, но Рио-2016 уже не будет никогда.

Хочу верить, что у наших спортсменов, которые поехали на Олимпиаду, получится доказать, что мы сильнее всех трудностей.

Спортсменам, которые все же выступят на Олимпиаде вдвойне тяжело. Ведь Игры – это и так большая ответственность, а на тебя еще и давят, смотрят косо и шепчутся за спиной. Но, зная наш русский менталитет, как мы можем собраться в трудную минуту и показать на что способны, хочу верить, что у наших спортсменов получится доказать, что мы сильнее всех трудностей, которые нам посылают. Наш дух так только закаляется. Очень хочу верить, что Россия покажет самый лучший результат, на который способна.

Сейчас я нахожусь на Валдае, приехала в молодежную группу, так как до 23 лет могу принять участие в первенстве мира в Нотр-Даме. Из Португалии сразу же приехала сюда тренироваться. Конечно, морально очень тяжело было себя заставить. Все время гложет мысль: «А вдруг и сейчас мне скажут, что я никуда не еду, и все опять зря?» Но мы, спортсмены, закаленные, и я уверена, что через многое сможем пройти. И снова я встаю в 7 утра, чтобы отправиться на тренировку. К новым целям и победам.

До ситуации с допингом у меня была мечта выиграть Олимпийские игры. Но теперь хочу стать трехкратной Олимпийской чемпионкой.

Источник: sobaka.ru

Комментарии
Комментарии