Охота на ведьм: как это было

400 лет просвещенные умы считали, что во всех неприятностях виноваты женщины.
Охота на ведьм: как это было

Четыре столетия просвещенные умы Старого и Нового Света считали, что всем постигшим их неприятностям – от массового голода и эпидемий до сифилиса и эпилепсии – можно найти «рациональную» причину. Причиной этой были, конечно, женщины. «Апрель» решил вспомнить самые интересные моменты в истории охоты на ведьм.

Фома Аквинский

Хотя суды над колдунами и ведьмами периодически случались еще в Древнем мире, по-настоящему масштабная борьба со слугами Сатаны развернулась только на излете Средневековья.

Примерно в XIII веке Святая инквизиция, ранее занимавшаяся еретиками, узнала о существовании вероотступников другого сорта. В отличие от впавших в ересь, эти «другие» не просто заблуждались в догматах, а сознательно предавали Господа, вступая в контакт с Князем Тьмы.

Впервые о партнерских отношениях между человеком и Сатаной заговорил итальянский богослов Фома Аквинский. До середины XIII века было принято считать, что разного рода нечисть может овладеть сознанием человека лишь супротив его воли.

Аквинский озвучил идею о том, что простой смертный в состоянии сам решать, хочет ли он пойти на сделку с Дьяволом. Кроме того, согласно Аквинскому, последствия сговора человека и демона вполне реальны и приносят ощутимый вред окружающим.

Первая ведьма

Долгое время Святой Престол не давал однозначного ответа на вопрос, что делать с любителями черных котов и целебных отваров. Часто восприятие магии зависело от мнения конкретного Папы.

Один по старой памяти полагал, что демоны лишь вводят людей в заблуждение, насылают на них иллюзию могущества, другой, подобно Аквинскому, считал, что колдовство не менее реально, чем любое другое злодеяние.

Средневековые теологи тоже разделились на два лагеря. Пока консерваторы осторожничали, пытались разобраться, что к чему, последователи Фомы Аквинского взяли инициативу в свои руки. Благодаря им простой народ узнал, что неурожай, падеж скота, болезни, войны и другие несчастья – это всё ведьмина работа.

Неизвестно, кто именно стал первой жертвой охоты на ведьм. Однако одним из самых знаменитых ведовских процессов XIV века было дело ирландской аристократки Алисы Кителер.

Внимание духовенства привлекла семейная жизнь дамы. Трое мужей Алисы умерли при загадочных обстоятельствах. Когда проблемы со здоровьем начались у четвертого супруга, окружающие заподозрили неладное. При обыске в доме отца барышни были обнаружены таинственные порошки и мази, якобы имеющие отношение к черной магии. Алисе предъявили обвинение в ведовстве.

Но аристократке не только удалось избежать ареста – она даже умудрилась засадить на пару недель епископа Ледреде, выступавшего в роли обвинителя по её делу. Когда же Ледреде вышел на свободу, Кителер удрала в Англию, оставив ирландских инквизиторов в дураках.

«Всеми силами души»

К середине XV века отлов ведьм и колдунов уже был поставлен на поток. Причем зачастую инициатива о преследовании того или иного человека исходила от светских властей. Добропорядочным гражданам нравилось, когда свалившимся на их головы несчастьям находилось простое и внятное объяснение. Власти же никогда не гнушались принимать популистские решения: «виновных» наказывали по всей строгости.

А вот Римско-католическая церковь окончательно определилась со своим отношением к ведовству только в 1484 году, когда папа Иннокентий VIII выпустил буллу «Всеми силами души» (Summis desiderantes affectibus).

«Не без мучительной боли недавно мы узнали, что в некоторых частях Германии <…> очень многие лица обоего пола пренебрегли собственным спасением и, отвратившись от католической веры, впали в плотский грех с демонами-инкубами и суккубами и своим колдовством, чарованиями, заклинаниями и другими ужасными суеверными, порочными и преступными деяниями причиняют женщинам преждевременные роды, насылают порчу на приплод животных, хлебные злаки, виноград на лозах и плоды на деревьях, равно как портят мужчин, женщин, домашних и других животных», – говорилось в документе.

Не без мучительной боли Папа также постановил считать массовые убийства делом богоугодным. При этом всякого, дерзнувшего воспротивиться действиям инквизиторов, следовало отлучать от церкви.

«Молот ведьм»

Сразу после выхода буллы по Германии прокатилась беспрецедентная по масштабам волна арестов – за один только год в городах Рейнской области было сожжено несколько сотен человек. В роли инициатора многих казней выступил монах-доминиканец Генрих Крамер. Папская булла наделяла Крамера и его брата по ордену теолога Якоба Шпренгера чрезвычайными инквизиторскими полномочиями.

Пару лет спустя, чтобы ни у кого не возникало сомнений в легитимности действий инквизиторов, Крамер и Шпренгер выпустили трактат под названием «Молот ведьм» (Malleus Maleficarum).

В первой части книги богословы убедительно доказывали, что, во-первых, колдовство существует, а во-вторых, колдовать – очень плохо. Далее следовало описание того, как выявить ведьму и вести процесс – пытать и добиваться признания.

При этом авторы настаивали на том, что источником всех бед обычно становятся женщины: «Уже при сотворении первой женщины эти ее недостатки были указаны тем, что она была взята из кривого ребра, а именно – из грудного ребра, которое как бы отклоняется от мужчины. Из этого недостатка вытекает и то, что женщина всегда обманывает, так как она лишь несовершенное животное».

Даже в названии текста авторы сумели подчеркнуть пол преступника: слово Maleficarum употреблено в женском роде. Неудивительно, что книга быстро стала бестселлером в среде «витчхантеров».

Дело о ядах

Зачастую поводом для начала судебного разбирательства становилась какая-нибудь сущая ерунда. Девушка не испугалась запрыгнувшей на стол черной кошки – на костер её! Мужчине привиделся страшный сон после ссоры с супругой – сжечь ведьму!

Но бывали и более серьезные случаи. Например, в конце XVII века при дворе короля Людовика XIV скончался один из придворных. Шеф французской полиции де ла Рейни, взявшийся расследовать этот инцидент, постановил, что несчастного отравила его любовница – маркиза де Бренвилье.

Женщину немедленно казнили, однако на этом дело не закончилось. Король и его приближенные решили, что и другие смерти, имевшие место в Версале, – дело рук таинственных отравительниц.

Вскоре де ла Рейни вышел на некую мадам Монвуазен, которая продавала магические зелья придворным дамам. Среди клиенток «колдуньи» значилась даже тогдашняя фаворитка короля – мадам де Монтеспан. Она боялась, что Людовик может переключиться на кого-нибудь помоложе, и запасалась ядом для конкуренток.

Монвуазен, разумеется, сожгли. Далее последовало еще тридцать смертных приговоров – под пытками «ведьма» оговорила многих. А вот Монтеспан повезло: Людовик решил сохранить жизнь матери своих младших детей. Правда, отношения с королем у неё с того момента совсем не складывались.

Салемские ведьмы

В Америке самый масштабный процесс против ведьм проходил в конце XVII века. Все началось в крошечном городке Салем весной 1692 года, когда две девочки – дочка и племянница местного пастора – заболели странным недугом. Они забивались в угол, издавали нечленораздельные звуки, корчились словно в судорогах. Приглашенный врач диагноз поставить не смог и, не придумав ничего лучше, заявил, что все это – проделки ведьмы.

Злодейку вычислили быстро. «Прислужницей Дьявола» оказалась Титуба – женщина, работавшая в доме пастора. Она была не то африканской, не то индейской крови, и, по словам пострадавших, рассказывала им о колдовстве. Этого хватило для того, чтобы Титубу посадили за решетку.

Вскоре арестовали еще двоих «ведьм» – нищенку Сару Гуд и одинокую вдову Сару Осборн. Обе они были виновны в том, что долгое время не посещали церковь.

В течение следующих 12 месяцев в Салеме и окрестностях то и дело арестовывали очередную «ведьму». Девочки оговаривали все большее количество людей: якобы те являлись к ним во снах и представлялись в качестве пособников Дьявола. Кроме того, сами обвиняемые под пытками давали показания против своих «сообщников».

Террор прекратился, только когда «потерпевшие», окончательно утратив связь с реальностью, решили обвинить в ведовстве супругу губернатора штата. Тогда-то судьи засомневались, можно ли считать видения детей достаточным основанием для вынесения приговора.

В мае 1693 года аресты, наконец, прекратились. За время этой охоты на ведьм в тюрьме побывало около 200 человек, 19 из них повесили. Несколько женщин, очевидно, не выдержав пыток, скончались в темнице. Одного «колдуна», в попытках добиться от него признания, раздавили камнями.

Никто так и не выяснил, что в действительности происходило с девочками – то ли симптомы болезни были вызваны грибковым отравлением, то ли они страдали редкой формой энцефалита. Не исключено также, что юные пуританки просто хотели развлечься.

Последняя ведьма

К концу XVIII столетия во многих странах Европы отлов ведьм почти полностью прекратился. Уголовное преследование за колдовство отменили, а большей части напастей, которые раньше считались делом рук колдунов, нашлось то или иное рациональное объяснение.

Последней женщиной, казненной за занятие магией в Европе, принято считать уроженку Швейцарии Анну Гёльди. Анна работала горничной в семье врача Якоба Чуди.

В 1780-м году одна из дочерей доктора заболела: у неё начались судороги, и девочка стала исторгать из себя иглы. Якоб провел собственное расследование и выяснил, что Анна регулярно скармливала ребенку иголки, подмешивая их в молоко и начиняя хлеб.

Официально женщине вменялось в вину отравление. Однако наказана она была как самая настоящая ведьма. В ходе допроса (разумеется, с применением пыток) Анна созналась, что вступала в контакт с Дьяволом в образе черной собаки. Гёльди казнили.

Сегодня некоторые исследователи считают, что никаких иголок и, тем более, Сатаны в собачьей шкуре на самом деле не было. Чуди просто хотел избавиться от беременной любовницы.

Источник: Апрель

Комментарии
Комментарии