Библиотека Ивана Грозного: мифы и факты

Серьёзные учёные убеждают — поиски библиотеки Ивана Грозного лишены смысла. Но надежда все равно есть.
Библиотека Ивана Грозного: мифы и факты

Несколько столетий энтузиасты и авантюристы безуспешно ищут библиотеку Ивана Грозного – загадочную «либерèю». Серьёзные учёные убеждают - поиски лишены смысла. Но надежда все равно остается.

Рождение легенды

Оставить след в истории можно двумя способами: сотворить нечто гениальное или натворить что-нибудь безумное. Но если человеку не довелось родиться гением, а лавры Герострата не прельщают - есть и третий путь: стать частью исторического мифа.

Как это происходит? Cначала возникает легенда. Затем она обрастает подробностями и «свидетельствами» тех, кто желает получить свои «15 минут славы». Со временем на рассказы этих «свидетелей» начинают ссылаться потомки - и вот вам готовый исторический миф, в котором реальные люди занимают почётное место. Посмотрим, как создавался миф о «либерèе» и кто, благодаря ему, «наследил» в истории.

Итак, легенда: уникальную библиотеку, которую столетиями собирали византийские императоры, привезла в Москву принцесса Софья Палеолог в приданое своему мужу – великому князю Ивану III. Чтобы уберечь бесценные свитки от пожаров, итальянский архитектор Аристотель Фиораванти сконструировал для библиотеки специальный тайник. Последним владельцем библиотеки был Иван Грозный, после его смерти «либерèя» исчезла.

Свидетели

Теперь перейдём к «свидетелям». «Ливонская летопись» конца XVI века рассказывает историю пастора Иоганна Веттермана, попавшего в плен к русским во время Ливонской войны.

Прослышав об учености и праведной жизни пастора, Иван Грозный пригласил его в Москву и повелел дьякам показать пленнику свою библиотеку. Увидев множество бесценных книг, пастор воскликнул, что «отдал бы все свое имущество, даже всех своих детей, чтобы только эти книги… принесли много пользы христианству».

Должно быть, пылкость святого отца немало позабавила дьяков: ведь у пленника не было ни детей, ни имущества. Ему предложили перевести на русский язык часть рукописей. Окинув взглядом хранилище, пастор смекнул, что работа предстоит большая, возможно – на всю оставшуюся жизнь. Вмиг позабыл о «пользе христианству» и поспешил тактично отказаться.

Рассказ занятный, но совершенно неправдоподобный. Право же, были у Ивана Грозного дела поважнее, чем хвастаться перед «смердом» своей библиотекой. Конечно же, пастор нафантазировал, но фантазия увековечила его имя на страницах «Ливонской летописи», сделав частью мифа о «либерèе». Мы ещё услышим о Веттермане.

В XIX веке историк Иван Забелин, изучая архивы времен Петра I, обнаружил донесения пономаря Конона Осипова. Он пересказывал историю, услышанную от друга - дьяка Василия Макарьева. Исполняя некое поручение царевны Софьи, дьяк исследовал подземелья Кремля и наткнулся на потайную комнату, заставленную сундуками. Макарьев почему-то решил, что именно в них хранятся драгоценные рукописи библиотеки Ивана Грозного. Выбравшись на свет божий, он доложил обо всем Софье, но царевна приказала об увиденном забыть. Многие годы дьяк хранил тайну, поведал её лишь Осипову.

Ушлый пономарь решил попытать счастья и отыскать заветную комнату. Но указанный Макарьевым ход оказался засыпан землей, добраться до тайника в одиночку немыслимо. Пришлось обращаться к властям.

В 1724 г. Петр I распорядился расчистить подземный ход и отыскать библиотеку. Копали долго, но безуспешно. Однако пономарь не унывал. Десять лет он продолжал засыпать высокие инстанции прошениями о новых раскопках в Кремле и, наконец, добился своего: землекопы предприняли ещё одну попытку достичь тайной комнаты. Тщетно.

Указатель...

Шло время. В 1822 г. профессор Дерптского университета Христофор фон Дабелов написал статью «О юридическом факультете в Дерпте». Среди прочего, он цитирует документ, названный им «Указатель неизвестного лица». Это был ни много ни мало список рукописей, хранившихся в библиотеке Ивана Грозного. Сей документ, по словам профессора, ему прислали из архива города Пернов. Статья заинтересовала коллегу Дабелова - профессора Вальтера Клоссиуса.

Быть может, список составил наш старый знакомый - пастор Веттерман (к тому времени «ливонский пленник» уже стал частью мифа о «либерèе»)? Клоссиус встретился с Дабеловым, но тот заявил, что располагает лишь копией документа, а оригинал он отослал обратно в Пернов. Как же мог опытный архивист расстаться с таким сокровищем? Проклиная оплошность коллеги, Клоссиус поспешил в архив Пернова. Но список как в воду канул, он не значился ни в одной описи.

Тем не менее, в 1834 г., уже после смерти Дабелова, Клоссиус опубликовал статью «Библиотека великого князя Василия Иоанновича и царя Иоанна Васильевича», в которой подробно рассказал о находке профессора и огласил список рукописей из «Указателя» - труды Тита Ливия, Тацита, Полибия, Светония, Цицерона, Вергилия, Аристофана, Пиндара и т.д. Миф обрастал всё новыми «подробностями».

С начала ХХ столетия и до последних дней жизни (1949 г.) «либерею» разыскивал археолог Игнатий Стеллецкий. Он утверждал, будто в 1914 г. в Пернове нашел-таки заветный «Указатель». Но успел лишь переписать его, поскольку вскоре документ… пропал. Учёные подняли Стеллецкого на смех. Тем не менее, он методично и настойчиво разыскивал царскую библиотеку в Вологде, Александровской слободе и, конечно, в московском Кремле.

В 1933 г. Стеллецкий подает докладную записку самому Сталину и добивается разрешения на раскопки. Копали долго, результат предсказуем - ноль. Раскопки проводились и в наши дни, в «лихие 90-е». Немалые средства «осваивали» аж четыре года. Результат… ну, вы поняли.

А была ли библиотека?

А теперь вернёмся в реальность и задумаемся: а была ли библиотека? Сложно представить, что в 1453 г. убегающие от турок защитники Константинополя успели погрузить на корабль и вывезти сотни книг. Но, предположим, чудо произошло, библиотеку спасли и привезли в Москву. Она могла погибнуть в огне пожаров, её могли растащить польские оккупанты в Смутное время. Да мало ли что. И так ли ценны были книги «либерèи»?

Академик Дмитрий Лихачев говорил: «Даже если библиотеку Ивана Грозного обнаружат, находка не будет представлять большой научной ценности. Значительную часть этого собрания составляли церковные книги, которые Софья Палеолог привезла на Русь из Византии, чтобы молиться на своём родном языке».

Есть и ещё одна любопытная версия: «либерèя» Ивана Грозного… уже найдена! Не вся, конечно, лишь небольшая часть. Вот что писала газета «Труд» 22 ноября 1944 г.: «В шкафах Государственной библиотеки СССР имени В.И. Ленина хранится много тысяч древних рукописей и рукописных книг. Среди других… пять книг большого формата в старинных кожаных переплетах из личного собрания Ивана Грозного».

Может журналисты ошиблись? Но почти через полстолетия заведующий отделом рукописей Российской государственной библиотеки (бывшей «Ленинки») Виктор Дерягин подтверждал: «У нас хранится 600 тысяч рукописей, из них 60 тысяч древних, более трехсот греческих (в основном византийских). Некоторые относятся еще к VI веку н.э. Вполне возможно, что среди них есть и книги Софьи Палеолог».

Так не пора ли вспомнить известную русскую поговорку и прекратить искать «рукавицы за поясом»? Нет, не отпускает энтузиастов обаяние исторического мифа. Да и в истории «наследить» так хочется. Пастор Веттерман, пономарь Осипов, профессор Дабелов, археолог Стеллецкий… Кто последний за «либерèей»? В очередь, господа, в очередь!

Источник: Русская Семерка

Комментарии
Комментарии