Карл и Берта Бенц: женщина за рулем

Они стали живым доказательством пословицы о том, что «за каждым великим мужчиной стоит великая женщина».
Карл и Берта Бенц: женщина за рулем

Они стали живым доказательством пословицы о том, что «за каждым великим мужчиной стоит великая женщина». Ведь без первого в истории тест-драйва, проведенного в тайне отважной Бертой, мир мог и не узнать о гениальном изобретении ее мужа. Рассказываем, как это было.

Дочь плотника и сын кузнеца

Карл Бенц родился 26 ноября 1844 года в немецком Ладенбурге, близ Мангейма, в семье потомственного кузнеца, который был одним из первых машинистов паровоза.

Его отец погиб в железнодорожной катастрофе, когда Карлу было два года. Хотя семья осталась без кормильца, у Карла получилось закончить Высшую политехническую школу в Карлсруэ, где он заинтересовался паровыми машинами и транспортными средствами. Уже тогда он мечтал о создании локомотива, которому не будут требоваться рельсы.

Фройляйн Цецилия-Берта Рингер (1849–1944) родилась в семье богатого плотника и еще в юности решила, что хочет, как и все приличные девушки того времени, выйти замуж и завести детей. Знакомство Берты с Карлом произошло в сложный для него жизненный период: в марте 1870-го умерла его горячо любимая мать, поэтому можно считать, что Берта Рингер вытащила его из глубокой депрессии.

С отцом 20-летней миловидной девушки, строительным подрядчиком, Карл общался по долгу службы — они вместе работали в строительной компании. Он и познакомил будущих молодоженов во время одной из деловых встреч.

В немецком художественном телесериале «Карл и Берта» (2011) показано, что первое время возлюбленным приходится скрывать их отношения, они встречаются вопреки воле отца Берты, так как на момент знакомства с Карлом девушка помолвлена с другим мужчиной.

К моменту знакомства с Бертой Карл Бенц множество раз сменил место работы: до строительной компании он работал бригадиром в локомотивном депо и инженером на фабрике промышленных весов. Наемный труд не приносил Карлу никакого удовольствия, приходилось по 12 часов в сутки возиться в сырых и плохо освещенных ангарах. Да и времени на общение с Бертой почти не оставалось, что стало причиной ссор.

Тогда Карл решил организовать в Мангейме собственное дело. Купил небольшой участок с деревянным сараем, в котором вместе со своим приятелем-механиком Августом Риттером организовал мастерскую по выпуску металлообрабатывающих станков. Увы, компаньон оказался ненадежным и быстро охладел к делам мастерской. Карл впал в отчаяние.

Инженер и его ангел-хранитель

Чтобы выкупить долю нерадивого Риттера, срочно требовались денежные средства. В очередной раз инженера Бенца спас его добрый ангел-хранитель: Берта пришла к своему отцу с требованием (не просьбой!) выдать ей приданое до свадьбы. Отец проявил снисхождение: его очень огорчило желание Берты сорвать планируемую свадьбу с Вильгельмом (так звали ее ухажера), но все же он не стал лишать дочь права выбора и пообещал помочь делу Карла – после их замужества.

Они поженились в 1873 году, когда Берте было 29 лет, а самому Бенцу — 33 года. Перед свадьбой Карл пришел к будущему тестю и честно рассказал о своем бедственном положении, как и Берта накануне.

Тот не стал поучать и дал зятю необходимую сумму, добавив: «Это и будет приданым моей дочери на свадьбу». Берта была счастлива не меньше Карла: она понимала, что деньги, выделенные отцом, позволят ее мужу работать над созданием «самодвижущейся повозки» – так он называл будущий автомобиль.

«И в самом деле, не будет же мой супруг до конца дней вытачивать металлические болванки на токарном станке», - думала она.

Вообще, вмешательство в денежные дела семьи — поступок, несвойственный девушкам из бюргерского класса Германии XIX века, ведь в викторианскую эпоху большинство из них выходили замуж по расчету, а закон заметно ограничивал их в правах: женщинам, к примеру, нельзя было работать без разрешения супруга (отца) или владеть собственностью.

Для Берты всех этих правовых установок будто бы не существовало. Она проявила редкую смелость: открыто заявила, что ей небезразличны амбиции и интересы будущего мужа, дала понять, что готова поддерживать Карла морально во всем точно так же, как и материально. Иными словами, Берта была согласна только на брак по любви.

Пылкая самоотдача, с которой она боролась за право своего супруга совершить великое изобретение, автоматически вычеркивает ее из списка посредственных барышень. Буквально с момента знакомства девушка проявляла неподдельный интерес к деятельности изобретателя. Подруг удивляло отсутствие у нее каких-либо модных увлечений вроде вышивки или вязания.

Принято считать, что у юной фрау, как и у ее супруга, был инженерный склад ума. Более того, Берта в достаточной мере обладала как минимум тремя вещами, которых не хватало ее мужу: деньгами, свободой от депрессии и проницательностью маркетолога. Карл не отрицал, что он очень хорошо разбирается в механике и ничего не смыслит в торговле.

Еще он был очень склонен к внезапным всплескам неуверенности в себе и нездоровому перфекционизму, мог неделями возиться с автомобилем, пытаясь довести трехколесную конструкцию до абсолютного совершенства. В итоге, сев за руль, не удалялся от гаража дальше, чем на пару километров. Берта считала, что необходимо нечто более драматичное. К тому же пока что только она знала, о каком изобретении мечтал Карл Бенц.

К моменту, когда мастерская была выкуплена, Бенцев было уже четверо: сам Карл, Берта и двое мальчиков — Рихард и Ойген. Наступили тяжелые времена. Берта держалась, стиснув зубы, буквально из топора готовила мужу и детям обеды и ждала третьего ребенка (первую из трех дочерей).

Опыты с двигателем «съели» все деньги, а банк отказал Карлу в кредитах, но, несмотря на все эти трудности, он продолжал конструировать механизм, способный привести в действие «безлошадный экипаж».

Первый тест-драйв

Берта была уверена, что сам Карл никогда не закончит улучшать свое детище, поэтому в августе 1888 года она решила на деле показать, что автомобиль и так уже совершенен. Женщина решила съездить в гости к маме, повидаться и показать внуков. Она взяла с собой двух сыновей – 13-летнего Рихарда и 15-летнего Ойгена, у которых в это время были школьные каникулы.

Карлу о своих планах фрау Берта решила не рассказывать. Она была уверена, что супруг не одобрит идею, ведь Benz Patent Motorwagen №1 в его понимании все еще требовал усовершенствования, а значит, поездка за пределы города была определенным риском для семьи. Нам сложно оценить эти риски, но можно представить, что в современном понимании эта поездка была чем-то вроде полета на соседнюю орбитальную станцию.

Свои переживания по поводу предстоящей поездки Берта изложила в записке, которую оставила мужу: «Я вполне уверена, что смогу добыть топливо. Меня больше смущает, что у одного из трех прототипов Motorwagen, который я поведу, нет никаких запчастей, и ты – единственный человек в мире, кто знает, что с ними делать в случае, если что-нибудь пойдет не так. К тому же каждый будет смотреть на меня, как будто я какая-то ведьма из будущего. Но ничего, скоро увидимся!»

Она покинула дом вместе с сыновьями рано утром, пока Карл Бенц спал. Расстояние от Мангейма до Пфорцхейма составляло 104 мили (106 км) — фантастическое по тем временам. Предусмотрительная Берта проложила свой маршрут через деревенские аптеки, где продавали лигроин – бытовой дистиллят, который в то время использовали в качестве растворителя.

Интересно, что здание аптеки в городе Вислох, где семейный экипаж сделал первую остановку, чтобы купить лигроин, сегодня жители называют «первой автозаправкой мира» – кто в шутку, кто с гордостью.

При составлении маршрута Берта обратила внимание и на расположение водоемов — около них она часто останавливалась, чтобы залить свежей воды в перегревающийся радиатор охлаждения. Остановок было много: их приходилось делать не только для дозаправки, но и для ремонта. Motorwagen то и дело выходил из строя. Кузнец помог Берте починить цепь привода, а сапожника она попросила подбить кожей тормоза – получается, что изобретательная женщина мимоходом «создала» автосервис и тормозные колодки.

Для менее серьезного ремонта госпожа Бенц использовала подручные средства: почистила засорившийся карбюратор длинной шляпной шпилькой, а в качестве изоляции провода зажигания использовала свою подвязку. В итоге к месту назначения Берта с сыновьями прибыла через 12 часов. Она оперативно отправила Карлу короткую телеграмму: «Мы в Пфорцхейме. Скоро вернемся».

«Моя жена смелее меня»

История умалчивает о том, каким было выражение лица Карла, когда вернулась его жена с детьми, но можно предположить, что это была смесь гордости, смешанного с недоверием, ведь Карлу в отличие от супруги совсем не была свойственна авантюрность. Вот как описал тот знаменательный день сам Бенц:

«Первую дальнюю поездку совершили за моей спиной... У меня похитили мой автомобиль! Их было трое, действовали они согласованно и дружно. В мой автомобиль они были влюблены так же, как я сам. Но они требовали от него больше, чем я. Им хотелось убедиться в том, что мое изобретение открывает новую эру для любителей небольших путешествий. Они хотели испытать похищенный автомобиль, проехать на нем 180 км по неровной дороге. Компания с бродяжническими наклонностями состояла из моей жены и сыновей».

Бенц признался, что ни за что в жизни не решился бы совершить такое путешествие на еще недостаточно испытанном автомобиле и сказал, что его жена всегда была смелее его.

По возвращении Берта рассказала о том, что тяжелее всего ей было преодолевать холмистую местность. Каждый раз, когда на пути экипажа встречались наклонные плоскости, братья Рихард и Ойген выходили из машины и толкали ее.

Карл понял, что необходимо оснастить автомобиль механизмом, который даст возможность преодолевать рельефные поверхности так, чтобы не было необходимости просить пассажиров выходить из салона. Так на автомобиле появилась первая трехступенчатая коробка передач.

Поездка Берты произвела настоящий фурор: о невероятном изобретении говорила вся Германия. Слава и материальный успех обрушились на Бенцов и завертелись, как колеса их изобретения.

Своим новаторским опытом семья продемонстрировала общественности сразу несколько важных вещей. Во-первых, Берта доказала, что женщина способна управлять хитроумными инженерными изобретениями не хуже мужчин. Во-вторых, ее пример убедил людей в том, что автомобиль – полезный и практичный инструмент, а не бесполезная игрушка, как тогда считали многие.

И, наконец, в-третьих: Карл Бенц наконец вдохновился собственным изобретением и осознал, что индивидуальное транспортное средство с автономным мотором – это его личное большое достижение. Это на самом деле так: выше этого открытия, как считают исследователи истории транспорта, стоит только создание колеса.

Одну за другой Бенц изобретал новые модели автомобиля. Каждая последующая имела характеристики лучше, чем предыдущая. К концу XIX века небольшая, никому не известная фирма семейства Бенц стала самой крупной автомобильной компанией в мире.

Карл Бенц скончался в 1929 году от воспаления легких. Умирая, он жалел только о том, что оставляет свою любимую Берту, ведь он привык, что она всегда была рядом. Выдающийся изобретатель боялся, что на небе без нее будет очень тоскливо. Фрау Берта, до сих пор почитаемая немецкой общественностью как «матушка Бенц», пережила своего супруга на 15 лет. Она умерла 5 мая 1944 года, за два дня до своего 95-летия.

Источник: Апрель

Комментарии
Комментарии