Откуда пошло про хлеб и зрелища?

Римляне были очень сознательными, все как один бросали орала и хватались за мечи, когда Ганнибал был у ворот, покорили почти весь известный мир и славились добродетелями.
Откуда пошло про хлеб и зрелища?

ИВАН МИРОЛЮБОВ

редактор паблика «Римский взгляд», аспирант истфака МГУ

Настоящий римлянин - vir bonus, он только сеет, пашет, думает думу о своем Отечестве, торговлей не занимается, не пьянствует, стишки не пишет, греческий язык и греческая культура ему незнакомы. Вот такая идеальная картинка, которую можно найти у моралистов, вроде Катона и Саллюстия. Потом, значит, случилось невиданное дело: в 146 году до н.э. были покорены Карфаген и Коринф, в Рим хлынул поток богатств, а сам Город стал мировой столицей по сути дела мировой державы. Вот тут-то и понеслась роскошь, и, как гласят те же моралисты, начался упадок республики, а потом еще и Союзническая война грянула, по итогам которой гражданами стали все италики, и Рим-полис пришел к концу.

Затем появился феномен единоличной власти, не в рамках узаконенной диктатуры, объявляемой в чрезвычайной ситуации, а просто, когда ряд честолюбцев претендовал на высшую власть: Марий, Сулла, Катилина... Ну и потом пришел Цезарь, самый лучший человек на свете (умеет диктовать сразу нескольким писцам, бегает быстрее всех, вина не пьет, модник, всегда всем должник и дамский угодник). Дальнейшая история всем известна: тут и гражданские войны, и кислая попытка возродить республику, - в общем все кончилось с приходом к власти Гая Октавия Фурина, он же Юлий Цезарь Октавиан, он же Император Цезарь Август. Август провозгласил начало новой эпохи мира, спокойствия и процветания (торжественно, Гораций даже гимн писал!).

Власть теперь де-факто принадлежала ему, хотя де-юре режим именовался res publica restituta, то есть Республика Восстановленная. Императору нужна была поддержка, потому он часто пускался на самые разнообразные публичные акции: то храмы начнет восстанавливать, то самому себе святилища велит строить (но не вообще себе, а в компании с богиней Ромой, чтобы мол никакого низкопоклонства!), то... устраивать зрелища. Зрелища народ любит, об этом Апулей хорошо пишет: в театре тебе и философ выступит, и артист, и комик, и вообще, хоть целый день сиди.

Плюс - дармовой хлеб жителям Рима. По имеющемуся жетону приходишь на пункт выдачи, и на тебе зерно (а иногда, в дни особой императорской щедрости - и сытное угощение: если будешь аппетитно есть, то могут и вторую корзину дать, как одному всаднику послал угощение умиленный император Калигула). И сыт, и рад человек: в мире спокойствие, благоденствие, страной с согласия граждан правит мудрый император (он - Император, то бишь славный победитель, и Цезарь, то бишь потомок/преемник лучшего человека - Гая Юлия Цезаря, и Август, то есть почти новый Октавиан, самый счастливый из императоров), а развлечений-то сколько! Короче, фраза эта придумана для того, чтобы осуждать римлян эпохи империи за то, что забыли мол славу предков и предались неге и бездействию.

Именно в таком контексте Вы можете ее найти у Ювенала, в десятой сатире. А в целом - это общее место у доброй половины авторов: как-де хорошо было раньше, когда Цинциннат голый землю пахал, а не теперь, когда все погрязли в удовольствиях! Причем восклицать это надо, лежа в комнате с мраморными колоннами, бронзовыми подсвечниками, пурпурными подушками.

P.S. А вообще, хлебные раздачи или выдача хлеба по низкой цене практиковалась еще и при Республике. Не говоря о ранних эпизодах (скажем, про богача Спурия Меллия), можно вспомнить о хлебном законе реформатора Гая Гракха.

Комментарии
Комментарии