Егор Кончаловский о работе

Российский кинорежиссер, сценарист и продюсер рассказал о роли кинематографа в формировании национального богатства.
Егор Кончаловский о работе

Российский кинорежиссер, сценарист и продюсер Егор Кончаловский дал эксклюзивное интервью РИАМО.

В День российского кино, 27 августа, в Дмитрове пройдет третий ежегодный кинофестиваль «Пробуждение», президентом которого является кинорежиссер, сценарист и продюсер Егор Кончаловский.

Представитель знаменитой династии Михалковых-Кончаловских рассказал РИАМО о работе над киноальманахом «Наше Подмосковье», о том, почему он не любит Америку, и о роли кинематографа в формировании национального богатства.

Про блондинку в кабриолете

Мое самое яркое воспоминание из отрочества – я мечтал ехать на красном открытом автомобиле по набережной, где растут пальмы, рядом с блондинкой, у которой развеваются на ветру волосы. А вообще, неправильно, наверное, так говорить, но у меня практически все мечты сбылись.

Про несостоявшийся успех

Когда я вернулся после Кембриджа в Москву, то начал работать в рекламной сфере. Тогда, в 1990-е годы, кино фактически умерло, к сожалению. Мое поколение режиссеров и операторов вышло в основном из малого жанра – из рекламы и музыкальных клипов: это и Юра Грымов, и Филипп Янковский, и Федя Бондарчук, и Тимур Бекмамбетов. Я почти не снимал клипов – всего штук пять-шесть. Зато снял 150 рекламных роликов и спродюсировал 1,5 тысячи.

На протяжении многих лет у меня было рекламное агентство, рекламная студия, поэтому я не был уверен в том, что буду заниматься кино, хотя и работал в киноиндустрии в Америке и в Англии. Однажды мне позвонил кинопродюсер Игорь Толстунов и предложил снять картину – я согласился. Но предупредил его, что у меня нет кинообразования – я искусствовед, но это его не смутило.

Первый фильм, который мы сняли, был «Затворник» с Александром Балуеввым и Амалией Мордвиновой. Он не принес такого успеха, как «Антикиллер» и «Антикиллер 2».

Про умение мыслить кадром

Режиссура – профессия, в которой недостаточно знать ремесло: как снимать, как работать с актером. Этого мне, кстати, не хватает.

Очень важно иметь достаточный информационный багаж, режиссер должен быть образованным человеком, иначе ему просто не о чем поведать. Абстрактное гуманитарное образование дает определенный бэкграунд, ведь искусство, особенно живопись, неразрывно связано с историей, с религией – до периода Возрождения искусство отображало лишь религиозные темы.

Когда смотришь картины великих мастеров – это не просто прямоугольник на стене, это композиция, световое решение. Так или иначе ты работаешь с отображением реальности – соответственно, учишься мыслить кадром, причем драматичным: если мы говорим про портрет, то это крупный план, если про пейзаж – это общий план, если про натюрморт – это деталь.

Связь эта не прямая, а подсознательная, она выливается в ту реальность, которая потом воплощается в фильмах.

Про любовь к Родине

Я не остался в Голливуде, потому что мне не нравится Америка. Я могу туда съездить на неделю, но мне не близок американский образ жизни – это во-первых. А во-вторых, я просто люблю Родину.

Россия в начале 1990-х годов была опасной криминальной страной, но это была страна удивительных возможностей.

В то время люди, которые ничего не умели и не знали, могли сказать про себя: «А буду-ка я банкиром или депутатом». Мне это импонировало: кто на что осмелился – тот тем и занимался. Практически так же я стал кинорежиссером, не понимая, что это такое.

Россия была и остается страной огромных потенциалов.

Про задачу Америки

Принято думать, что американцы – наши враги. Это не так. Американцы – наши конкуренты. В Америке иначе строилось общество – оно самое глобализированное. Задача транснационального американского общества – разрушить в конечном итоге другие страны.

То, что сейчас происходит с Украиной, сделали, чтобы захватить ресурсы, территорию и рынки. Большому бизнесу, а он в основном американский, требуются рынки, и чтобы на этих рынках были одинаковые люди. Посмотрите сейчас на Тверскую улицу – она мало отличается от какой-нибудь американской: одни и те же марки, одни и те же гамбургеры, даже кинокассы выглядят, как прилавок в «Макдоналдсе».

Про самоидентичность

Французы и китайцы – это две нации, которые защищают свою самобытность, свой кинематограф. Еще я бы добавил индийский Болливуд, который производит 800 кинокартин в год – им достаточно своего рынка и рынка в Юго-Восточной Азии.

Только государство сможет защитить нас от американского кино, а значит, и от глобализации и утраты самоидентичности – одним словом, от того, что позволит нами управлять.

Кино – самое действенное искусство, потому что в кино ходит молодежь, которая через 20 лет будет создавать национальное богатство страны.

А вообще, в глобальном смысле у нас иногда приходится защищаться и от государства, которое зачастую просто бесчеловечно ведет себя по отношению к населению. Кстати, огромные усилия прилагаются, в том числе и в Московской области, для того, чтобы «очеловечить» власть.

Про мерзавцев

Я очень люблю Италию – мне нравятся итальянцы. Да и англичан я люблю, но я восемь лет прожил в Англии в академической среде, где совершенно другие англичане – ученые, которые выглядели, как Сергей Петрович Капица: непричесанные, в рваных свитерах, в поношенных штанах и стоптанных ботинках, при этом гениальные искусствоведы и философы.

Когда я приехал в Россию и встретился с англичанами в рекламном бизнесе, то понял, какие они в основном мерзавцы. Я был полон иллюзий относительно англичан, поскольку совсем не знал их.

Про кризис в Европе

Европа сейчас расплачивается за годы страшного колониального гнета, который она осуществляла во всем мире, во многом потеряв свою привлекательность. Когда взрослеешь и начинаешь анализировать европейские ценности, то понимаешь, насколько они лживые.

Сегодня Европа находится в сильном цивилизационном кризисе.

По-моему, следующий виток цивилизации – Евразия, а самая мощная часть этой цивилизации – Россия.

Про сметану

Государственная поддержка кино есть, но распределяться она должна иначе. Я всегда провожу параллель со сметаной: можно делать прекрасную сметану, но если ее негде продавать, то она скиснет. Так и у нас – при господдержке выходит много картин, а их никто не видит.

Тогда в чем смысл? Есть выход из этой ситуации – создание национальной сети кинотеатров, где демонстрировалось бы только российское кино, в том числе и советское.

Про телевидение и интернет

Нынешнее телевидение, к сожалению, проигрывает интернету, сдает позиции. Тем не менее, в нашей стране оно по-прежнему остается самым мощным инструментом. Проблема современного телевидения в том, что в погоне за рейтингами оно не предпринимает никаких усилий, чтобы развивать свою аудиторию. Ушли все хорошие передачи – «В мире животных», «Клуб кинопутешествий». Где все это?

Очевидно, что телевидение подыгрывает большинству, а большинство всегда глупее, чем меньшинство. Не бывает так, что в обществе 90% интеллектуалов и 10% идиотов. Как правило, все наоборот. Телевидение рассчитывает на самый широкий слой населения, который, как и в любом обществе, наименее продвинутый, наименее образованный и требовательный к контенту.

Погоня за рейтингами убивает телевидение. Интернет предлагает любой контент, предлагает выбор. Телевидение не умрет, но постепенно сольется с интернетом.

Про власть и народ

Если говорить про Подмосковье, то мне близки декларации нашего губернатора. Общественная палата – это интересное место, где достаточно большое количество людей честно и искренне занимаются общественной деятельностью.

Есть и другие, но я, к своему удивлению, встретил тех, кто действительно пытается сократить дистанцию между властью и народом, внести человеческий фактор в отношения между властью и простыми людьми.

Про «замкадье»

Подмосковье всегда противопоставляется Москве, называется непрестижно – «замкадье». На самом деле, все деятели культуры или бизнеса так или иначе имеют отношение к Подмосковью, в котором по большей степени живут.

Например, я живу в поселке Кино-1, где живет множество кинематографистов – Лунгин, Чухрай, Дружинина и многие другие. Раньше я очень любил Николину гору, где вырос, но не теперь, когда та Николина гора, которую я помню, осталась в прошлом. Все меняется со страшной силой.

Про передвижные кинотеатры

Я являюсь членом коллегии министерства культуры, в этом году помогал организовать Год кино в Подмосковье. Выяснилось, что в регионе очень много населенных пунктов, где просто нет никакого кинопоказа. Моя функция была договориться с владельцами кинокартин, чтобы они дали возможность показывать фильмы на передвижных установках бесплатно.

Про фильм о Подмосковье

Идея создания фильма «Наше Подмосковье» достаточно инновационная. Хочется сделать альманах, построенный на десяти реальных историях реальных людей.

Мы хотим финансировать картину о Подмосковье посредством краудфандинга. Первый этап отбора будет осуществляться аппаратом социальных коммуникаций, а именно Ириной Плещевой и ее командой.

На втором этапе подключатся деятели культуры, и было бы вполне логично, если бы ими стали члены Общественной палаты, а именно комиссия по культуре – писатели, музыканты, сатирики, телеведущие, режиссеры.

Как только сформируется пул из десяти историй, будет приглашен профессиональный сценарист, который придаст этим историям кинематографический вид.

На заключительном этапе главной моей функцией будет найти десять или пять кинорежиссеров, которые на льготной основе смогли бы снять эти истории. Слава Богу, у нас нет жестких сроков! «Наше Подмосковье» будет отличаться от тех альманахов, которые я делал ранее. Это будет социальный проект с участием жителей Подмосковья.

Про День российского кино

В этом году в День российского кино, 27 августа, мы с моей командой организуем в Дмитрове фестиваль нового российского кино «Пробуждение», который проходит третий год подряд. Будет несколько конкурсных картин, все получат призы, потому что это уже состоявшиеся фильмы. Приходите на фестиваль, смотрите хорошее кино, больше читайте.

Желаю всем читателям, чтобы будущее было лучше, чем настоящее и прошлое. Я уверен, что у нас все будет очень хорошо!

Источник: riamo.ru

Комментарии
Комментарии