Женщина Пикассо: Дора Маар, которая плачет

Эпитет «плачущая женщина Пикассо» преследовал Дору до конца дней. Биографы сравнивали его с солнцем, а ее – с метеором, подлетевшим слишком близко к «светилу».
Женщина Пикассо: Дора Маар, которая плачет

Эпитет «плачущая женщина Пикассо» преследовал Дору до конца дней. Биографы сравнивали его с солнцем, а ее – с метеором, подлетевшим слишком близко к «светилу». И акцентировали внимание не на таланте самой Маар, а на ее нервном срыве после расставания с Пабло.

Генриетта Теодора

Генриетта Теодора Маркович, таково настоящее имя художницы, родилась в Туре 22 ноября 1907 года в семье хорватского архитектора Йозефа Марковича и француженки Жюли Вуазен. Когда Теодоре исполнилось три года, семья переехала в Буэнос-Айрес, где отца ждала работа.

В столице Аргентины он построил несколько зданий, включая посольство Австро-Венгрии, за что впоследствии получил награду императора Франца Иосифа.

Еще в школьные годы девочка свободно говорила по-испански и по-французски и неплохо владела английским. Когда Доре исполнилось 19, семья вернулась во Францию, в Париж, где девушка начала учиться фотографии в Академии Жюлиана, в отличие от Академии изящных искусств открытой для женщин.

Она довольно быстро от простой любительницы перешла в стан настоящих художников. Сблизилась с Анри Картье-Брессоном и вошла в круг сюрреалистов, какое-то время позировала и работала ассистенткой Ман Рэя.

Уже в ранних фотоработах проявлялось ее своеобразное сюрреалистическое чувство юмора. Так, на одном из первых автопортретов она позирует, улыбаясь черепу. Надпись на фотографии гласит «Вот ты где опять, любовь моя!» (There you are again, my love! Dora Marcovitch).

Это нескрываемая отсылка к ванитас (vanitas), барочному жанру аллегорических натюрмортов, чьим обязательным элементом был череп, а целью — напомнить о бренности бытия. В тот период художница начинает впервые использовать укороченный вариант своего имени – Дора, а затем и псевдоним Маар.

К концу 1920-х Дора решительно посвятила себя фотографии. Брассай, знавший ее в тот период, вспоминал, как она в белом пальто блуждала по городу в поисках сюжета. Она фотографировала бродяг и прохожих на улицах Лондона, Парижа и Барселоны. Активно участвовала в общественной жизни.

Волна фашизма в Европе в то время подтолкнула ее в сторону левых, вместе со своим любовником, кинематографистом Луи Шавансом, она была активной участницей французских антифашистских движений.

Женщина с ножом

Дора Маар познакомилась с Пикассо в конце 1935 года. Она — 28-летняя подающая большие надежды фотограф, модель и ученица Ман Рея, протеже Брассая. Он — стареющий гений с бывшей женой и юной беременной любовницей «на руках».

Дора снимала бэкстэйдж на съемочной площадке фильма Жана Ренуара «Преступление господина Ланжа». Именно там поэт Поль Элюар и представил ее Пикассо. После окончания съемочного дня компания удалилась в кафе, знаменитое Les Deux Magots, популярное в художественных кругах.

Обычно за историю знакомства Маар и Пикассо выдают эпизод, произошедший именно в этом кафе. Во время застолья Дора начала играть с ножом, втыкая его между пальцами в стол. В какой-то момент она промахнулась и порезала руку, запачкав кровью свои вышитые перчатки. Пикассо попросил отдать ему эти перчатки, а затем до конца жизни держал их в специальной витрине.

Они встретились еще несколько раз в кругу общих друзей на Лазурном берегу, а в начале 1937 года вернулись в Париж уже вместе. Пикассо перебрался в студию на улице Гранд-Огюстен, 7, сейчас там находится мастерская-музей художника, а Дора поселилась в двух шагах – на улице Савой, 6. При этом она никогда не появлялась в его мастерской без приглашения.

Дора стала моделью, музой и любовницей Пикассо. Но отнюдь не пассивной игрушкой, как его предыдущие дамы сердца. Их отношения выходили за рамки типичной «схемы Пикассо», быть может, в этом и была причина столь трагичного разрыва. Пикассо от женщин нужна была энергия и вдохновение, которые он после выплескивал в своих работах, но вряд ли отдавал что-то взамен.

Оба — Пабло и Дора — в первую очередь были художниками и оказали заметное влияние на творчество друг друга. Дора помогала ему в работе над «Герникой» и документировала сам процесс.

Пикассо, однако, не одобрял ее увлечение фотографией, считая настоящим искусством лишь живопись, и поощрял ее взяться за кисть. Работы самого Пикассо этого периода (30-40-х годов) до сих пор считаются самыми дорогими на рынке.

Повлияла Дора не только на художественную манеру, но и на его убеждения Пабло. Будучи участницей «Союза интеллектуалов против фашизма», она привлекла и Пикассо к этой активности, в октябре 1944 года он официально примкнул к французской Компартии.

Их девятилетние отношения были бурными. Это подталкивало Пикассо изображать свою музу в трагическом свете, именно этой драматической силой эмоций дышат портреты «плачущей Доры». Пикассо говорил: «Я никогда не видел ее другой. Никогда не мог представить ее себе другой. Только в слезах».

Все эти годы художник не разрывал отношений со своей предыдущей возлюбленной, юной Мари-Терез Вальтер, матерью его ребенка. Однажды обе женщины все же столкнулись в той самой мастерской и поставили художника перед выбором: одна из них должна была уйти. Но Пикассо предпочел не делать выбор. Мари-Терез осталась любовницей, так сказать, для «частной жизни», а Дора – для «общественной», официально занимая этот «пост».

Пятая муза

В мае 1943 года Пикассо познакомился с Франсуаз Жило, которая была на 20 лет моложе Доры и на 40 лет моложе его самого. Их отношения с Дорой к тому моменту становились все напряженнее. Они продолжали видеться приблизительно до 1946 года, когда произошел окончательный разрыв.

Произошло все по инициативе Пикассо и, несмотря на все сложности их отношений, для Доры это стало тяжелым ударом, закончившимся нервным срывом. Она прекрасно осознавала, что все эти годы он приносил в жертву ее талант и индивидуальность. «Я не была любовницей Пикассо, он был моим хозяином», — обреченно говорила она.

После разрыва Пабло Пикассо пытался удержать ее в своей жизни, знакомил с Франсуаз. Они ужинали втроем, он приводил Франсуаз в мастерскую Доры, чтобы показать ее картины. Для Доры это в целом было время тяжелых испытаний. В тот же период скоропостижно скончалась ее близкая подруга, жена Поля Элюара, Нюш.

Незаметно для самой себя, но заметно для других, Дора начала вести себя странно. Постоянно заявляла о краже каких-то ее вещей, которые на самом деле просто забывала где-то, как, например, велосипед на набережной Сены, заявляла о нападениях на нее и в конечном итоге была найдена голой на лестнице собственного дома.

После этого срыва Дору отправили в психиатрическую лечебницу, где три недели «лечили» электрошоком и лишь после вмешательства Элюара ее перевели в частную клинику психиатра Жака Лакана, где она провела два года.

После лечения Дора стала все чаще обращаться к религиозным и мистическим практикам. Она вернулась в свою квартиру на улице Боэси, 23, и жила там до конца жизни, проводя лето в Провансе.

Много лет спустя Пикассо, прогуливаясь с Жаном Кокто мимо ее дома, бросил: «В этом доме Дора Маар умерла со скуки». Бывшая возлюбленная тоже больше не питала к нему особой нежности. «Посредственность — его лучший друг, — говорила она. — Потому что не отвлекает его внимания. Он делает все, чтобы поощрять посредственность».

В декабре 1944 году Дора впервые встретилась с Джеймсом Лордом, писателем, работавшим тогда над биографией Пикассо, а в последствии ставшим ее близким другом и любовником. Несмотря на то, что Пабло был сам инициатором разрыва, он пришел в ярость, узнав об этой связи.

Позже Лорд в своих мемуарах о Доре Маар описывал такой случай. Однажды они получили подарок от Пикассо – настолько прочно запакованную деревянную коробку, что долго не могли открыть ее. Открыв же, обнаружили внутри стул из стальных стержней и грубой бечевки.

«Это был стул. Отвратительный стул. Откровенная пародия на стул», — писал Лорд. Дора не осталась в ответе и отправила художнику ржавое лезвие от лопаты, но тот был скорее впечатлен ее подарком, чем фрустрирован.

В начале 1950-х Дора окончательно оставила и живопись, и фотографию, позволяя лишь выставлять ее предыдущие работы. Последняя ее прижизненная выставка состоялась в 1990-м году.

Она никогда не была замужем и не оставила наследников. К концу жизни стала весьма набожной, жила очень уединенно и постоянно посещала церковь.

Она пережила Пикассо более чем на 20 лет, сохранив при этом в своей квартире, осознанно или нет, многочисленные напоминания о нем: кресло, в котором он сидел, и вещи, к которым он прикасался…

Источник: Апрель

Комментарии
Комментарии