Воскрешение из мертвых: наука или фантастика?

«Вторая жизнь» в кибернетическом организме теоретически возможна, осторожно говорят ученые.
Воскрешение из мертвых: наука или фантастика?

В эти дни любознательная публика вновь обсуждает вопрос о «второй жизни» человеческого мозга, который смелые научные энтузиасты всерьез намерены пересаживать в искусственное тело. Естественно, после смерти тела природного.

Возмутителем спокойствия выступает американский коллектив, точнее, целая компания Humai, которую возглавляет Джош Боканегра. Планируют они, ни много ни мало, хранить мозг умершего в замороженном виде в специальном сосуде – до тех времен, когда для него можно будет сконструировать подобающее работоспособное бионическое тело.

И наступят эти славные времена, как полагает г-н Боканегра, лет через 30. Но уже сейчас предприимчивые ученые мужи предлагают заключать контракты на будущее «воскрешение из мертвых». Стоить это будет весьма недешево. А заключить контракт может либо живой человек – в виде «завещания», что с ним делать после смерти – либо родственники умершего.

Понятно, что все это воспринимается с долей черного юмора или даже просто юмора (для русского слуха, возможно, усиливаемого живописной фамилией главного изобретателя). Сколько-нибудь реальные шансы на удачное воскресение кого-либо из мертвых таким способом, естественно, ничтожны. Однако вот что интересно: эти шансы не равны нулю!

«Если пересадить целиком прямо работавший мозг - это теоретически возможно, - заметил корреспонденту «МИР 24» директор Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии Российской академии наук Павел Балабан. - После замораживания мозг иногда начинает работать. И если все связи сохранятся – да, этот мозг будет реагировать. Но вот сохранятся они или нет – это как раз вопрос исследования».

Почему не следует обольщаться данной идеей, и почему вероятность ее осуществления столь мала? Во-первых, сохранить мозг все-таки очень трудно, и он, скорее всего, погибнет от нехватки кислорода. «Клетки отмирают в минуты, все связи исчезают», - пояснил профессор Балабан.

Во-вторых, сохранятся ли внешние связи мозга – это действительно очень большой вопрос. «Надо организовать входы и выходы, - напомнил ученый. - Входы – сенсорные, выходы – моторные». Легко сказать.

И наконец, в-третьих, что особенно важно: следует разграничить две достаточно разных концепции.

Если мы говорим именно о сохранении собственного человеческого мозга в искусственном бионическом теле – что ж, какая-то вероятность есть. Только надо понимать, что эта программа к «бессмертию» никакого отношения не имеет.

Мозг-то стареет, как и весь остальной организм. У старого человека и мозг старый. «Стареет, в нем связи отключаются, их становится гораздо меньше – на порядки, - пояснил Балабан. - А некоторые участки мозга вообще выпадают».

Так что замораживать мозг человека, прожившего 90 лет и умершего от старости, вряд ли имеет смысл. Миллионеру, раздумывающему над завещанием, стоило бы потратить деньги на что-то иное. Но, может быть, данная технология поможет «дожить свое» молодому человеку, чья жизнь несправедливо оборвана. Как знать.

Впрочем, это открывает такую бездну этических проблем… Страшновато даже представить, как будет проходить отбор кандидатов на продолжение жизни. У солдата с поля боя вряд ли удастся извлечь и сохранить мозг, а у представителя «золотой молодежи», разбившегося на каком-нибудь …цикле – куда проще.

Однако в обществе-то говорят именно о бессмертии. К слову, сам Джош Боканегра тоже высказал мнение, «что в будущем люди станут жить не менее 500 лет». Это за счет чего, интересно?

Вот, бессмертие было бы возможно обеспечить только, если и сам мозг перевести на какие-нибудь другие, искусственные носители. Эта идея тоже очень старая, просто обсуждалась она по большей части фантастами – такие слова, как «кибернетический организм», «киборг», читателю хорошо знакомы.

Но и здесь есть свои энтузиасты, которые уже и здесь обещают прогресс и бессмертие. А вот тут уже вероятность успеха в сколько-нибудь обозримом будущем снижается практически до полного нуля.

«У нас в мозгу 100 млрд нейронов,- рассказал Павел Балабан. - Для того, чтобы куда-то перевести хоть простейший навык или рефлекс – надо перевести связи между этими миллиардами клеток. А у каждой такой клетки – 10 тыс. связей с другими. Умножьте 100 млрд еще на 4 порядка. На сегодняшний день такого компьютера даже нет».

Да, человеческий мозг гораздо сложнее любого компьютера. Все же, и здесь какая-то принципиальная возможность сохраняется, пусть и в очень дальней перспективе.

Источник: Мир24

Комментарии
Комментарии