Амазонки: какими были легендарные воительницы

Образ амазонок – женщин-воительниц, которые в искусстве владения оружия дадут фору любому воину, волнует мужчин уже не первую тысячу лет.
Амазонки: какими были легендарные воительницы

Образ амазонок – женщин-воительниц, которые в искусстве владения оружия дадут фору любому воину, волнует мужчин уже не первую тысячу лет. Кого только не видели под этим мифом: менад Диониса, скифских воительниц и даже индианок Южной Америки.

Воинство лозы

Миф об амазонках считается очень древним – его относят к утерянной Минойской цивилизации с острова Крит, то есть к концу III-II до нашей эры, связывая с культом Великой богини и матриархатом. В качестве доказательства приводят культ богини Артемиды – охотницы-девственницы, которая считалась покровительницей амазонок, а также с ее постоянным спутником, по некоторым версиям, ее мужской ипостасью, Дионисом.

Античных поклонниц Диониса нередко ассоциируют с амазонками. Женское воинство древнегреческого бога виноделия и безумства действительно внушало ужас в современниках. В полуобнаженном виде, в шкурах животных и с виноградными листьями менады, что переводится буквально как «безумствующие», менады и, впоследствии вакханки, носились по окрестностям, пугая население и превращаясь во временное стихийное бедствие.

Источники описывают, как они в полубессознательном состоянии устраивали оргии, танцевали со змеями, выхватывали горящие бревна из костра и совершали ритуальные жертвоприношения животных.

Впрочем, дело не всегда ограничивалось братьями нашими меньшими. Известен миф об Орфее, который был растерзан менадами то ли за то, что стал свидетелем их мистерий, то ли за то, что, воспевая богов, пропустил Диониса. Его судьбу разделил и царь Перфей, который преследовал менад в лесах, чтобы вернуть свою мать, одурманенную Дионисом.

Могли ли менады стать прообразом Амазонок у античных авторов? Что ж, это было вполне возможно, учитывая, что социальной причиной вакханалий принято считать побег женщины от повседневных забот и устоев патриархального общества. Хотя бы на время. Все остальные дни в году женщине предстояло быть тихой, примерной и законопослушной. В дни прославления Диониса она могла отбросить все запреты, оставив позади дом, семью, обязанности, чтобы плясать до изнеможения и славить своего бога, не боясь расправы за свои вольные действия.

Амазонки Средней Азии

И тем не менее, описания вакханалий скорее напоминает последующую картину средневекового шабаша ведьм где-нибудь на лысой горе, нежели статных женщин-воительниц, дочерей Ареса, наводящих ужас и так восхищающих эллинов. Даже Геракл, который хитростью завладел поясом царицы амазонок Ипполиты, ставил этот подвиг в один ряд с победой над немейским львом и лернейской гидрой.

Да и если вернуться к древнегреческим историям об амазонках, их месторасположение античные авторы размещали где-то на периферии своей ойкумены, то есть на побережье Черного моря и Приазовья. Скорее всего, это может быть связано со столкновением греков с другими культурами, где еще сохранились черты матриархата.

Если сравнивать с греческой женщиной, которая в классический период большую часть времени робко сидела в женской половине дома – гинекее, и была обязана беспрекословно подчиняться своему покровителю, свободолюбивые дикарки могли показаться эллинам фантастическими существами, наравне с сиренами, одноглазыми аримаспами или грифонами.

У далекой Амазонки

По мере открытия новых земель и расширения границ человеческой ойкумены, легендарная страна прекрасных воительниц отодвигалась все дальше на окраины карты. Вначале их родиной было Причерноморье, затем Индия, в средневековое время – центральная и Южная Африка, а также неизведанные острова Индийского океана. С открытием Нового Света, у поклонников древнего мифа появилась еще одна надежда.

Так, испанские чиновники, Хуана де Сан Мартина и Антонио де Лебрихи, принявшие участие в походе конкистадора Гонсало Хименеса де Кесада на территории современной Колумбии, в 1539 году рассказывали об одном народе женщин: «живущих сами по себе без проживания у них мужчин». Согласно записям путешественников, американские амазонки зачинали детей от купленных ими рабов, и если рождался мальчик – отправляли его обратно к отцу, который тоже не задерживался среди них, если девочка, прилежно воспитывали ее.

В отчете другой экспедиции, под командованием конкистадора Франсиско Орильяны, первооткрывателя реки Амазонки, некий монах Гаспар де Карвахаль упоминал о своей героической битве с амазонками. Правда, и на его время нашлись скептики. Испанский автор «Истории Индий» Франсиско Лопес де Гомара, в ответ на все впечатляющие рассказы путешественников заметил, что: «И другие, помимо Орильяны, рассказывали ту же басню об амазонках с того времени, как были открыты Индии, но никогда подобная вещь не была видана и никогда не будет видана. Из-за этого обмана некоторые уже пишут и говорят «река амазонок», и много партий собираются туда отправиться».

Так, мечта о легендарном племени дала новое название крупнейшей в мире реке.

«За Танаисом рекой»

Неужели племена амазонок всего лишь плод фантазии греческих авторов? В наше время, когда «все острова давно открыты», легендарных воительниц осталось искать разве что только в прошлом. В таком случае, вернемся к истокам, а точнее к берегам Черного моря и Меотиде (Приазовье), там, где протекает река Танаис, сегодня известная как Дон.

Геродот рассказывал, что амазонки прибыли в этот регион из Малой Азии, где их захватили эллины в сражении на реке Фермодонте. Однако женщины, которых погрузили на корабли, напали на греков в открытом море и захватили суда. Правда, в морском деле они, судя по всему, уступали своим захватчикам – не умея управлять кораблями и ориентироваться в море, они не смогли вернуться домой. Отдавшись на волю ветру, они причалили к Приазовью, где захватили табун лошадей и принялись грабить Скифскую землю.

Почти через 400 лет после Геродота римский историк Помпей Трог, в I веке до нашей эры сообщал, что амазонки – это жены скифов, ушедших из Причерноморских земель в Малую Азию к реке Фермодонт. Там все мужчины-скифы были убиты, а женщины взялись за оружие, успешно защитив свои земли от врагов.

Возможно, именно скифские и сарматские женщины, которым нередко приходилось воевать рука об руку с мужчинами, стали прототипом для распространения мифа об амазонках. В конце концов, грекам приходилось постоянно сталкиваться и с теми и с другими.

Скифские курганы юга России, которые археологи планомерно раскапывают вот уже с XIX века, подтверждают, что многое из сочинений Геродота и других античных авторов – правда. В них находят множество захоронений вооруженных женщин. На их останках нередко обнаруживаются следы боевых травм – повреждений черепа, ключиц и костей конечностей от ударов колющим и рубящим оружием. Иногда даже наконечники стрел, застрявшие в костях. У многих наблюдается изменение фаланг на двух пальцах правой руки, что свидетельствует о постоянной стрельбе из лука.

В средневековье, на смену скифским амазонкам, очевидно, пришли хазарские. Около 30% женских хазарских захоронений всех возрастов сопровождались оружием, преимущественно топориками. Останки некоторых юных женщин-воительниц были обнаружены с полным комплектом вооружения: луками со стрелами, ножами и даже саблями.

Кстати, хоронили таких «амазонок» отдельно от мужчин, в специально сооруженных для них могилах, в то время как обычных женщин, которых в иной мир сопровождали зеркала и украшения, нередко помещали в парное захоронение.

Источник: Русская Семерка

Комментарии
Комментарии