«Черная смерть»: добро пожаловать в ад

Неудержимая и неисцелимая в Средние века бубонная чума свирепствовала в Азии и Европе несколько десятилетий. За это время она унесла жизни более 60 миллионов людей.
«Черная смерть»: добро пожаловать в ад

Неудержимая и неисцелимая в Средние века бубонная чума свирепствовала в Азии и Европе несколько десятилетий. За это время она унесла жизни более 60 миллионов людей. И как только не пытались защититься от «Великого мора»: начиная от сушеных лягушек и пиявок, заканчивая истреблением евреев и поклонению сатане.

Проводники смерти

Впервые о паразите Pausteurella pestis, который является разносчиком бубонной чумы, стало известно в 1334 году. Его обнаружили близ озера Иссык-Куль. Но к тому времени паразиты уже начали свое победоносное шествие на Восток. Сначала, благодаря черным крысам, зараза попала в Китай и Индию (в начале 30-х годов 14-го века), затем в Туркменистан и двинулась дальше на запад.

К 1347 году черные крысы со своими смертоносными «пассажирами» добрались до Крымского полуострова. Пришли они туда, что называется в «удачный час». В то время порт Каффа (современная Феодосия), который принадлежал генуэзцам, осаждал татарский хан Джанибек Кипчак.

Внезапно его огромное войско начала выкашивать неизвестная болезнь. Вот так это описывал Габриэль де Муссис, которому довелось в то время быть в Каффе: «Несметные полчища татар и сарацинов внезапно пали жертвой неизвестной болезни. Всю татарскую армию поразила болезнь. Каждый день погибали тысячи… Советы и помощь врачей не помогали…».

Разозленный татарский хан, тем не менее, сворачивать осаду не собирался. Вместо этого он приказал заряжать метательные орудия трупами и закидать ими город. На Каффу полетели тысячи зараженных тел. В городе воцарилась смерть. Понимая, что устоять не получится, генуэзские моряки в панике грузились на корабли и отправлялись в Италию. Они и не догадывались тогда, что стали своеобразными проводниками смерти. Вместе с ними на кораблях к апеннинским берегам устремились полчища крыс и блох. Но не только генуэзцы принесли чуму в Европу. Компанию им составили крестоносцы, подхватившие ее на Сицилии.

Вскоре вся Италия оказалась под колпаком смерти. К началу 1348 года «Великий мор» уже бушевал на территории соседних государств, и даже «стучался» в Англию. Оттуда на «попутках» — норвежских моряках — чума достигла берегов Исландии и даже Гренландии. Буквально на пару лет население Апеннинского полуострова сократилось более чем в 2 раза. В Лондоне умерло 9 из 10 горожан, а немцы поредели примерно на 1 200 000 человек.

Все круги ада

Предстояло пройти зараженному, прежде чем умереть. В работе Йоханеса Нола «Черная Смерть» есть описание болезни: «Зараженные люди испытывали пронизывающие все тело боли, словно подтачивающие их изнутри. Потом на бедрах или предплечьях развивался волдырь… От него инфекция распространялась по всему телу и так глубоко проникала в него, что больных рвало кровью. Так… продолжалось без перерыва три дня, средств вылечить болезнь не было, и больной сгорал».

Народ медленно, но верно сходил с ума. Вот еще отрывок из «Черной Смерти»: «Погибали не только те, кто общался с заболевшими, но также и те, кто только прикасался или пользовался их вещами. Вскоре люди возненавидели друг друга до такой степени, что, когда заболевал сын, отец переставал заботиться о нем. Если он все же осмеливался приблизиться к нему, то немедленно заражался и в течение трех дней сгорал…»

Несмотря на молитвы, зараженной оказалась и папская резиденция Клементия VI во Франции — город Авиньон. Вот так описывал события Джордж До в своей книге «Черная смерть 1347 года»: «Половина, а может быть и больше половины населения Авиньона уже мертва. В городских стенах более 7000 домов стоят запертыми: в них никто не живет, те, кто когда-то обитал там, скончались; в окрестностях едва можно встретить живого человека. Поле возле «Чудотворной Мадонны» было выкуплено папой и освящено под кладбище. В него с 13 марта закопали 11000 трупов…».

Но сам папа уцелел, поскольку он находился в окружении огромных костров, которые горели и день, и ночь.

Врачи и шарлатаны пытались хоть как-то помочь людям. Но эскулапы были беспомощны. Более того, они лишь способствовали распространению ужаса и страха из-за своих масок в форме птичьего клюва. Туда они помещали специальную смесь из трав и чеснока. Считалось, что это может защитить лекаря от болезни.

Но на зараженных они, конечно, ставили самые разнообразные эксперименты. Например, одни вещали больным на шею мешочки с продуктами человеческой жизнедеятельности. Другие — советовали в них купаться. Ну, а третьи на открытые раны сажали пиявок, прикладывали сушеных лягушек и ящериц. Лбы больных поливали кровью животных и птиц.

Единственным врачом, которому хоть как-то удавалось противостоять болезни, был француз Ги де Шольяк. Он прижигал открытые раны раскаленной кочергой. И если пациент не сходил с ума от боли, а его сердце не останавливались, то он вполне мог выжить.

Отчаявшиеся люди, видя бессилие врачей и церковнослужителей, кидались во все тяжкие. Одни из них начинали обращаться за помощью к колдунам и кудесникам, другие — становились почитателями дьявола, третьи — просто искали «козлов отпущения».

Как раз из-за них в Европе разгорелось пламя антисемитизма. Поскольку один из евреев под пытками «признался», что заражал воду в колодцах. Лишь за 1348 год во Франции под корень было вырезано несколько их поселений. Обезумевшие от страха люди не жалели никого.

Оттуда пламя перекинулось и на остальные государства. В течение года с земли исчезло более пяти десятков крупных еврейских общин и несколько сотен более мелких.

Но параллельно с этим в чьей-то голове родилась и здравая мысль — отправлять на карантин все приходящие корабли. В течение 40 дней суда стояли на якоре в порте. Этот метод оказался действенным. Чума в городах перестала распространяться с молниеносной скоростью. Правда, чаще всего, спустя 40 дней корабли оказывались совершенно пустыми.

Великий мор исчез так же неожиданно, как и появился. Затем, бубонная чума появлялась еще несколько раз, но она свирепствовала уже не так сильно. Но полностью жители Европы от нее избавились лишь в середине 17-го века, когда мыло и вода стали обязательным атрибутом любого дома.

Источник: Дилетант

Комментарии
Комментарии