Педагог Дианы Вишневой Людмила Ковалева: «В балет берут тех, кто не толстеет»

Педагог, воспитавшая Диану Вишневу, на примере выпускниц Вагановского училища иллюстрирует, как непросто складываются взаимоотношения конституции, рациона и нагрузок.
Педагог Дианы Вишневой Людмила Ковалева: «В балет берут тех, кто не толстеет»

Балетному артисту, по большому счету, нет необходимости специально следить за весом, и дело тут не только в том, что огромные нагрузки сжигают весь лишний жир, — просто в хореографические училища изначально берут тех, кто скорее всего не потолстеет, когда вырастет. Мы давно научились понимать это по массе различных признаков. Сегодня родители зачастую отдают детей в секции гимнастики года в три-четыре, чтобы подготовить их к поступлению в Академию русского балета имени Вагановой, а принимают в нее чаще других — тех, у кого есть природные данные. Больше всего я жалею талантливых девочек, у которых все прекрасно получалось, но в 15–16 лет они вдруг сильно отстают в росте от сверстниц или безнадежно поправляются — и теряют положение первых учениц. После такого колоссального отбора по физиологическим характеристикам в театр попадают почти исключительно те, кто генетически предрасположен к худобе. Случаются и исключения, но когда балерина никак не способна справиться с лишним весом, помочь могут, как ни странно, роды — после них нередко происходит полная перестройка организма.

Каторжный труд, конечно, тоже способствует сохранению фигуры. Так, уже дети в Академии Вагановой занимаются балетом минимум пять часов день, у артиста кордебалета в театре утро начинается с урока классики с девяти до одиннадцати, продолжается репетицией с полудня до трех, затем в шесть вечера он начинает готовиться к спектаклю, который продолжается до десяти-одиннадцати часов вечера. И так каждый день с одним выходным в неделю. У солиста или корифея график более свободный: они приходят на свой урок к одиннадцати утра, затем отправляются на репетицию с педагогом, и спектакль у них далеко не каждый вечер. Но в сегодняшнем Мариинском театре с его уже четырьмя сценами, включая Приморский театр оперы и балета, мало кому приходится простаивать без работы.

Разумеется, вернувшись домой после такого изматывающего дня, артисты едят как нормальные люди — обильно и сытно. Очень многие балетные обожают сладкое. Что касается меня, то в молодости я совсем не была худышкой, могла себе позволить и булки, и выпечку, которые сейчас мне есть просто не хочется. Я вообще не ограничиваю себя в еде: овсяная каша с бананом, яблоком или киви на завтрак, на обед и ужин — отварная картошка, помидоры с оливковым маслом, овощной суп с индейкой. Уже несколько лет я «болею» огурцами — употребляю их в любом виде и в любом количестве. Но я скорее интуитивно питаюсь правильно: придерживаюсь раздельного питания до такой степени, что даже огурцы никогда не смешиваю с помидорами, не использую никакие соусы или майонез — хочу чувствовать настоящий вкус продуктов. Если уж жарю яичницу, то без всякого бекона или сыра, если пью кофе, то без молока, если чай, то без сахара или конфет. И очень многие блюда готовлю в пароварке.

Балет сегодня очень популярен среди взрослых. Например, ко мне на уроки в Японии приходили ученицы сорока, пятидесяти лет и даже старше — конечно же я давала им разумные нагрузки, чтобы они ничего себе не сломали. Эти женщины с такой отдачей занимались, такими влюбленными глазами на меня смотрели, что я просто не могла им сказать: «Да пойдите вы лучше побегайте!» Я понимаю, что им очень нравится ощущение причастности к искусству, к некоему балетному священнодействию, но, на мой взгляд, обычный фитнес гораздо больше помогает похудеть или поддерживать себя в форме.

Я, с тех пор как оставила сцену Кировского, ныне Мариинского театра в 1981 году, никогда не занималась балетным классом — мне достаточно просто показывать движения ученицам. Как-то пару лет я обливалась холодной водой, некоторое время плавала в бассейне, но сейчас все эти увлечения прошли. С тех пор как у меня появилась собака породы джек-рассел, я выгуливаю ее не по пятнадцать минут, а по часу утром, днем и вечером. Люблю лес, но полноценно отдыхаю только на море или озере — могу подолгу плавать или бегать по песку.

N.B. Людмила Валентиновна, без тени кокетства сообщившая в интервью, что ест все подряд, угадала все остроактуальные направления мысли велнеса. Огурцы, можно сказать, его святой Грааль — в клинике Лизы Джонс в Малаге с ними и их соком ежегодно теряют килограммы истеблишмент от Алены Долецкой до Алексея Зимина. А вместе с обязательными ежедневными прогулками профессора Ковалевой с собакой — это уже львиная доля программы этой клиники, где инвестируют в свою фигуру мировые звезды. Остальной рацион балетного педагога тоже построен по канонам ЗОЖ: полезные жиры оливкового масла, фруктовые кислоты киви и необходимые белки из постной индейки — да, бекон, сахар и соусы — нет. А наличие в рационе калорийнокрахмалистой картошки — не беда, ведь практически все диетологи допускают, что каждому в разумных дозах можно то, что особенно требует его организм, — пусть даже это не самый полезный продукт на свете.

+ 3 совета для ЗОЖ

Ballet Beautiful

Наставница Натали Портман в «Черном лебеде» Мэри Элен Боуэрс придумала фитнес-методику, основанную на движениях из балета, и марку одежды и аксессуаров для нее: кроме топов, купальников и лэг-вормеров есть тюлевые юбки и слиперы, стилизованные под пуанты, которые можно носить и за стенами балетного класса.

Nike & Sacai

Толстовки с плиссированными вставками, спортивные юбки с разрезами и ажурные гетры — коллаборация Nike с японским лейблом Sacai Читосе Абе, начинавшей карьеру дизайнера в Comme des Garcons, позволяет бежать марафон, оставаясь принцессой.

Луховицкие огурцы

Главный российский огуречный бренд на эскпорт — миниатюрные сладкие огурцы с тонкой кожицей и идеальным аутфитом. Они растут только в Луховицкой области по берегам Оки: спрашивайте на рынках города.

Источник: sobaka.ru

Комментарии
Комментарии