Кирилл Иванов из «СБПЧ» — о Канонерском острове и любимых заведениях Петербурга

Кирилл Иванов из «СБПЧ» - о том, каким было его детство в Купчине, и о том, почему любит Гороховую улицу и Канонерский остров и не любит Невский проспект.
Кирилл Иванов из «СБПЧ» — о Канонерском острове и любимых заведениях Петербурга

Какой была ваша первая квартира?

Я родился и вырос в Купчино, в начале Будапештской улицы. Играл во дворе в «квадрат», гулял в яблоневом саду, бегал с пацанами на железную дорогу, жег шарики для пинг-понга, кидал с крыш пленку от кассет, бумерангом запускал железки из трансформаторных будок, ходил на фильмы про Фредди Крюгера в филиал ДК Пищевиков. В общем, это было очень радостное детство мальчишки, который жил на последнем этаже типовой кирпичной девятиэтажки.

Кто окружал и чему научил вас тогда?

Я рос среди таких же, как я, мальчишек. Пчелка, Сережа, Толя — память стирает черты, встреть я их сейчас, наверняка бы не узнал. Но очень точно помню то ощущение братства, законченности мира: вот есть друганы, и больше нет, да и не нужно ничего.

Но у меня была еще параллельная жизнь. Я занимался танцами в Аничковом дворце и сам постоянно ездил в центр. Так что с определенного возраста мое детство — это маршрутки, автобусы, метро.

А потом я случайно поступил в классическую гимназию — и настали тяжелые времена. Каждое утро я вставал в 7:15, стремительные сборы и больше часа на дорогу. Из Купчино на Петроградскую. И мечта только одна: дожить до воскресенья, дня, когда я точно высплюсь.

Всё отрочество я провел между молотом классического образования в сердце города и наковальней моей подушки на окраине. Я спал на ходу и это был прекрасный сон: в нем преподаватели уважали учеников, ученики критически оценивали любые высказывания преподавателей, а я всё свободное время проводил на баскетбольной площадке.

Какое место для вас любимое в городе и куда бы вы посоветовали отправиться приезжему?

Это специфический, конечно, совет для гостей города, но мне очень нравится Канонерский остров. Особенно сейчас, когда над ним строят скоростной диаметр. Дикое сочетание заброшенности блочных построек и блеска проплывающих мимо гигантских паромов.

Еще мне нравится гулять по каналу Грибоедова, по Мойке. От Гороховой к Новой Голландии, к верфям. Но в основном я хожу в наши места — мои и моих друзей Саши и Ольги Берковских — в бар Mishka, в кафе «Общество чистых тарелок», в клуб «Танцплощадка». А больше мне никуда и не надо. Да, в общем, и гостям города тоже.

Каких мест в городе вы стараетесь избегать?

Я очень люблю отрезок Невского от Публичной библиотеки до Фонтанки. В этой части города появляется убаюкивающее чувство покоя: сделал несколько шагов в сторону — и ты уже на пустынной улице Росси. Но вот остальной Невский я не люблю.

Какими качествами и характеристиками должен обладать город, чтобы вы выбрали его для жизни?

Я никогда всерьез не думал о том, чтобы куда-то переехать. Я жил почти пять лет в Москве. Я люблю Москву, особенно, когда там не живу, а приезжаю несколько раз в месяц. Это очень щадящий режим, так радивый племянник навещает любимую тетушку.

Мне очень нравятся Берлин и Нью-Йорк. Города, в которых словно бы вовсе нет долготы — одна широта. Можно идти в любую сторону. Петербург в этом смысле устроен ровно наоборот: вытянут по струнке, застегнут на все пуговицы. Вопреки сложившемуся мифу он очень русский, любить его надо через силу.

Источник: Бумага

Комментарии
Комментарии