Анатолий Белый. Брутальный мужчина с ранимой душой

Он — востребованный актер театра и кино, его голосом озвучены более 50 голливудских картин, спектакли с его участием неизменно собирают аншлаги.
Анатолий Белый. Брутальный мужчина с ранимой душой

Отзывы поклонниц в интернете характеризуют Белого как актера с «чертовским обаянием», «аристократической внешностью» и «проникновенным голосом». Анатолий Белый — один из лауреатов премии Благотворительного фонда Олега Табакова «За способность открывать новые возможности актерского искусства в познании причудливых изгибов человеческой психики». Сегодня Анатолий — еще основатель и идеолог проекта «Кинопоэзия», о котором он рассказал Дарье Калачевой, сравнив себя с главным героем произведения Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки».

— В чем суть и отличие проекта «Кинопоэзия»? Насколько его продвижению помогает раскрученный бренд «Анатолий Белый»?

— Я не могу назвать свое имя «раскрученным брендом». Мое имя у многих ассоциируется с чтением стихов и МХТ имени Чехова. Я думаю, эти ассоциации идут только на пользу моему проекту. А если кто-то запомнил меня по кино, то это тоже хорошо для проекта в целом.

Основное отличие «Кинопоэзии» — это то, что мы интерпретируем поэзию в кинематографе. Нашей целью является создание жанра поэтического фильма как такового. Профессиональные кинорежиссеры, актеры, музыканты и деятели культуры создают каждый раз отдельное художественное произведение, раскрывающее смысл, атмосферу и идею того или иного стихотворения. Мы хотим, чтобы это стало отдельным жанром искусства и новым инструментом в изучении и, пожалуй, самое главное, привитии любви к русской поэзии в школах и вузах.

— Вы, действительно, рассчитываете на популярность в школах и вузах? Ведь новое поколение, увы, практически не читает книги, не понимает старое наивное кино, не высиживает несколько часов в театре. У них другое восприятие реальности.

— Сейчас великая русская поэзия лежит мертвым грузом отдельно от развития общества, мы летим вперед, в будущее, не захватив с собой при этом незаменимый духовный багаж. А без этого наши дети окажутся в очень скором времени на грани нравственной катастрофы. Хотя мы сами уже близки к этому. Я твердо убежден, что поэзия может быть прекрасным лекарством от этого. Вот мы ее и приближаем к людям тем средством, которое им стало близко, — визуализацией, кино.

«Я не идеалист и прекрасно понимаю, что кому-то вся эта поэзия вообще по барабану, но я всегда помню фразу из фильма Милоша Формана, когда Макмерфи — Джек Николсон не смог сдвинуть с места огромную тумбу с раковиной, он сказал: «Ну я хотя бы попытался»».

— То есть либо грядет культурная катастрофа, либо нам, взрослым, срочно нужно переформатироваться, чтобы привить детям базовые ценности на понятном им языке?

— Каждое поколение взрослых людей, глядя на «племя младое, незнакомое», начинает кричать о катастрофе. Тем не менее мир жив, просто он сейчас очень быстро меняется. Я сам не успеваю отслеживать все новшества. Да, молодые люди по-другому впитывают информацию, и нам действительно надо это учитывать. Мы, конечно, не должны полностью переформатироваться под их сознание, да это и невозможно. Но делать прививки культуры на современном уровне должны. Собственно, для этого и создана «Кинопоэзия». Мы говорим молодому человеку: «Не хочешь читать — смотри! Тебе это привычнее. Смотри и слушай». Но конечная цель для нас все-таки возврат ребенка к книге. Это первоисточник, проверенный всей цивилизацией. Ну а следующее поколение пусть придумает что-нибудь еще более современное и новое в донесении поэзии людям.

— Вы возвращаете детей к книге и визуализируете стихотворения, ориентируясь на клиповое мышление подростков. Но для людей «30+» такое активное видео может стать препятствием для восприятия словесной формы.

— Нет, мы совсем не ориентируемся на клиповое мышление. Мы создаем очень разное, образное, документальное, игровое, символичное и так далее — КИНО. Вы заметили, я ни разу не назвал наш продукт клипом или видеороликом? Потому что это именно маленькие художественные фильмы. У нас очень разная возрастная аудитория.

«Брутальные мужчины могут быть с ранимой душой, дети увлекаться Бродским, а снобы и интеллектуалы зачитываться детской литературой, когда их никто не видит».

— По какому принципу для проекта отбираются стихотворения, авторы и чтецы? Должно быть точное попадание образа в образ, или, напротив, «от противного»?

— Все очень просто. Чтобы не было хаоса, мы решили идти по календарю. Делаем фильмы ко дню рождения поэтов, общественным праздникам, например 9 Мая, 1 июня, и, конечно, не можем обойти стороной потрясающей красоты пласт нашей духовной поэзии.

На сегодняшнем этапе старта проекта мы выбираем довольно-таки узнаваемые стихотворения, иногда даже совпадающие со школьной программой. Но как раз узнаваемость дает нам шанс представить его по-новому, так, чтобы зритель ахнул от нового прочтения известного стихотворения. Так, например, случилось со стихотворением Пушкина «Я вас любил…». Казалось бы, до боли знакомые — строки в нашей интерпретации и прочтении зазвучали совсем по-другому. А насчет совпадения образов, тут может быть очень по-разному: режиссер сам придумывает идею фильма, стихотворение может быть предложено мною или выбрано режиссером. А потом мы вместе доводим идею до конца: выбираем актеров, локации и так далее. У нас же не продюсерское кино, художник имеет свободу. Но, конечно, если что-то мне кажется не туда, я говорю с режиссерами, мы обсуждаем, спорим и всегда приходим к единому знаменателю.

— Когда вы подбираете стихотворение, вы заранее анализируете, для какой оно аудитории — женщин, мужчин, детей, одиноких женщин, брутальных мужчин, для малообразованных людей, для снобов и интеллектуалов, для иностранцев?

— Это так индивидуально. Не просчитаешь. Потому что брутальные мужчины могут быть с ранимой душой, дети увлекаться Бродским, а снобы и интеллектуалы зачитываться детской литературой, когда их никто не видит.

— Ваши чтецы — популярные актеры — декламируют стихотворения показательно. Но у каждого педагога свое видение правильного прочтения. А что, если ученик, почерпнув манеру исполнения из «Кинопоэзии», получит плохую оценку?

— Да, в «Кинопоэзии» уже участвовали Артур Смольянинов, Сергей Безруков, Максим Виторган, Алексей Кортнев, Мария Миронова. Но у нас никто показательно ничего не декламирует. Я вообще считаю, что нет такого понятия — правильное прочтение или неправильное. Каждый читает, как слышит и чувствует. Конечно, у актеров есть некие базовые правила: ритм, строка, логическое ударение. Но на то они и профессионалы. А дальше включается душа и сердце. Настоящий педагог, я думаю, должен это понимать и плохих оценок из-за «Кинопоэзии» ни у кого не будет.

— Дома вы учите школьные стихи вместе со своими детьми? Читаете им? Большинство детей способны понять и прочувствовать те стихотворения, которые им задают на дом по школьной, обязательной программе?

— Мои дети учат стихи сами, а я потом их слушаю и помогаю в прочтении вслух, чтобы стихотворение звучало ярко и красиво. Но я никогда не настаиваю на своем прочтении, не навязываю свою интонацию. Они читают все равно по-своему, и это так здорово. Я у них даже учусь непосредственности и интересным интонациям.

А что касается понимания стихов и чувств, то мне кажется, что дети не все могут понять и прочувствовать, но на то и даны им мы, родители и учителя, чтобы помочь в этом.

«Каждое поколение взрослых людей, глядя на «племя младое, незнакомое» начинает кричать о катастрофе. Тем не менее мир жив, просто он сейчас очень быстро меняется».

— Может быть, детям более понятны современные авторы? Произведения поэтов XXI века вы будете интегрировать в свой проект?

— Конечно. Мы обязательно будем экранизировать современных поэтов. Я не буду сейчас называть конкретных фамилий, надо сначала провести большую работу.

— Как думаете, «Кинопоэзия» будет популярна в регионах? Я говорю не про миллионники, а про те городки, в которых величина бицепса важнее количества выученных стихов.

— Ох, не сразу, я думаю. «Кинопоэзия» не культурная панацея, до кого-то она сейчас вообще не дойдет. Вот как раз поэтому мы и хотим предложить наш контент в Министерство образования РФ, чтобы поэтические фильмы использовались в школах на уроках русского языка и литературы. Я не идеалист и прекрасно понимаю, что кому-то вся эта поэзия вообще по барабану, но я всегда помню фразу из фильма Милоша Формана «Пролетая над гнездом кукушки», когда Макмерфи (Джек Николсон) не смог сдвинуть с места огромную тумбу с раковиной, он сказал: «Ну я хотя бы попытался».

— Давайте составим шорт-лист от Анатолия Белого. Пять кинофильмов, пять книг, пять музыкальных произведений, которые должен посмотреть — прочитать — прослушать каждый образованный человек?

— Фильмы: 1. «Они сражались за Родину». 2. «Форрест Гамп». 3. «Список Шиндлера». 4. «Гамлет» (с Иннокентием Смоктуновским). 5. «Огни большого города».

Книги: 1. «Маленький принц». 2. «Сто лет одиночества». 3. «Война и мир». 4. «Над пропастью во ржи». 5. «Бесы».

Музыка: 1. Реквием Моцарта. 2. Шестая симфония Чайковского. 3. Десятая симфония Шостаковича. 4. «Let It Be» The Beatles. 5. «Перемен» Виктора Цоя.

Источник: culture.ru

Комментарии
Комментарии