«Вторые Канны»: гибель римского легиона

В августе 378 года н. э. неподалеку от Адрианополя произошло сражение между армией императора Валента и войсками готских племен, вторгшихся на территорию империи.
«Вторые Канны»: гибель римского легиона

Эта битва не только решила судьбу готов, но и повлияла на всю последующую историю Европы как в политическом, так и в военном отношении.

Трудно быть готом

Германские племена готов появились в Придунавье только в III веке н. э., придя из Скандинавии. Они были выносливыми воинами и лихими наездниками, однако сражаться предпочитали в пешем строю. Римляне постоянно соприкасались с готами: то воюя с ними, то ведя торговлю.

В 370-х годах положение в регионе резко изменилось. С востока на территории готов хлынули новые, прежде неизвестные завоеватели. Это были гунны — подлинно кочевой народ, преодолевший в своих странствиях тысячи километров из степей Монголии до самого Дуная. Перед готами встал вопрос: подчиниться завоевателям с востока, чей вид внушает трепет, или договориться с Константинополем о расселении готских племен к югу от Дуная в богатой пастбищами Фракии. Готские вожди предпочли второй вариант.

Переселение и восстание

В 376 году готы смиренно попросили императора поселить их на римских территориях. Сговорились на том, что готские племена переселяются во Фракию на правах колонов (полузависимых крестьян). Однако из-за злоупотреблений римских бюрократов, доходивших до того, что готы были вынуждены продавать собственных детей в рабство, чтобы не погибнуть от голода, готы решили взяться за оружие.

Готский вождь Фритигерн поднял восстание против римской власти. После победы над фракийским наместником под его знамена стекалось все больше людей.

Это были и римские дезертиры, и давно жившие в империи готы-федераты, рабы и даже рабочие. Для императора Валента подавление восстания осложнялось масштабной войной с Сасанидами на востоке, приковавшей к себе все силы империи.

В течение всего 377 года силы германцев только возрастали — во многом за счет притока варваров из-за Дуная. Пока римляне придерживались тактики партизанской войны, они было сумели зажать готов, однако новый командующий решился дать им сражение в открытом поле. Несмотря на неопределенный исход, римская армия, обескровленная и подавленная, не могла далее придерживаться прежней тактики и открыла готам дорогу на юг после того, как к ним присоединились значительные отряды гуннов и алан, соблазненные добычей.

К 378 году стало ясно, что готам нужно разбить римлян в генеральном сражении для того, чтобы закрепить свои достижения и поселиться имперскими федератами. Римляне же поняли, что изгнать готов из Фракии может только большая полевая армия. Для этого императоры договорились выступить против готов вместе и заставить их уйти за пределы империи.

Примечательно, что хотя римская армия номинально насчитывала 500 тыс. (!) человек, собрать отдельный полевой корпус было задачей трудновыполнимой, так как войска были привязаны к границам. Для борьбы с готами с востока было переброшено столько войск, сколько вообще могли себе позволить римляне.

Состав армий

Римские войска были представлены самыми разными частями, которые только удалось собрать для подавления восстания. Это были и тяжелые всадники, составлявшие, впрочем, небольшую часть кавалерии, и конные лучники, но основной ударной силой армии все еще считалась тяжелая пехота, вооруженная мечами и копьями.

Тактика римской армии оставалась неизменной со времен Цезаря: в центре пехота, построенная в две линии со стрелками между ними, и кавалерия на флангах.

Однако за 400 лет качественный состав римской пехоты существенно снизился, пехотинцы часто не носили предохранительного вооружения, были плохо обучены.

Готы и их союзники (германские племена, римляне, аланы, гунны) были вооружены римским оружием и так же размещали кавалерию на флангах. Однако кавалерия готов носила более регулярный и массовый характер, особенно учитывая наличие в их армии таких первоклассных всадников, как аланы. Однако тактика применения пехоты резко отличалась от римской и представляла собой «проламывание» строя противника глубокой колонной.

Накануне битвы

Летом 378 года под Константинополем сосредоточились основные силы римлян (15−20 тыс.) и двинулись во Фракию. Недалеко от Адрианополя армия готов разбила лагерь. Император собрал военный совет чтобы решить: вступать в сражение немедленно или подождать подхода подкреплений. Придворные убедили Валента атаковать готов, ведь по данным разведки, германцев было всего около 10 тысяч. Интересно, что сам Фритигерн отправил посольство императору с просьбой заключить мир на условиях 376 года.

В этом предложении можно увидеть и трезвый расчет: используй римляне тактику изнурения, силы Фритигерна растаяли бы быстрее, чем тот сумел бы одержать победу римлянами в поле. С другой стороны, вероятно, германский вождь не хотел разрушать империю и уж тем более создавать на ее осколках свое королевство. Он стремился обосноваться на границах как федерат, воевать и торговать как имперский подданный. Однако император отверг предложение и решил дать бой.

Вторые Канны

Утром 9 августа 378 года римская армия вышла из Адрианополя и направилась к готскому лагерю, разбитому в 15 км от города. Германский вождь, чтобы выиграть время и дождаться подкреплений, прибегнул к переговорам, которые искусно затягивал. Переговоры ни к чему не привели, и противники взялись за мечи.

Атака римской кавалерии, расположенной на правом фланге, началась еще до того, как пехотинцы успели перестроиться в боевой порядок. Неожиданно для римлян эта атака обернулась катастрофой. Вместо обыкновенной разведки боем римские всадники вступили в сражение, но были разбиты подошедшей к основным силам готской кавалерией.

Преследуя отступающих, германцы врубились во фланг римской пехоты, в то время как кавалерия левого крыла римской армии была разгромлена незаметно подошедшей кавалерией Фритигерна.

Армия Валента оказалась в тисках, а по фронту на нее надвигалась глубокая колонна готской пехоты. Первоначально римские пехотинцы держались стойко, но видя, что помощи ждать неоткуда, бросились бежать, за исключением нескольких легионов, строго державших строй. Император попытался ввести в бой резервы и придворную гвардию, но ни тех, ни других не оказалось на месте — части или бежали, поддавшись общей панике, или сознательно были выведены из боя недругами императора.

Валента оставили его ближайшие соратники. По одной из версий, император был ранен стрелой, вынесен телохранителями и укрыт на ферме, куда, впрочем, вскоре заявились готы. Защитники храбро отбивались, и тогда готы просто подожгли ферму вместе с защитниками, где и погиб император.

После сражения

По сообщению историка, погибло две трети римской армии, среди погибших было много высших чинов империи. Аммиан Марцеллин сравнивает Адрианополь с битвой при Каннах, когда в 216 г до н. э Ганнибал в похожих обстоятельствах разгромил армию римских консулов.

После победы готы все равно не смогли взять хорошо укрепленный Адрианополь и были вынуждены отойти. Новый император Феодосий воевал с готами до 382 года, когда из-за истощения сторон решено было перейти к переговорам. Договор, заключенный в этом году, повторял пункты соглашения 376 года: готы поселялись на южном берегу Дуная, сохраняя обычаи и автономию, и были обязаны воевать в армии императора.

Однако мир длился недолго. Спустя всего 30 лет вестготы Алариха пойдут на запад, разграбят Рим и создадут свое королевство в Южной Галлии. Для германских народов Адрианополь предопределил их доминирование в Европе в последующие столетия, а для Римской империи 378 год стал роковым, склонив чашу весов в пользу варваров. Вскоре по всей Европе появятся варварские королевства, а титул Римского императора станет формальностью.

Значение битвы

В истории военного искусства битва при Адрианополе открывает новую эпоху тяжелой кавалерии: сперва в римской армии, затем и в армиях варварских государств, где этот процесс завершится после Пуатье (762) или даже после Гастингса (1066).

Военные реформы, проведенные Диоклетианом и Константином в начале IV века, внедрялись в армии недостаточно быстро. Понимая, что актуальные для того времени полевые армии, состоящие из всадников, значительно эффективнее старой системы, выработанной еще во времена Цезаря, римские императоры до 378 года продолжали считать пехоту главным родом войск, не замечая упадка римской пехоты, набираемой из граждан.

После Адрианополя облик римской (а затем и византийской) армии меняется навсегда. Главной ударной силой становится кавалерия, все меньше частей набирается из собственно граждан и все больше становится доля федератов и варваров-наемников. Впрочем, вскоре этой новой армии придется пройти суровое испытание на Каталаунских полях.

Источник: diletant.media

Комментарии
Комментарии