Евгений Паперный о медицинском сегменте Рунета

Как отличить авторитетный сайт от желтого? Может ли врач давать советы в социальной сети, а лаборатория — прислать результаты анализов по электронной почте?
Евгений Паперный о медицинском сегменте Рунета

Огромный объем информации в интернете и стремление людей делиться опытом онлайн сложно игнорировать даже медицине — одной из самых консервативных отраслей науки и сферы услуг. Как отличить авторитетный сайт от желтого? Может ли врач давать советы в социальной сети, а лаборатория — прислать результаты анализов по электронной почте?

О состоянии медицинского сегмента Рунета рассказал спикер конференции «Будущее медицины: вызовы и решения» Евгений Паперный.

— На телемедицину все еще принято смотреть как на что-то непонятное и неавторитетное, при этом продвинутым людям ясно, что дистанционное консультирование решает массу проблем.

— Я довольно ясно понимаю, среди кого принято смотреть на телемедицину таким образом, — среди людей, которые хоть как-то разбираются в ситуации. Это некоторые (далеко не все!) «патриархи» отечественного здравоохранения, основатели «научных школ» и их приближенные. Ну так они и на доказательную медицину смотрят как солдат на вошь.

Тем временем 100% врачей, за исключением патологоанатомов, конечно, общаются с пациентами по телефону, и практически все врачи младше 40 — при помощи различных мессенджеров. А это — телемедицина. Тем временем научным сообществом разработаны протоколы дистанционного ведения сотен заболеваний.

Тем временем мир движется вперед, как бы это ни раздражало любителей светлого прошлого. Эта позиция легко подхватывается в общественных дискуссиях людьми, и вовсе не знакомыми с предметом разговора.

Телемедицина — одно из направлений медицины, основанное на использовании современных технологий для дистанционного оказания медицинской помощи. Это могут быть консультации по скайпу, трансляции хирургических операций или удаленное наблюдение за пожилыми людьми.

Впрочем, лед тронулся, и уже никто не спорит, что не обязательно идти к врачу, чтобы он сообщил вам данные анализов или продлил вам рецепт на постоянно принимаемый препарат. Постепенно будет происходить расширение пространства борьбы за разумный прогресс в рамках закона.

При этом есть и проблемы. Пока телемедицина не имеет юридического определения, происходят две вещи: во-первых, вы не можете легально за эту услугу заплатить, потому что нет такого бухгалтерского и налогового понятия, как «дистанционная консультация». Второе — врач несет расширенную юридическую ответственность за то, что он вам говорит.

Получается, что если вы встретились с врачом в больничном лифте и получили от него совет, — это закон понимает, а если те же рекомендации он вам дал на сайте «ВКонтакте» или прислал смс — это, видите ли, незаконно. Что странно хотя бы потому, что информацию, полученную в лифте, не зафиксируешь, в отличие от информации, отправленной по интернету или смс.

Когда лаборатория посылает вам е-mail c результатами анализов, это может быть квалифицировано как нарушение целого ряда законов.

— Какие сейчас есть правовые нормы в сфере удаленного медицинского консультирования?

— Было два законопроекта: один разработал Минздрав, другой связан с такой окологосударственной структурой, которая называется «Институт развития интернета». Инициатива Минздрава создана под государственную систему здравоохранения, там врачу сложно или почти невозможно выписать пациенту рецепт, поменять дозу лекарства и установить диагноз онлайн.

В версии, разработанной инициативной группой, этих ограничений нет. В итоге сейчас побеждает минздравовский закон, и, глядя на общие тренды, я не предполагаю изменения тенденции на ужесточение регулирования в сфере телемедицины, с централизацией обмена информацией, едиными разработчиками унифицированных решений и так далее.

Если вы встретились с врачом в больничном лифте и получили от него совет, — это закон понимает. А если те же рекомендации он вам дал «ВКонтакте» или прислал по смс — это, видите ли, незаконно.

— А вообще какие законы регламентируют работу медицинских порталов в интернете?

— Любой медицинский ресурс неминуемо вступает во взаимодействие с пользователями, авторами и экспертами, с рекламодателями, сотрудничающими с проектом, в конце концов. Во всех этих комбинациях возникают сложные сочетания разных правовых взаимоотношений.

Статус сайта как такового интерпретируется по-разному: где-то речь идет просто о передаче информации, а где-то она может идти об обработке информации.

На протяжении 15–20 лет существования медицинского сегмента Рунета для его регулирования не требовалось никакого дополнительного законодательства, кроме уже существующего. Каких-то ярких кейсов, показывающих, что такое регулирование действительно необходимо, мы не видим и по сей день.

Единственный момент — это взаимодействие между врачами и фармкомпаниями, которое было несколько ограничено законодательно и юридически, и на этой волне возникли врачебные соцсети, вполне логично рассчитывающие на смещение бюджетов из сегмента медицинских представителей в интернет.

Людям с устаревшей картиной мира еще кажется по инерции, что интернет — это какой-то отдельный мир, но реальность такова, что разделение на виртуальную и реальную вселенную — это уже совершеннейшая архаика.

Всякий, кто сегодня выделяет экономическую и социальную деятельность в сети в некую отдельную сущность, либо не вполне компетентен, либо намеренно подыгрывает тем, кто интернета по каким-то своим причинам боится, видит в нем угрозу.

Кроме того, естественно, любое правовое регулирование может быть использовано для получения нерыночного конкурентного преимущества аффилированными с регулятором структурами.

Медицина — это особый сегмент сферы услуг, для которой существует довольно неплохой закон о рекламе, лицензирование, ответственность исполнителя за качество своей деятельности, и, если коммуникация при осуществлении этой деятельности происходит некоторым конкретным способом — в онлайне, — от этого суть происходящего никак не меняется.

Тут стоит добавить, что я знаю — многим выросшим в России врачам не нравится определение медицины как сферы услуг, но я лично вижу в этом недопустимое высокомерие по отношению к индустрии сервиса, которая на самом деле чуть ли не главный двигатель экономики в развитых странах (и главный фактор, определяющий качество жизни).

— Какие медицинские сайты в Рунете на сегодняшний день считаются наиболее авторитетными?

— Из пациентских сайтов я, конечно, назову наше «Здоровье Mail.Ru», за нами следует старейший и легендарный медицинский холдинг Рунета «Медпортал». По данным Top Mail.Ru, всего у нас 19 миллионов уникальных пользователей в месяц (из них, по отчетам TNS, около 9 миллионов — россияне в возрасте 12–64 лет).

Это значительно больше всех медицинских проектов в России. По размерам аудитории мы сопоставимы с самыми популярными тематическими ресурсами в мире. Самый популярный каталог лекарств — тоже у нас, а также на rlsnet.ru.

В первую очередь, следует бежать с сайтов, где фигурируют «защитные силы организма», гомеопатия, «уникальные методы лечения» и тому подобное, причем как непосредственно в контенте, так и среди рекламодателей.

— Несмотря на существование в сети вполне авторитетных источников о здоровье до сих пор фразу: «Я прочитал в интернете, что...» врач расценивает как личное оскорбление.

— Сомневаюсь, что это так. Скорее наоборот — мы сейчас видим, что многие современные врачи, и российские в том числе, дают пациенту ссылки на ресурсы, в которых они уверены, на статьи, которые они сами читали и, возможно, писали.

На приеме врачу отводится 15–20 минут на пациента, и за это время невозможно доходчиво объяснить, например, природу рака. Понимание того, что пациенту гораздо лучше прочитать качественный текст, в котором можно найти большинство ответов на вопросы, облегчает жизнь и врачу, и пациенту.

— Есть какие-то признаки, по которым можно отличить авторитетный медицинский сайт от «желтого»?

— Основной признак — следование принципам доказательной медицины. В первую очередь, следует бежать с сайтов, где фигурируют «защитные силы организма», гомеопатия, «уникальные методы лечения» и тому подобное, причем как непосредственно в контенте, так и среди рекламодателей, — мы, например, с явными шарлатанами не работаем.

Ясность с источниками информации. Четкое разделение рекламной и нерекламной информации. Тщательно проработанный сайт и аккуратно оформленный контент: серьезный ресурс должен демонстрировать уважение к своему посетителю. Главный совет — спросите, какой сайт по теме хорош, у своего лечащего врача.

(Кстати, если врач считает, что только он для вас должен быть авторитетом, а в сети нет достоверных источников, значит, он не занимается ежедневным самообразованием в сети и от него нужно бежать.)

Мы вкладываем много сил в то, чтобы заработать среди врачей хорошую репутацию. Главный способ тут, естественно, делать хороший продукт.

Когда я пришел в Mail.Ru, первым делом я убрал из проекта «Здоровье» рекламные ссылки на гороскопы, а затем немедленно закрыл форум. Он приносил аудиторию, показывалась реклама, зарабатывались деньги, он был востребован. Но люди там обменивались такими советами, за которые мы не могли нести ни малейшей ответственности, так что мы это прекратили.

Сейчас следим, чтобы на проекте не появлялось ничего сомнительного, чтобы все тексты были написаны или верифицированы врачами, постоянно обращаемся к нашим консультантам.

Источник: Теории и практики

Комментарии
Комментарии