Российские космические рейнджеры

О том, как попасть на закрытую территорию, сфотографировать то, что нельзя, и послушать шутки людей, которые охраняют покой Земли.
Российские космические рейнджеры

Такой только у нас и у американцев – один из двух мировых центров разведки космической обстановки находится в Подмосковье, в посёлке Дуброво, примерно в 50 километрах к востоку от МКАД. Сюда стекаются все данные о ситуации на околоземной орбите, получаемые со множества наземных точек наблюдения от Калининграда до Дальнего Востока. Боевой расчёт всего из нескольких человек следит за тысячей действующих спутников и 15 тысячами фрагментов космического мусора.

То, что Советскому Союзу необходимы средства слежения за обстановкой вокруг Земли, руководству страны стало понятно в 1957 году, сразу после запуска первого искусственного спутника земли. В 60-е годы их количество уже исчислялось сотнями, в 80-90-е годы тысячами, сегодня мы говорим о десятках тысяч объектов. Лишь малая часть из них – это наши спутники, а также аппараты, как принято говорить, наших потенциальных союзников.

Интенсивное освоение космического пространства неизбежно привело к возникновению на орбите большого количества фрагментов космического мусора.

Чаще всего он относительно быстро сгорает в плотных слоях атмосферы, иногда – парит в невесомости годами, но и в том, и в другом случае даже самый маленький обломок может представлять опасность для действующих космических аппаратов и космонавтов, находящихся на МКС. Для мониторинга, прогнозирования и реагирования на возможные опасности Россия развернула широкую сеть средств наблюдения. Они находятся по всей стране и за границами государства (например, в Таджикистане). А работают с этим массивом информации здесь, в Подмосковье.

МОСЛЕНТА не стала дожидаться профессионального праздника — Дня космических войск 4 октября — и решила разузнать всё заранее. Нам удалось попасть на территорию Центра и узнать, как часто на орбите происходят опасные ситуации, бывают ли там «часы пик», может ли человечество и дальше без оглядки мусорить в космосе и что думают космические разведчики о фильме «Гравитация».

Служба строгой режимности

Мы проезжаем КПП и оказываемся на территории военного городка. Вокруг – типичные советские панельные дома, лес, свежий воздух и даже почти ручные белки. У входа в саму военную часть у нас забирают паспорта, переписывают номера фототехники и приставляют офицера по защите гостайны.

На территории фотографировать запрещают практически всё, а почти каждый сделанный кадр отбраковывают, но мы относимся к этому с пониманием.

Военные, которые встречаются нам по дороге в командный пункт и в коридорах огромного здания, смотрят на нас с удивлением: люди в штатском и с фототехникой тут бывают крайне редко.

«Часть здания уже не используется по назначению, но в этом месте всё и родилось, - говорит офицер, провожающий нас по длинным, светлым и пустым коридорам, - Создавалось это ещё в 60-х годах. Здесь размещались первые вычислительные комплексы модели „Эльбрус“, это было достижение нашей научной мысли, по тем временам - суперкомпьютеры.

Они занимали огромные площади, по два-три этажа, и позволяли в режиме реального времени обрабатывать всю космическую обстановку. Под них и строилось такое огромное здание».

Бесконечные коридоры и лестницы приводят нас в помещение, которое напоминает Центр управления полетами – на стене огромный диодный экран с картой Земли, пересекающийся яркой полосой, обозначающей орбиту космического аппарата.

«Это — сердце Центра разведки космической обстановки – командный пункт, - рассказывает капитан Роман Фаттахов. - Здесь у нас осуществляется боевое дежурство. Сама система растянута по всей России – от Калининграда и до Дальнего востока, наши специализированные средства находятся во всех часовых поясах. На табло сейчас – космический аппарат „Заря“, он же один из модулей Международной космической станции».

Пока мы разговариваем, «Заря» пролетает над территорией Африки. Цифры говорят нам, что высота орбиты станции в тот момент – 400 километров. Рядом с экраном - четыре циферблата, показывающих время по Москве, Гринвичу и т.д. «Можете часы настроить. Это самое точное время», - отмечает офицер.

15 тысяч причин для беспокойства

Несколько человек в этом зале находятся на боевом дежурстве единовременно. Они отвечают за прогнозирование опасных ситуаций и за передачу информации о космической обстановке начальству, которое, в свою очередь, передает ее дальше – высшему военному руководству.

Всего на орбите, по данным Центра, находятся около тысячи действующих спутников, а также порядка 15 тысяч фрагментов космического мусора (не считая самого мелкого). Трудно поверить, но здесь знают каждый из них – что это, сколько оно весит, как быстро перемещается и так далее – все данные есть в специальном каталоге.

«Одна из наших основных задач – ведение главного каталога космических объектов. Таких каталогов всего два – у Соединенных Штатов и у нас. Всё, что было с момента запуска первого искусственного спутника Земли, в этой огромной информационной базе учтено.

То есть каждый космический аппарат, вплоть до самого мелкого космического мусора и выброшенного американским астронавтом перчатки, есть в главном каталоге. Там порядка десяти тысяч позиций для каждого объекта – параметры орбиты, размер, масса, скорость, конфигурация и так далее», - рассказывает Роман.

На вопрос, могут ли «вражеские» спутники каким-нибудь образом остаться незамеченными или, например, замаскироваться под кусок мусора, офицер уверенно отвечает «нет». Вообще, по его словам, необъяснимых для них ситуаций на орбите не бывает – причины возникновения новых объектов или исчезновения старых всегда удаётся установить. В общем, никаких космических детективных историй и загадочных похищений спутников, которые можно было бы списать на НЛО. Уфологи бы расстроились.

Однако относительный порядок на орбите не означает, что опасных ситуаций не случается. Напротив, каждый из 15 тысяч фрагментов хлама внезапно может стать угрозой для космических аппаратов и даже для жизни космонавтов на МКС – отработавшие спутники сталкиваются между собой, взрываются изнутри из-за неисправности батарей и так далее. Их осколки разлетаются вокруг как шрапнель.

Космическая полундра

«Раз в месяц точно есть такие ситуации. Они периодически прогнозируются, и если аппарат, который оказывается в опасности, действующий, то мы можем выдать предупреждение, сказать операторам космических средств, что нужно подвинуться. А есть недействующие аппараты. Мы просто прогнозируем, что они будут сближаться, и рассчитываем, возможно ли нанесение сопутствующего урона, прогнозируем разлёт осколков, куда они попадут, представит ли это угрозу для других космических аппаратов», — говорит Роман.

Помните, в кино не раз показывали, как одна песчинка на орбите может прошить насквозь спутник? Так вот — это вполне реально.

«Первая космическая скорость – 7 километров в секунду. Вы смотрели „Гравитацию“? Может, фильм так и не интересный, но с точки зрения специалистов очень грамотно построенный. Явно к съёмкам привлекали очень хороших технических консультантов. Это всё, в принципе, реально. Кусок мусора весом один грамм на такой скорости... - Роман прикидывает в уме возможный урон. — Это будет такая энергия, что космическому аппарату, в принципе, уже не существовать на орбите».

«У нас была ситуация, когда мы даже прятали космонавтов, — продолжает он. — Было расчитано опасное сближение, выдано предупреждение, и космонавты спускались в „Прогресс“, сидели там, в скафандрах, на случай, если будет попадание в МКС. Тогда опасность миновала».

Кто больше всего мусорит в космосе

Однако «Гравитация» всё же не безупречный фильм, и в университетах её показывать не стоит. «То, что мы бомбим свои спутники, это они всё врут. У нас таких экспериментов не проводилось. В основном это делали китайцы и американцы, создавали потом нам кучу проблем своим мусором. До сих пор на орбите болается порядка тысячи осколков от Фэнъюня (китайский спутник - ред.), которые периодически создают угрозу как для МКС, так и для всех окружающих аппаратов», — отмечает офицер.

Все же, как говорит Роман, космический мусор не часто становится причиной потери спутников. Последней «жертвой» стал американский аппарат Иридиум: он столкнулся с нашим недействующим космическим аппаратом 10 февраля 2009 года.

Нужна ли космосу уборка

Если вывести орбиты всех спутников на экран Центра космической разведки, выглядеть это будет как кольца Сатурна. На орбите даже бывают свои часы пик.

«Очень интересно получается, когда финансовый год закрывается, например, у Китая или у американцев, идёт большое количество запусков, вереницами, по пять, по шесть. Тогда у нас больше работы», — говорит Роман.

Учитывая постоянно появляющийся мусор, возникает вопрос: сколько ещё мы сможем так расточительно использовать околоземное пространство, не пора ли звать уборщика?

«Есть теория, что пройдёт еще пара лет, и засорённость космического пространства достигнет критической точки, когда любое разрушение вызовет цепную реакцию столкновений, в результате чего вся орбита замусорится, — объясняет офицер. — Но пока теория не подтверждается. Космические аппараты существуют на низких орбитах не очень долго: три-четыре года, и, если нет двигательной установки, он сгорает в плотных слоях. Малоразмерные космические аппараты сгорают через два-три месяца.

А вот всё, что выше, на геосинхронной орбите, действительно представляет большую угрозу. Аппараты очень больших размеров запускаются на 15-20 лет, и любое разрушение там может быть фатальным».

Кода наступит час пик там, капитан прогнозировать не стал. Он уверен, что к этому моменту мы готовы. Тем более, в ближайшие годы в России будет развернута система разведки космического пространства нового поколения, которая поможет пристально следить за самыми мелкими фрагментами космического мусора и перемещением группировок отечественных и зарубежных наноспутников.

Сейчас во всем мире активно развивается это направление, ведутся работы над созданием двигателей, способных продлить жизнь микроскопических аппаратов размером с кубик Рубика. И российские учёные тоже вовлечены в эту работу. Так что мы уже совсем скоро увидим, во что превратится околоземная орбита, когда на неё выведут облака таких спутников.

Провожая нас, офицер, защищающий государственные тайны, ещё раз просматривает все сделанные снимки и удаляет большую часть из них. К сожалению, ручных белок мы не нашли, а даже если бы и нашли — не факт, что удалось бы вам показать. У КПП мы обмениваемся с офицером парой армейских анекдотов и отправляемся в Москву.

А там в небе, высоко-высоко над сплошной серой пеленой облаков проплывают и пролетают тысячи машин, обречённых однажды сгореть в атмосфере.

Источник: moslenta.ru

Комментарии
Комментарии