Студентка из России об обучении дизайну в Бангкоке

Студентка второго курса бакалавриата по дизайну и архитектуре в Бангкоке, рассказала, как поступить, когда все дедлайны уже прошли и за что в Таиланде гоняют будущих архитекторов.
Студентка из России об обучении дизайну в Бангкоке

— Где ты сейчас учишься?

— Я учусь в государственном университете Таиланда имени Короля Чулалонгкорна в Бангкоке. Сейчас я на втором курсе четырехгодичной программы INDA (International Program in Design and Architecture), по окончании которой получу степень бакалавра архитектуры.

— Как возникло желание поехать за рубеж? Где ты училась и работала до отъезда за границу?

— Еще с первых классов школы я подсела на изучение английского. Мне нравилась перспектива общения с людьми из других стран, хоть такого тогда почти и не случалось. Где у нас в Хабаровске найти иностранцев для общения? Но, как оказалось, ничего не пропало даром.

Первый раз я уехала учиться за границу в 16 лет после девяти классов русской школы, когда выиграла грант от Государственного департамента США. Отбор был жесткий, но результат стоил того. У нашей семьи не было возможности отправить меня куда-либо учиться, а тут бах — и я уже мучаюсь с локером в холле классической американской школы из фильмов. За тот год мое представление об учебе и стиле жизни поменялось.

Приехав домой в Россию, я поняла, что мне нужно что-то еще: что я уже знаю, каково это — жить в России, и что пора ехать дальше. Планируя будущее, я решила, что нужна какая-то международная программа, которая поможет мне поступить в университет за границей.

Так я нашла школу, где есть IB (International Baccalaureate), в Таиланде — от Хабаровска не так далеко, да и море есть. Что еще нужно для счастья? Я написала письмо ее директору в стиле «Хочу — и все», а родителей поставила перед фактом, уже когда пришел положительный ответ. Я и поехала.

Оказалось, море я буду видеть не так уж и часто, а программа довольно суровая. Самым главным было иметь хороший результат выпускных экзаменов, что у меня вроде получилось.

Я поступала в университеты почти по всему миру, многие не давали стипендии то из-за моей специальности, то из-за гражданства, то еще по какой-то причине. Все эти факторы повлияли на выбор моего нынешнего университета. Но, забегая вперед, скажу, что я довольна.

— Расскажи про процесс поступления.

— Процесс поступления был очень странным, особенно учитывая тот факт, что к тому моменту официально он уже закончился. Я писала лично директору программы, с ней проходила интервью. Но никакого блата тут нет, просто нужно иметь желание, хорошую успеваемость и, наверное, характер.

Это еще раз доказывает, что не надо бояться идти против системы. В комиссиях сидят такие же люди, как и мы, и в их интересах собрать не просто студентов, а людей, которые будут давать университету что-либо взамен. Нужно уметь себя продать. За спрос, как говорится, не бьют.

Поэтому даже когда кажется, что уже все, выхода нет, не опускайте руки. Все возможно (но, естественно, особенно полагаться на удачу не стоит). Мы все это прекрасно знаем, но иногда забываем.

— Из чего состоит учебный процесс?

— Моя программа нацелена на развитие креативного мышления и его применения в решении задач, поэтому все занятия у нас делятся на лекции+семинары и на студии. С лекциями и семинарами и так все понятно; во время студий мы непосредственно работаем над своими дизайн-проектами. Какие-то длятся весь семестр, на какие-то дается пара часов, за которые мы должны придумать концепцию и реализовать ее в виде моделей, чертежей и макетов.

Многие проекты начинаются абстрактно. Например, мы можем неделями рассекать кубы, поджигать их и всячески издеваться, а потом вдруг получается что-то стоящее, вполне логичное и исполнимое в реальной жизни.

То есть мы не загоняем себя в рамки, но в процессе разработки всегда должны задумываться над тем, как это можно реализовать, построить. Тут уже появляются и математические расчеты, физика и так далее.

Лекции у нас тоже разные: начиная от истории и теории архитектуры и заканчивая гражданским строительством. Еще есть тропический дизайн. Так что все предметы — по специальности, что очень радует.

— В чем, на твой взгляд, основная разница между учебным процессом в России и Таиланде?

— Мне кажется, дело в разных подходах к архитектуре. Мои друзья, которые учатся на похожих специальностях в России, говорят, что с первых месяцев они «строят» здания. Для нас это дикость. Как можно строить, если мы даже не знаем, как правильно думать?

Здесь нас сначала учат думать, ведь, чтобы прийти к стоящему результату, важен процесс, который занимает время и требует должного подхода. К тому же важно научиться доходчиво объяснять свои проекты.

Нас до сих пор гоняют за отсутствие скетчей, рисунков от руки. Потом — за слишком простые 3D-модели на компьютерах. При этом у нас всегда есть возможность один на один поговорить с профессором, выслушать советы.

Вот еще одна разница. Я помню, как нас оценивали в русской школе. Работы с исправлениями возвращали редко, и я никогда не понимала почему. Я же хочу знать, что я сделала не так и где можно было что-то улучшить.

Тут всегда все комментируют, и критика очень конструктивная. Еще одна разница — в отношении именно к творческим специальностям. Не знаю, согласятся ли со мной читатели, но у нас в России творческие специальности — это несерьезно, это когда не знаешь, чем заняться и куда поступать. По крайней мере, я сталкивалась с таким мнением.

Здесь же все знают, что учиться на архитектуре сложно, это значит не спать несколько суток подряд, поэтому все остальные курсы нас боятся. Знают, что мы на все способны.

— Кто твой самый любимый профессор? Почему?

— Многие наши профессора — иностранцы: американцы, англичане, испанцы, французы, голландцы, мексиканцы. Конечно, есть и тайцы. Еще одно отличие заключается в том, что все они достаточно молодые, у многих — своя практика и бизнес, то есть большинство действительно работает в этих сферах.

Любимого выделить тяжело, но, наверное, это профессор тропического дизайна и строительства — Aj. Antoine Lassus (Aj. — это сокращение от Ajarn, что на тайском означает «учитель» или «наставник». Мы обращаемся к профессорам именно так: Aj.+имя). Он мне нравится именно этим: параллельно с преподаванием он работает в строительстве, часто приводит примеры из жизни, учит нас видеть ошибки в дизайне, отмечать, что хорошо, что плохо, а не просто смотреть на красивые картинки в интернете.

Еще у него очень хорошо получается объяснять сложные вещи простым языком, а сложного, поверьте мне, там много. При этом креативность у него тоже на первом месте, то есть учит он нас строить не коробки.

— Помогал ли университет с поиском жилья?

— У нас огромный кампус в самом центре города. Жилье есть и в нем, и вне его. Я живу за пределами университета, но совсем рядом — сама снимаю студию в доме с одними тайцами. На меня там поначалу смотрели как на белого медведя в зоопарке, особенно когда ты в форме идешь в университет (да, у нас есть форма). Но потом они привыкли. Жизнь вне туристического района все-таки дает свои преимущества. Дешево и колоритно.

— Какие бонусы дает статус студента?

— Студентам везде рады, это правда. Везде можно с большой скидкой что-то посмотреть, куда-то сходить, а вариантов здесь много. Бангкок — огромный город, где постоянно что-то происходит. Кроме того, я уже объездила полстраны, просто имея при себе свой студенческий.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— Сейчас я в процессе разработки своего проекта, основанного на работах итальянского архитектора Гварино Гварини. Пытаюсь разобраться в его куполах, сводах и замысловатых фасадах, чтобы потом применить эти идеи в финальной работе семестра.

Еще я работаю над коллекцией украшений, поскольку выбрала предмет «ювелирное искусство». Так что, как видите, возможности у нас тут безграничные. Кто знал, что я когда-нибудь увлекусь ювелирным делом?

У меня получается вести насыщенную жизнь и за пределами университета, в основном в сфере фестивалей и подобных мероприятий. Здесь все карьерные перспективы основаны на взаимоотношениях между людьми — как и везде, наверное. Когда профессионалы видят, что у студента есть желание и стремление учиться, они с радостью идут навстречу и берут тебя участвовать в проектах.

Так я стала работать с двумя голландцами, которые сооружают конструкции для различных фестивалей. В ноябре-декабре начнется новый сезон, поэтому сейчас разрабатываем несколько концепций. Кроме того, я рисую доски-меню для разных заведений и учусь снимать документальное кино с испанским видеографом. Мне как-то сказали, что, если хочешь быть востребованной в креативной среде, умей делать все. Над этим и работаю.

— Каковы твои планы на будущее?

— В будущем я хочу строить сцены и конструкции для музыкальных фестивалей. Когда я только поступала на архитектуру, толком не знала, что хочу делать в этой области. Был только список желаний. Например: не сидеть в офисе, участвовать не только в дизайне, но и в реализации проекта, путешествовать.

С архитектурой в этом плане непросто. Чтобы участвовать в проектировании сооружений в разных странах, нужно быть лицензированным архитектором, причем именно в этой стране. А значит, любой переезд может повредить карьере. Так что я была в замешательстве. Но потом, будучи волонтером на международном фестивале, я поняла, что именно этим и хочу заниматься. Познакомилась с дизайнерами и до сих пор с ними работаю, получаю опыт.

В этом деле мне нравится то, что здесь платят за создание невообразимых вещей, в то время как в серьезной, так сказать, архитектуре финансирование проекта рассчитано на что-то подешевле и попроще. Поэтому многие действительно интересные проекты дальше рисунков и документации не идут из-за дороговизны и сложности.

Здесь же этого нет, поэтому я довольна. Да и где еще можно построить своими руками какой-нибудь замок за месяц, а потом его добросовестно самому же сломать? Еще это удобный способ продвинуть такую важную идею об устойчивом развитии.

Переработка строительных материалов, упрощенные в плане влияния на экологию конструкции, сбережение ресурсов, отпечаток человеческой деятельности на окружающей среде — все это большая часть современной архитектуры, но люди могут этого и не знать. Но когда ты сталкиваешься с этим во время фестиваля, когда это не нудная лекция, а веселое мероприятие, тогда это проще понять.

Поэтому пока я пытаюсь крутиться в этой среде, волонтерить, если получается. Главное — быть непосредственным участником событий и знакомиться с людьми.

Нетворкинг — это очень полезно, особенно молодым неопытным студентам вроде меня. В ближайшее время я еще планирую начать работать над книгой с одним из моих профессоров, в которой мы попытаемся раскрыть важность креативного мышления, рассказать о способах его развития и непосредственной связи с мышлением критическим.

Ведь сам подход к решению поставленных перед нами задач может существенно повлиять на конечный результат. А задач перед обществом стоит уж очень много.

Источник: Теории и практики

Комментарии
Комментарии