Абреки: плохие парни с Кавказа

Абреками на Кавказе в разное время называли изгоев общества, бродяг, грабителей, благородных разбойников.
Абреки: плохие парни с Кавказа

Абреками на Кавказе в разное время называли изгоев общества, бродяг, грабителей, благородных разбойников. Во времена Лермонтова так называли всех лихих горцев. Тех, что совершали дерзкие налеты, а после уходили в горы.

Изгнанники с кинжалами

Слово абрек восходит к иранскому бродяга, грабитель ( перс. *aparak бродяга). Из иранского через тюркский уже в древности оно попало в кавказские языки. В некоторых языках Кавказа это слово даже не утратило своей изначальной формы. Например, в аварском языке. Однако стоит сказать, что свою негативную оценку оно утратило. Так, в Чечне и Нагорном Дагестане в XVI-XVII веках апарагами называли простых перселенцев, занимающих в обществе промежуточное звено между членами общины и рабами.

У народов северо-западного Кавказа слово апараг стало звучать как абрег, изменилась и коннотация. Абрегами здесь называли дворян и князей, которые были изгнаны из общества за преступление или менее тяжкий проступок. Надо сказать, что абреги часто все же находили пристанище за пределами общины, они практически никогда не оказывались в положении бездомных бродяг, вынужденных зарабатывать на пропитание налетами и грабежами.

Строго негативную коннотацию слово абрек приобрело уже в XIX веке, во время Кавказской войны, когда через черкесский язык попало в русский. Если судить по словарю Толя, изданному в 1863, и второму изданию словаря Даля (1880), слово абрек практически утратило свое благородное значение. В этих словарях абреки определялись как разбойники, беглецы, прибивающиеся к шайкам и промышляющие грабежами и разбоем.

Наконец, уже в XX веке значение слова абрек опять немного меняется. На этот раз - в сторону романтизации. Абреками стали называть благородных кавказских разбойников.

Откуда

Откуда Что же породило такое явление как абречество? По сути дела, система военной демократии Кавказа и право кровной мести. Вплоть до вхождения Северного Кавказа в состав Российской империи, военные силы общин состояли из народного ополчения, костяк которого составляли отряды, сформированные из неженатой горской молодежи. В эти отряды, впрочем, могли входить и остальные дееспособные мужчины. В зимний период распространенной практикой было проживание этих отрядов в общих домах, где у горцев была возможность практиковаться в военных дисциплинах.

Важно понимать, что это не были профессиональные военные образования. Это были именно ополчения, как общинные, так и ханские. Их численность могла в отдельных случаях доходить до нескольких десятков сотен и даже тысяч человек. Первейшей их функцией была охрана общины от внешних вторжений, а также (нерегулярно) набеги на соседние территории.

Во главе каждого такого объединения стояли предводители, выбранные на это место советом общины. Они назывались шахами, или ханами. У адыгов до середины XVIII века они назывались князьями-пши. Необходимо сказать, что эта должность не была формальной. Предводители, как правило, сами первыми шли в атаку. За малодушие или прочие грехи пши мог лишиться своего места и даже стать изгоем.

Важна для понимания того, откуда есть пошли абреки, и кровная месть, распространенная среди горских народов. Принято считать, что кровная месть - это что-то бесчеловечное и тотальное, но среди народов Кавказа она регулируется так называемой системой композиций, когда за кровь или бесчестье можно было расплатиться. Также практиковалась и изгнание кровника (иногда и его ближайших родственников) за пределы территории общины. Это была вынужденная мера, поскольку в противном случае провинившийся ставил под удар безопасность своего тухума.

Не все изгнанные кровники шли в абреки, некоторым удавалось даже начать новую жизнь. Так, некоторые селения Дагестана были основаны тухумами кровников, которые бежали от кровной мести.

Хозяева гор

Абречество как явление стало распространенным ещё в годы Кавказской войны, однако тогда же и произошло изменение первоначального значение слова абрек. Русские в те годы стали называть абреками любых горцев, которые вели партизанскую войну и отличались особой непреклонностью и жестокостью, тогда как сами кавказцы предпочитали называть себя гаджерет.

Кавказская война не покончила с абречеством. Горцы продолжали создавать отряды и уходить от преследования в горы, откуда достать их было практически невозможно. Следующая волна абречества пришлась на годы русских революций (и 1905 года, и 1917). Этому способствовало, прежде всего, ослабление центральной власти. Пользуясь сумятицей, абреки совершали дерзкие набеги как на селения, так и на нефтяные промыслы, казначейства и торговые караваны.

Они оказывали влияние практически на все сферы жизни. Абреки участвовали в сельских восстаниях в Кубанской и Терской области, под давлением абреков в годы революции местные власти были вынуждены снизить налоги, один из известных предводителей абреком Буба Икринский даже запрещал суннитам работать у шиитов.

Зелимхан

Пожалуй, самым известным абреком был Зелимхан Гушмазукаев, родом из чеченского селения Харачой. Он давно уже стал легендой Кавказа. За ним числится множество дерзких набегов, убийств и грабежей, его хорошо вооруженные отряды действовали, в основном, в Терской губернии.

В апреле 1906 года Зелимхан убил начальника Грозненского округа подполковника Добровольского, ещё через два года - начальника Веденского округа полковника Галаева. Люди Зелимхана останавливали и грабили поезда, совершили налет на Кизляроское казначейство, откуда ушли с 18000 рублями. После своих операций Зелимхану всегда удавалось невредимым уходить в горы, отчего за ним даже закрепилась слава неуловимого.

Несмотря на то, что против абреков в целом и Зелимхана в частности шла активная пропагандистская работа, а также на то, что за голову легендарного абрека была назначена огромная по тем временам награда (18000 рублей; тогда как корова стоила 60 рублей), выследить и ликвидировать его не удавалось долго.

Только в сентябре 1913 года легендарный предводитель абреков погиб. Последний абрек Последним абреком считается Хасуха Магомадов. До 34 лет он был обычным сельским жителем, но после совершения убийства односельчанина в 1939 году ушел в абреки. Хасуха стал принципиальным противником Советской власти.

Почти 40 лет он находился на нелегальном положении, принял участие в 194 нападениях, лично убил не меньше 30 человек. В основном - представителей власти. Магомадова выслеживали долго, ему всегда каким-то чудом удавалось уходить от преследования, горы были его домом.

Только весной 1976 года жители села Беной дали информацию о том, что видели Магомадова в ущелье недалеко от села. На место выехала оперативная группа из сотрудников местной милиции и КГБ. В ходе перестрелки, во время которой погиб один из дружинников, Магомадов был убит пулей в лоб.

Источник: Русская Семерка

Комментарии
Комментарии