Палаш - оружие кавалеристов, горцев и поэтов

Палаш появляется в Европе в конце XVI — первой половине XVII века и, по сути, заменяет собой меч.
Палаш - оружие кавалеристов, горцев и поэтов

В XVII веке в большинстве армий Европы вводится единая униформа. Как следствие, происходит и унификация оружия, которая окончательно оформляется к веку XVIII. Пехота, легкая кавалерия, тяжелая кавалерия — у всех появляется определенный вид холодного клинкового оружия.

Например, изначально легкая кавалерия в основном сражалась саблями, в то время как на вооружении тяжелой состояли палаши. Однако палашом владели не только солдаты. Так, знаменитый английский поэт лорд Джордж Байрон в серии автобиографических рассказов «Из разрозненных мыслей» (1821) пишет о своих неплохих навыках фехтования палашом: «...и фехтовал я недурно, особенно шотландским палашом».

Палаш появляется в Европе в конце XVI — первой половине XVII века и, по сути, заменяет собой меч. Он тоже колюще-рубящий, длинный (до 90 см, а то и больше) и широкий (примерно 4 см), с еще обоюдоострым клинком, но, начиная с XVIII века, более характерна полуторная или вовсе односторонняя заточка.

Сечение лезвия линзовидное или ромбическое, но в отличие от того же меча чаще всего без долов. Одной из отличительных особенностей оружия можно считать эфес. Он состоял из рукояти с навершием и мощной гарды, как правило, включающей чашу и защитные дужки. Правда, известны и более необычные варианты.

Например, в Государственном историческом музее в Москве хранится один из первых русских палашей, принадлежащих князю М. В. Скопину-Шуйскому. Он имеет нестандартную для такого вида оружия рукоять, больше похожую на рукоять легкой сабли, — с загибом, образующим своеобразный упор для руки, и крестовиной вместо гарды.

Она, как и ножны, сделана в Персии (хотя сам клинок в Европе) и обильно украшена бирюзой, серебром и лазурью. Скопин-Шуйский получил это красивое и дорогое оружие в подарок за победу над Лжедмитрием II в 1610 году. Уже через месяц князь умер: считается, что он был отравлен по приказу Василия Шуйского, которому не нравился растущий авторитет дальнего родственника.

Так это или нет — достоверно неизвестно, но с большой долей вероятности можно предположить, что в бою этот палаш вряд ли успел поучаствовать. Сочетание длинного прямого клинка (длина лезвия палаша Скопина-Шуйского была 86 см) с очевидно «сабельной» рукоятью представляется экзотичным, даже несмотря на то, что палаш как оружие в принципе сочетает в себе качества шпаги и сабли. В отличие от оружия Скопина-Шуйского эфес классического палаша полностью защищал кисть фехтовальщика. Самым ярким примером такого оружия является тот самый шотландский палаш, которым как раз и фехтовал вышеупомянутый лорд Байрон.

Название этого оружия с английского часто переводят, как «корзинчатый меч» или «горский меч» (при учете того, что и шпага, и меч в английском языке обозначается одним словом — sword). Оба названия, следует отметить, довольно справедливы, потому так или иначе говорят о некоторых особенностях оружия. Шотландский палаш действительно отличается своей гардой, сделанной в виде корзинки.

Она более круглая в сравнении с некоторыми европейскими аналогами, а ее дуги почти полностью закрывают руку. Более того, для большего удобства и защиты кисти, видимо, не только от внешних повреждений, но и от натирания руки во время сражения, внутрь рукояти помещалась красная тканевая прокладка.

Поэтому шотландский палаш с красным эфесом трудно спутать с каким-либо другим подобным оружием Европы. В начале XVIII веке это оружие было одним из основных в борьбе шотландских горцев за независимость, а уже с середины века состояло на вооружении отрядов горцев в составе британской армии. Интересно, что к концу все того же века он постепенно приобретает статус парадного, будучи одной из главных частей костюма шотландского воина.

В России палаш массово поступает на вооружение при Петре I благодаря унификации, проводимой в армии. К примеру, в начале века драгуны использовали еще и сабли, но после 1711 года палаши их полностью вытеснили. Кстати, помимо собственного производства в чести были и иностранные клинки, в частности немецкие.

К середине XVIII века у драгун появляются свои палаши, у кирасир — свои. У тех и у других широкий и длинный клинок остается практически неизменным — отличия проявляются в основном в форме ножен или эфеса, который мог быть по-барочному украшен различными витиеватыми дужками, иногда даже зооморфными (например, с головой орла). В конце XIX века использование тяжелой кавалерии сошло на нет, а на смену палашу пришла шашка. Однако подобно шотландским русские палаши в дальнейшем стали частью парадного офицерского костюма.

Источник: Дилетант

Комментарии
Комментарии