Чем удивлял современников Дом на Набережной

Здесь были применены передовые инженерно-архитектурные новации, а развитие инфраструктуры достигло невиданных высот.
Чем удивлял современников Дом на Набережной

11 этажей, 25 подъездов, 505 квартир – вместе с Айратом Багаутдиновым рассказываем, почему еще Дом на Набережной считался у нас жилым комплексом будущего.

О том, что Дом на Набережной (он же Дом Правительства, он же Дом ЦИК и СНК СССР) — рекордсмен по количеству мрачных историй, связанных с репрессиями жильцов, кажется, знают все. Но когда-то именно этот Дом воплощал в себе мечты о светлом будущем.

Архитектор Борис Иофан в 1931 году реализовал удивительный проект – коммуну по идеологии и элитный жилой комплекс по факту.

Здесь были применены передовые инженерно-архитектурные новации, а развитие инфраструктуры достигло невиданных высот. Каких именно? Рассказывает Айрат Багаутдинов, основатель образовательного проекта «Москва глазами инженера».

Невероятно развитая инфраструктура — город в городе

На момент своей постройки Дом оказался самым большим не только в СССР, но и в Европе. Это был жилой комплекс будущего со своими кинотеатром («Ударник»), клубом (ныне Театр эстрады), продовольственным универмагом, прачечной, столовой, поликлиникой, почтой, сберкассой, телеграфом и детским садом. Причем из некоторых подъездов в детсад можно было спускаться прямо на лифте.

«Дом жил как остров, как Государство солнца среди первобытной тьмы: вокруг-то были бараки, домишки, какие-то кривые переулки...

Оттуда дом с его охраной, с его балконами и широкими светлыми окнами виделся как город или даже страна, недоступная, как лимонад в буфете «Ударника»…

При общепринятой в СССР норме в 4,5 квадратного метра на человека здешние привилегированные жильцы получали квартиры площадью 80, 150 и 200 квадратных метров. Это и по нынешним меркам очень прилично, а уж тогда было и вовсе чем-то невиданным (вспомните квартиры-ячейки в Доме Наркомфина или доме-коммуне Текстильного института).

Самую маленькую площадь имели кухни — около 5 квадратов. Предполагалось, что советский человек не должен тратить время на приготовление еды — питаться надлежит в общественных столовых (эта идея в том или ином виде воплощалась во всех ЖК эпохи конструктивизма).

Подъезд № 11 – нежилой, в нем нет ни квартир, ни лифтов, только лестница и окна. Этот факт породил сотни мифов, связанных с НКВД, прослушкой и замурованными жителями.

Но причина появления столь странного пространства прозаична: в последний момент потребовалось увеличить метраж некоторых квартир, и жилье 11-го подъезда попросту поделили между соседними 10-м и 12-м.

В Доме в разное время проживали Жуков, Хрущев, Александров, Баграмян, Серафимович и даже родственники Сталина.

Впервые в Москве — круглосуточное горячее водоснабжение, центральное отопление и мусоропровод

Специально для Дома была разработана новаторская система переработки отходов. В стене каждой кухни была небольшая железная дверь, в ней выдающийся полуцилиндр, а в нем стоял такой же формы бак, куда и надлежало выбрасывать мусор.

Два раза в день ездил лифт, забирал полный бак и ставил пустой. Разумеется, эта система подпитывала легенды о тотальной слежке: мол, чекисты не только просматривали мусор, но и могли в любой момент проникнуть в квартиру через кухонный лифт.

Дом был похож на корабль, тяжеловесный и несуразный, без мачт, без руля и без труб, громоздкий ящик, ковчег, набитый людьми, готовый к отплытию. Куда? Никто не знал, никто не догадывался об этом.

Типовая мебель

Архитектор Борис Иофан не только построил дом, но и сконструировал мебель для его квартир, подсобных помещений, Дома культуры, детского сада, магазина, парикмахерской, кинотеатра «Ударник» и даже сберкассы. Мебель тяжелая, монументальная, из мореного дуба и темно-коричневого ледерина.

Вновь прибывший квартирант получал все – от пачки салфеток и рулона туалетной бумаги до набора посуды из серебра и фарфоровых сервизов. Выезжая (как правило, не по собственному желанию), жильцы не имели права забирать эти вещи с собой.

…Серая громада висела над переулочком, по утрам застила солнце, а вечерами сверху летели голоса радио, музыка патефона. Там, в поднебесных этажах, шла, казалось, совсем иная жизнь, чем внизу, в мелкоте...

Инженерные новации

Здесь впервые опробовали унифицированные сборные строительные материалы, оригинальные безбалочные перекрытия в форме усеченных пирамид (ими Иофан особенно гордился), а театральный зал клуба имени А. Рыкова имел самое большое на тот момент купольное перекрытие в нашей стране — его диаметр составлял 32 м, а толщина — всего 9 см.

Что касается архитектуры, то она относится к переходному периоду — это уже не конструктивизм, но и до сталинского неоклассицизма еще далеко.

Несмотря на идеальные бытовые условия, жизнь обитателей Дома на Набережной не была безмятежной. За 1930–1940 годы было репрессировано более 800 жильцов, о чем напоминают мемориальные таблички на фасаде. Впрочем, в последующие годы обитателей Дома не трогали и мрачное прошлое стало забываться...

Источник: www.inmyroom.ru

Комментарии
Комментарии