Чем живут масонские общины

Из-за недостатка информации о масонах ходят легенды. Кто-то убежден, что они правят миром и плетут всемирный заговор, кто-то — что их братства — безобидное собрание стариков.
Чем живут масонские общины

Из-за недостатка информации о масонах ходят легенды. Кто-то убежден, что они правят миром и плетут всемирный заговор, кто-то — что их братства — безобидное собрание стариков. Немецкий фотограф Джулиан Херрманн проникла в масонскую общину и показала, как выглядит тайное общество изнутри.

Джулиан Херрманн

27 лет

Документальный фотограф из Кельна, Германия. Училась фотографии в Дортмунде и Нидерландах. За проект «Человек среди мужчин» получила первый приз на конкурсе немецкой молодой фотографии.

— Как-то я заинтересовалась тем, как в обществе сохраняются идеалы и традиции, — как в старой табачной лавке, например, в студенческих организациях или масонских ложах. Меня удивляло, как это явление сохраняется в наши дни и как люди формируют свою личность в рамках подобных сообществ.

Во время своего обучения узнала о студенческих союзах в Германии. Однажды один студент рассказал мне о масонах, но я не имела ни малейшего понятия о том, кто они и чем занимаются. Я начала искать о них информацию и вскоре связалась с ложами в окрестных городах.

Я отправила им ряд электронных писем, и, к моему удивлению, они быстро пошли на контакт и согласились поучаствовать в моем проекте. Разумеется, на то, чтобы завоевать их доверие, ушло какое-то время, и мне пришлось с ними сотрудничать — иначе они не допустили бы меня в свою общину и работа получилась бы поверхностной.

Взаимодействие с этими людьми было единственным способом показать вещи, которые обычно остаются невидимыми. Теперь среди масонов у меня есть большой круг знакомых, которые поддерживают мой проект и помогают сближаться с масонами в других странах.

Я очень любопытна, всегда стараюсь быть открытой и преодолевать собственные предрассудки. Мне не пришлось вливаться в их общину. Поскольку я женщина, я никогда не смогу стать членом их закрытого общества и остаюсь чужаком. Я никогда до конца не пойму то, что они делают, и это только подпитывает мой к ним интерес.

Мне нравится моя позиция, я словно посредник между их миром и внешней средой. Я верю, что любопытство и способность задавать откровенные вопросы — лучший способ коммуникации. Ты не должен идентифицировать себя с ними, чтобы хорошо делать свою работу. Просто будь открыт новому и критически относись к тому, что видишь.

Я работаю над этим проектом уже более четырех лет, за это время некоторые из масонов стали моими друзьями. Чтобы увидеть больше и внедриться в общину, нужно завоевать их доверие. Попасть туда, может быть, и легко, но чтобы получить доверие, понадобится время.

Моими друзьями стали те из них, кто поддерживал меня с самого начала и помогал продвигаться вперед. Чтобы поглубже проникнуть в тему, нужно открыться — и в какой-то момент они становятся для тебя не просто контактными лицами, а чем-то больше

В целом масоны — обычные люди. Я не нашла в них ничего странного. Да, они одеваются немного смешно и могут делать странные с точки зрения постороннего человека вещи, но у них есть для этого причины и объяснения.

В масонстве можно увидеть поперечный срез общества. Один из их принципов гласит, что все члены братства равны, независимо от их социального и финансового положения.

По личному опыту могу сказать, что большинство из них происходят из образованных семей, что естественно, если вспомнить о философской составляющей этого сообщества: масоны работают сами на себя с целью стать лучше. Состав людей среди масонов также сильно варьируется в зависимости от страны.

Сначала я очень волновалась в предвкушении общения с ними. Но когда я поняла, что масоны (по крайней мере, те, кого я знаю) — безвредные доброжелательные люди, я расслабилась. Их идеалы кажутся мне интересными. Но поскольку мы живем не в идеальном мире, масоны — обычные люди с хорошими и дурными чертами характера, такие же, как и мы с вами.

Сегодня в Германии насчитывается всего 16 тысяч масонов. В основном это связано с тяжелым положением дел в эпоху фашистского режима, когда ложи запрещали, а их участников отправляли в концлагеря.

В послевоенное время масонство в Восточной Германии и других социалистических странах еще долгое время оставалось под запретом. В странах с диктатурой или сильным влиянием церкви масонство запрещается до сих пор.

В настоящий момент в мире более 6 миллионов масонов, большинство из которых ведут свою активность в Англии и Соединенных Штатах, где их организации скорее массовое явление, чем тайное общество.

Комментарии
Комментарии