Эдвин Хаббл: человек и телескоп

20 ноября 1889 года родился «пионер далеких звезд» Эдвин Хаббл. В его жизни были спорт, война, юриспруденция, но зов звезд победил все.
Эдвин Хаббл: человек и телескоп

Бокс и легкая атлетика, участие в военных действиях, зов звезд, победивший международное право, понимание новых законов Вселенной и расширение последней в представлении науки за пределы Млечного Пути вряд ли представляются вам дорогой на орбиту и почтовые марки. Но именно по такому пути прошла жизнь Эдвина Хаббла, появившегося на свет 20 ноября 1889 года.

В семье преуспевающего страхового управляющего Джона Пауэлла Хаббла, где маленький Эдвин был третьим ребенком из восьми, детям предоставлялась изрядная доля самостоятельности: они должны были сами подрабатывать на карманные расходы, учились выполнять работу по дому еще с ранних лет. Одной из таких «подработок» юноши, влюбленного в романы Жюля Верна, стало участие в экспедиции геодезистов, прокладывавших маршрут железной дороги в лесах возле Великих озер.

Мальчик семь раз занимал первое место в школьных соревнованиях по легкой атлетике и даже смог поставить рекорд штата Иллинойс по прыжкам в высоту. Кроме того, он увлекался боксом и рыбной ловлей. Неудивительно, что Эдвин рос сильным и умеющим постоять за себя: однажды ему даже удалось выйти победителем из столкновения с двумя бандитами (несмотря на то, что он был ранен ножом в спину).

Его любовь к астрономии уходила корнями в самое детство, в то время, когда его дедушка, Уильям Гендерсон Джеймс, подарил ему телескоп. Мальчик был так восхищен, что на свое восьмилетие попросил не дарить ему подарков, а позволить подольше не ложиться спать, чтобы он мог насладиться красотой звездного неба.

Поступив в Чикагский университет, Эдвин Пауэлл Хаббл поначалу интересовался астрономией, физикой и математикой, однако своим основным занятием он выбрал юриспруденцию, которую изучал в Оксфорде.

Вернувшись в США он некоторое время преподавал математику, физику и изученный в Оксфорде испанский язык и, по свидетельству некоторых биографов, принимал участие в судебных процессах.

В 1913 году он, как позднее признается, почувствовал «зов звезд» и воспользовался приглашением поработать в Йеркской обсерватории (основанной трамвайным магнатом из Чикаго Чарльзом Йерксом, ставшим прототипом героя романа Теодора Драйзера «Финансист»). Там он написал и свою диссертацию об исследованиях далеких туманностей. На фотографиях неба он смог открыть 512 новых туманностей. Успех Хаббла был замечен, и его пригласили на работу в другую обсерваторию — Маунт-Вилсон.

Однако в ход событий вмешалась Первая мировая война, и Эдвин не мог себе позволить остаться в стороне. Поэтому директор обсерватории Джордж Эллари Хей с величайшим удивлением вместо радостного согласия получил телеграмму: «К сожалению, не могу принять Ваше предложение. Ухожу на войну».

После пребывания в учебном лагере Хаббл был назначен капитаном и получил командование батальоном в дивизии «Черный ястреб», но так и не успел принять участия в военных действиях. Возможно, именно благодаря этому стечению обстоятельств обсерватория все-таки дождалась своего сотрудника, который проработал в ней до конца своей жизни.

Там он был определен в группу фотографирования туманностей, что было его самым сильным научным интересом. Исследуя фотографии туманности Андромеды (М31), Треугольника и нескольких других спиральных туманностей, он смог обнаружить в них цефеиды — звезды, периодично меняющие свою светимость. Эти объекты, называемые маяками Вселенной, позволяют определять расстояние до них.

Оценив удаленность от нас скоплений, где находятся цефеиды, молодой астроном понял, что они расположены вне нашей Галактики, чем удивительно расширил масштабы Вселенной в глазах современников.

Другим известным законом, открытым Эдвином Хабблом, стал «эмпирический закон красного смещения» для галактик, ныне известный как закон Хаббла. Он состоит в том, что длина волны света, идущего из центра далеких галактик, смещается тем сильнее, чем дальше источник света находится от наблюдателя.

Как только Альберт Эйнштейн ознакомился с этими выводами, ему пришлось признать ошибочность своих расчетов, особенно введения «космологической постоянной» (величина, которую Эйнштейн использовал для подгона расчетов под объяснимый результат). По словам великого физика, это было самой большой ошибкой в его жизни.

Источник: Индикатор

Комментарии
Комментарии