Француз Пьер Ларидон — о равных правах мужчин и женщин и переговорах с салом и пряниками

Почему в России приходится всё время быть начеку, как российские бизнес-партнеры меняют представление о переговорах и чем хороша музыка Тимати и Егора Крида — в рассказе француза.
Француз Пьер Ларидон — о равных правах мужчин и женщин и переговорах с салом и пряниками

ВОЗРАСТ 27 лет

РОД ЗАНЯТИЙ директор по продажам

В ПЕТЕРБУРГЕ 4 года

Чему вас научила Россия?

Я приехал в Россию четыре года назад из-за моей девушки. Мы познакомились в Финляндии, в городе Миккели, где я учился. Через полгода я вернулся обратно во Францию, чтобы окончить бизнес-школу, а после этого оказался в Петербурге. Сначала я планировал остаться на полгода, чтобы просто побыть со своей девушкой и выучить русский, но в итоге решил переехать. В этом году мы поженились, сейчас у нас маленький ребенок.

Когда я ехал в Россию, то не представлял, чего ожидать. Но в итоге мне очень повезло. В основном все французские компании находятся в Москве, но мне удалось найти работу в Петербурге. Сейчас я директор по продажам по странам СНГ во французской компании, которая продает танки-охладители для молока. Я езжу по странам и ищу дилеров.

За четыре года, что я провел здесь, научился быстро адаптироваться и быть готовым ко всему. Это касается как бизнеса, так и личной жизни. Здесь нужно всё время быть начеку. Когда у меня родился ребенок, нужно было разобраться с массой вещей: где рожать, какие можно получить пособия, собрать кучу документов в короткий срок. Для меня это был шок. Недавно я попал в ДТП. Оно произошло не по моей вине, но я долго не мог понять, как получить страховку.

Многие говорят, что русские мало улыбаются. Я часто объясняю своим друзьям, которые приезжают в Россию, что у русских такой менталитет и что на самом деле они не злые. Но, если честно, я думаю, что во многих ситуациях русские действительно злые. То, что они не улыбаются, — мне всё равно. Но иногда создается такое ощущение, что они действительно желают тебе зла. На работе, в банке, на почте — хочется им просто сказать, что если они не хотят работать, то не надо. Во Франции люди более расслабленные. Они улыбаются, шутят.

Русские, на мой взгляд, очень агрессивные. Но парадокс заключается в том, что при этом они намного более сентиментальные, сочувствующие и сопереживающие, чем французы.

Что меня удивило, так это русские женщины. Французы думают, что в России женщины в основном сидят дома, готовят и занимаются детьми. Но всё наоборот. Они всё время хотят управлять, контролировать. Я думаю, в России равноправие на том же уровне, что во Франции.

Кто сыграл для вас важную роль?

В первую очередь, моя жена. Она меня многому научила, помогла адаптироваться. Вначале она пыталась водить меня по музеям, театрам, давала читать русскую литературу, но быстро поняла, что это не мое.

В Петербурге у меня много друзей, но в основном это люди, с которыми меня познакомила жена.

Что касается работы, то думаю, что мои русские партнеры научили меня быть более серьезным и, можно сказать, брутальным. В России если ты всем улыбаешься, то на тебя смотрят как на глупого иностранца.

Я думаю, что после четырех лет в России мне было бы уже трудно работать в Европе. Здесь гораздо меньше формальностей, и мне это даже нравится. Хотя поначалу это шокировало. Помню одну из своих первых деловых поездок. Нам нужно было установить оборудование на одном объекте. Но когда мы приехали, то увидели, что ничего еще не готово. Было раннее утро, мы ждали, пока закупят необходимые материалы, и тут один из партнеров говорит: «А давайте кофейку попьем!». Мы заходим в другой зал, а там накрыт стол с водкой, коньяком, салом, пряниками — в общем, со всем, кроме кофе. Мы стали говорить, что не можем с утра пить, что мы только позавтракали и что впереди рабочий день. Но через два часа все были пьяные.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Петербург?

Во-первых, нормальные банковские ставки по кредитам. Взять кредит в России просто невозможно. Ставки слишком высокие — 20–25 %. Это создает большие препятствия для ведения бизнеса. Думаю, если бы была возможность снизить процент, то это бы многое изменило в экономике и в жизни людей.

Во-вторых, конечно, после введения санкций не хватает французских продуктов. В первую очередь вина и сыра. Когда у нас была свадьба, то мои родственники везли вино из Франции. Каждый взял с собой по две-три бутылки. В России хорошее вино купить очень тяжело, оно очень дорогое.

Пять находок в Петербурге

Семья

В России я нашел новую жизнь: это мой сын, моя жена. То, кем я являюсь сегодня, — это всё благодаря им.

Кавказская кухня

В России я впервые попробовал хинкали и хачапури, и теперь я их обожаю. Это вредно, но очень вкусно.

Неформальность в бизнесе

Российский бизнес сильно отличается от европейского, где деловые встречи обычно проходят в первой половине дня, а потом все расходятся. В России переговоры — это только часть бизнеса. Нужно сначала подружиться, а потом уже заниматься делами.

Местная R’n’B-музыка

Мне нравится музыка, которая играет здесь по радио: Тимати, Егор Крид. Это, конечно, не классика и не опера, но тоже хорошо.

Жизнь в большом городе

Первый раз в жизни я живу в большом городе. Здесь всё доступно и всегда под рукой. Недавно у меня порвался ремешок от часов. Его можно купить только в интернете, и в маленьком городе мне пришлось бы ждать несколько дней, пока его доставят. В Петербурге я получил ремешок в тот же день.

Зачем вы здесь?

Изначально я приехал в Петербург за своей девушкой. Я рассматривал возможность вернуться обратно во Францию, потому что там было проще найти работу. Но в итоге мне понравилось в Петербурге, я нашел работу здесь, и мы остались.

Конечно, после санкций в России стало жить сложнее. В первую очередь это касается бизнеса. Рубль упал, и европейское оборудование стало слишком дорогим для российских компаний.

В России сложно представить свое будущее. Экономическая ситуация такая, что я не понимаю, как люди здесь живут. Цены всё время растут, а зарплаты больше не становятся. Мне кажется, все стараются найти какие-то варианты, многие работают на нескольких работах, имеют по несколько бизнесов. Работают с утра до вечера, чтобы жить в нормальных условиях. Люди просто не знают, что будет завтра, ничего нельзя планировать. С другой стороны, в такой ситуации вряд ли возникнет рутина, и жить гораздо интереснее.

Источник: Бумага

Комментарии
Комментарии