Генрих Бёлль

Есть поступки, которые нельзя искупить даже раскаянием. «Бильярд в половине десятого»
Генрих Бёлль

Бёлль был одним из крупнейших немецких писателей второй половины XX века. Он входил в объединение «Группа 47», в котором также состояли Гюнтер Грасс, Вольфганг Кёппен, Петер Вайс и другие выдающиеся германские литераторы.

Совместными усилиями они выступали с непримиримой критикой гитлеровского режима, пытались осознать исторический опыт нацизма, Холокоста и Второй мировой войны, а также инициировали создание направления «литературы руин».

Генрих Бёлль сам был участником войны, служил в частях вермахта во Франции и на Восточном фронте. Трагедия Второй мировой отразилась в его раннем творчестве — романе «Где ты был, Адам?» и сборнике рассказов «Путник, придешь когда в Спа...».

Но всемирную известность выдающемуся прозаику принесли его романы на послевоенную тему — «Бильярд в половине десятого», «Групповой портрет с дамой», «Дом без хозяина» и «Глазами клоуна». В них он рассказал о ломке, трансформации и «перевоспитании» западногерманского общества конца 1940-х — начала 1970-х годов.

За свое творчество Генрих Бёлль был удостоен Нобелевской премии по литературе в 1972 году.

Мы подобрали 10 цитат из его произведений:

  • Молчание — хорошее оружие. («Глазами клоуна»)

  • Я уже давно перестал разговаривать с людьми об искусстве и о деньгах. Там, где сталкиваются эти два понятия, ничего путного не выходит: за искусство всегда либо переплачивают, либо недоплачивают. («Глазами клоуна»)

  • Все люди братья, даже если они враги. («Бильярд в половине десятого»)

  • Эмигрантам и невдомек, что нацистов почти не посылали на фронт и перебили там главным образом совсем других людей, убили, например, Губерта Книпса, который жил рядом с Винекенами, и Гюнтера Кремера, сына пекаря, и, хоть они и были вожаками гитлерюгенда, их послали на фронт потому, что они не проявляли «политической бдительности», не желали шпионить и доносить. («Глазами клоуна»)

  • Есть поступки, которые нельзя искупить даже раскаянием. («Бильярд в половине десятого»)

  • Нет, я не примирился с миром, в котором одно движение руки или одно неправильно понятое слово могут стоить человеку жизни. («Бильярд в половине десятого»)

  • Как ни странно, люблю существа той породы, к какой принадлежу сам, — люблю людей. («Глазами клоуна»)

  • Человек со стороны (каждый человек находится в этой позиции по отношению ко всем остальным) судит о положении другого иначе, чем тот, кого это непосредственно касается, — либо слишком мрачно, либо чересчур оптимистически, и так во всех случаях: будь то счастье или несчастье, любовная трагедия или творческая деградация. («Глазами клоуна»)

  • Надо оплакивать погибших детей, а не проигранные войны. («Бильярд в половине десятого»)

  • На этом свете нет ни благодарности, ни справедливости, а другого света тоже, между прочим, не предвидится. («Групповой портрет с дамой»)

Комментарии
Комментарии