Юлия Меньшова о передаче «Я сама» и феминизме

Ток-шоу «Я сама» многие считают первой феминистской программой на российском телевидении — но не сама его ведущая Юлия Меньшова.
Юлия Меньшова о передаче «Я сама» и феминизме

Ток-шоу «Я сама» многие считают первой феминистской программой на российском телевидении — но не сама его ведущая Юлия Меньшова. «Афиша» расспросила ее о возвращении на телевидение после десятилетнего перерыва, отношении к Опре Уинфри и о том, чего хочет современная российская аудитория.

— Как в вашей жизни возникла программа «Я сама»?

— Ее придумала Татьяна Фонина и принесла этот проект Ивану Демидову, тогдашнему генпродюсеру ТВ-6.

Таня хотела, чтобы это было целиком и полностью женское ток-шоу, в котором вообще нет мужчин и есть, соответственно, феминистка и женщина традиционных взглядов. Феминистку уже нашли, она была на тот момент в стране практически единственная — Маша Арбатова. Сторонница традиционных взглядов тоже у Тани была.

А дальше встал вопрос о ведущей. Поскольку я работала на ТВ-6 редактором, Демидов меня знал и порекомендовал.

Я подключилась и стала предлагать варианты того, что еще может происходить в рамках драматургии программы.

Я читала много книжек по популярной психологии, которые стали появляться как раз в 90-е. Были среди них толковые. И я стала понимать, что мужчины и женщины действительно очень по-разному устроены.

Мне показалось, что буквальная возможность — на примере — обнаружить, что на одну и ту же проблему мы принципиально по-разному смотрим, высечет гораздо большую искру. На мой взгляд, драматургически было маловато — обсуждать женские проблемы женским кругом. Обязательно должна была появиться мужская аудитория. Пусть небольшая, как в результате и получилось. И это оправдало себя, потому что добавило программе определенный драйв и остроту.

— Какие программы вы помните?

— Спустя долгие годы я не могу сказать, что вообще есть программы, которые я перебираю в памяти. Я, безусловно, периодически какими-то всполохами вспоминаю героев, хотя не всегда помню тему, на которую мы говорили. Помню случаи, которые рассказывали. Но надо сказать, что из 250–300 выпусков нет ни одной программы, которую я бы хотела забыть.

— Елена Ханга, с которой «Афиша» тоже делала ностальгическое интервью, поразила меня тем, насколько точно и детально она все помнит.

— У Лены такой склад ума. Она потрясающая рассказчица. В этом есть что-то от способностей к литературе. Она приводит очень законченные хорошие примеры.

Комментарии
Комментарии