Как на Руси детям выбирали имя

На Руси имянаречение младенца не было делом простым и обыденным. Когда родители давали новорожденному имя, они буквально «прописывали» его судьбу.
Как на Руси детям выбирали имя

На Руси имянаречение младенца не было делом простым и обыденным. Когда родители давали новорожденному имя, они буквально «прописывали» его судьбу. По этой причине к выбору имени относились очень серьезно и скрупулезно. Мать и отец хотели счастья своему ребенку, поэтому подыскивали имя, которое уберегло бы его от болезней, несчастий и даже преждевременной смерти.

Традиции имянаречения и прямое имя

Обычно в русских семьях малышу давали по нескольку имен. Одно из них считалось прямым, то есть данным при рождении. Им мать называла только что рожденное дитя, исходя из своих ожиданий или пожеланий сыну/дочери. Древнерусские прямые имена звучали красиво и очень содержательно: Ждан (долгожданный, трепетно ожидаемый ребенок), Любава (любимая, дорогая дочь), Любим (любимый ребенок), Смеяна (радостная, смеющаяся девочка), Голуб (кроткий, как голубок) и пр.

Старинные имена очень часто состояли из двух частей, каждая из которых выражала определенное понятие. Например: Святополк (святой полк, священное воинство), Владимир (владеющий миром), Радогост (рад гостям, гостеприимный), Болемысл (радеющий за познание, любознательный, мудрый) и пр.

Если малыши в семье часто умирали, родители выбирали новорожденному старинное или какое-то достаточно редкое имя (Адам, Гордей, Ева и пр.). Для защиты ребенка ему нередко давали имя дедушки или бабушки, проживших долгую жизнь.

Если же в семье росло многочисленное и к тому же здоровое потомство, родители могли особо не заботиться о выборе очередного имени для новорожденного.

Детей нередко называли по порядку рождения, характеру, а то и просто по времени года или погоде на улице. Среди таких древнерусских имен можно упомянуть следующие: Пискун (крикливый, голосистый младенец), Неждан (незапланированный ребенок), Шестой (по порядку рождения шестой в семье малыш), Мороз (рожденный в сильный мороз) и пр.

Крестильное имя

После принятия Русью христианства прямое имя, данное при рождении, стало считаться временным. После обряда крещения младенец получал свое второе – крестильное – имя. Традиционно его выбирали по календарю христианских праздников и собственно наименованию святого, в день которого происходило крещение малыша в церкви.

Так на Руси появились дети с именами греческого происхождения: Агафья (в переводе с греческого означает «добрая»), Дмитрий (от имени древнегреческой богини плодородия Деметры), Евдоким («славный»), Ефросинья («радость»), Ирина («мирная», «спокойная»), Ксения («гостеприимная»), Макар («благословенный»), Пантелеймон («милостивый»), Поликарп («плодородный») и др.

Отсюда пошла традиция называть детей двойными именами. Например, Владимир-Георгий («Владимир» – старославянское имя, «Георгий» – греческого происхождения).

Защитное имя

Но и на двух – прямом и крестильном - именах для ребенка на Руси не останавливались. Существовало еще и третье имя – защитное. Оно считалось «публичным» и было призвано защищать человека от сглаза, порчи и зависти злых сил. Если мать при рождении малыша называла его нежно Жданом, под этим именем его знали в кругу семьи, но называли так очень редко.

При посторонних ребенка прозывали как-то смешно, иногда даже уничижительно, чтобы не вызывать зависти. Защитных имен было множество и практически все они имени негативный оттенок. Например: Погорелец, Толстой, Тетеря, Хромой, Кудря, Репа, Шило, Висло, Некрас, Злоба и пр.

У славян существовал очень древний обряд, при котором малышу давали защитное имя. Ребенка, названного при рождении «Жданом», отец выносил из избы. Затем он заносил сына назад, и с этих пор малыша при людях именовали «Гнилозубом» или «Кудрей". Так родители защищали свою кровинку от несчастий, болезней и других бед.

Русские полуимена

Существовали на Руси и так называемые «полуимена». Они были уничижительно-уменьшительными формами, образованными путем добавления к личным именам суффиксов –к-, -ушк-, -иц- и др. Например, полуимя от Петр - Петрушка, от Анна – Анница или Анка, от Василий – Васька.

Обычно такие формы использовались для того, чтобы подчеркнуть классовое неравенство. Слуга мог сам представляться перед барином «Петрушкой». Также в государственных инстанциях такими именами называли преступников (Стенька Разин, Гришка Отрепьев).

Комментарии
Комментарии