Как живут взрослые готы

Представители готической субкультуры рассказали, как оставаться верным своим увлечениям во взрослом возрасте.
Как живут взрослые готы

«Субкультура – это система ценностей, установок моделей поведения, жизненного стиля какой-либо социальной группы, представляющая собой самостоятельное целостное образование в рамках доминирующей культуры», – так трактует это явление словарь. Есть субкультуры с давней историей, такие как металлисты, панки, хиппи – они трансформируются, но продолжают существовать.

Некоторые субкультуры появляются, достигают пика популярности и исчезают молниеносно, как было с эмо. В то время как консервативное общество продолжает записывать представителей различных субкультур в маргиналов и психов, мы поговорили с представителями готической субкультуры о том, каково оставаться готом, выйдя из подросткового возраста.

«Что-то мрачное» нравилось мне с детства»

Parket – заметный в социальных сетях персонаж. Стильные фотографии в готических костюмах разных направлений – от викторианских до кибер, видеозаписи с индастриал-дэнсом, интервью для европейских журналов. Разумеется, все это – одна сторона. В России не выходить из образа в повседневной жизни практически невозможно, поэтому и у Parket есть вторая ипостась – Алла, 25-летний филолог из Краснодара, копирайтер в пиар-компании.

– Готика для меня – это исключительно стиль в одежде, музыке и т.д. Мне кажется, что готика на 90% зиждется на внешнем виде. К тому же, большинство людей в субкультуре привлекает именно стиль одежды, причесок, атрибутики. Поскольку это ни в коем случае не сатанизм (как иногда считают) и не магия ведьм, то лично я не вижу иного способа соответствовать ей, кроме как с помощью внешнего вида или музыки. Если говорить о семантике, то я вижу готику как смесь романтизма, черного юмора и эстетики декаданса.

К тому же нужно понимать, что «готика» – слишком общее наименование. Оно включает в себя и современные урбанистические веяния, и post-punk, и романтическую викторианскую готику. Я также увлекаюсь киберготикой – несмотря на название, стиль с готикой практически ничего общего не имеет.

«Что-то мрачное» нравилось мне с детства. Но, ввиду отсутствия интернета и представителей субкультур рядом со мной, дальше «металла» я не продвинулась. Уже в 20 лет я познакомилась именно с готикой, в различных ее проявлениях. Не думаю, что это как-то повлияло на мою жизнь в глобальном смысле».

Увлечений у меня довольно много. С 2010 года я занимаюсь фотографией в качестве модели. Сейчас некоторые фото с моим участием используются для афиш мероприятий, обложек дисков, календарей, эскизов тату, их печатают в неформальных журналах. Периодически участвую в съемках одежды или аксессуаров.

В 2012 году я узнала о таком направлении танца, как industrial dance. Это танец под электронную музыку с маршевым ритмом, примечательный динамичными движениями рук и незначительным количеством па ногами. Он популярен у поклонников «темной электронной сцены» по всему миру. Научиться этому можно было только с помощью видео в интернете.

Вскоре я уже записала несколько танцевальных видео, пару раз выступала на сцене в своем городе во время концертов и фестивалей, планирую в конце декабря представить танцевальный номер на благотворительном неформальном фестивале «Подари РАСсвет».

В России это направление танца, как и субкультуры, практикующие его, непопулярно. Чтобы встретиться лично с другими танцорами, я поехала сначала на Украину, на фестиваль Energy open air, а затем на фестиваль Amphi в Кельне. Раз в несколько лет там проводится своего рода международный танцевальный флешмоб International Industrial Dance Meeting: танцоры со всего мира вместе записывают видео.

В 2014 году я узнала о том, что в нашем городе существует школа исторического танца. Исторической реконструкцией я на тот момент не увлекалась, но (как, наверное, многие филологи) была очарована атмосферой предшествующих эпох и хотела привнести в жизнь хотя бы толику того аристократизма. Мне казалось, что исторические танцы и балы – как раз то, что нужно. На мой взгляд, они дали мне даже больше.

Тяга к воссозданию атмосферы прошлого не ограничилась балами. Она переросла в Викторианские пикники – мероприятия, проводимые представителями готической и других субкультур за рубежом и в некоторых городах России. Будучи в Кельне, я побывала на таком пикнике и потом поделилась впечатлениями со знакомыми в Екатеринбурге. Меня попросили помочь в организации Викторианского пикника у нас.

Я согласилась и, выполнив практически все организаторские функции, осталась в итоге единственным организатором, коим являюсь по сей день. Первый Викторианский пикник в Краснодаре мы провели осенью 2014 года, с тех пор он традиционно проходит дважды в год.

Викторианский пикник может выглядеть по-разному, но основой всегда является дресс-код. В нашем случае требования достаточно просты: для дам – классическое платье или юбка в пол, для кавалеров – костюм. Желательно, чтобы наряд относился либо к реальной исторической эпохе (в идеале – викторианской, но допустимы и другие), либо к стилистике таких субкультур, как готика, стимпанк, лолита.

Участникам мероприятия, помимо радости общения и новых знакомств, мы предлагаем чаепитие, фотосессии, исторические танцы, игры и другие развлечения.

На мой субъективный взгляд, интерес к субкультуре в мире не спадает. Об этом говорит наличие таких масштабных фестивалей, как Wave Gotik Treffen, Amphi, Mera Luna. А вот к киберготике, за которой я слежу пристальнее, в Европе интерес несколько снизился, зато появился в Латинской Америке. Там киберготика считается новым веянием и привлекает значительное количество людей.

В России мне чаще встречаются молодые представители субкультуры, до 30 лет. Возможно, играет роль стереотип «с возрастом пройдет». Некоторые люди, оставившие свое увлечение готикой, жаловались, что им пришлось это сделать из-за работы или семьи. Лично я ни на одном своем месте работы не встретила преград к тому, чтобы быть поклонником готики. И созданию семьи готика тоже не помешала.

За рубежом я видела много представителей субкультуры старше 30. На мой взгляд, европейцам или американцам проще быть теми, кем они хотят. Приведу пример. Мы гуляли по Кельну в довольно примечательных нарядах. Ни одной конфликтной или неприятной ситуации с окружающими не возникло. Более того, на нас ни разу не показали пальцем, не отпустили вслух никакого замечания. Думаю, нет смысла перечислять ситуации, возникающие в России, когда мы появляемся на улице.

Мои увлечения никак не отражаются на работе и распорядке дня. Раньше, чтобы успеть сшить вещь для мероприятия, я пробовала не спать по ночам. Это сразу же негативно сказалось на здоровье, и к этой практике я больше не прибегаю. Напротив, стараюсь вести здоровый образ жизни и ложиться спать не позже 11 вечера.

Мой повседневный облик не включает в себя яркий макияж, линзы и наряды, в которых я могу появиться только на концертах или на фотосессиях. Но я никогда не прячу пирсинг, часто ношу ботинки на платформе (New Rock), неформальные сумки (например, Restyle), одежду в таких стилях, как nu-goth, romantic goth, майки с принтами в виде скелета или кровавых пятен. Не говоря уже об аксессуарах – кошельке, перчатках, украшениях и прочем.

Меня часто называют занудой, чересчур прагматичной и практичной. Возможно, так и есть (хотя мне, безусловно, еще есть куда стремиться в этом направлении), и именно это помогает мне организовывать свое время. Например, рукоделием или шитьем я занимаюсь до и после работы, танцами – после работы. Часто во время обеденного перерыва я успеваю заняться изучением немецкого языка и связать что-нибудь.

Фотосессии проходят либо поздно вечером в будние дни, либо на выходных. Не говоря уже о том, что существенную часть времени я трачу на ведение домашнего хозяйства. Мне бы хотелось больше заниматься хобби, но я не имею возможности оставить ради этого постоянную работу.

«Готической субкультуры в России никогда не было»

Еще один заметный персонаж в российском готическом сообществе – Mefysto Meilon. 27-летний дизайнер из Москвы (в обычной жизни – Андрей) увлекается музыкой и искусством, а по совместительству пытается интегрировать отечественных готов в международное сообщество.

– Меня всегда привлекало творчество, которое рассчитано не на массового потребителя, будь это музыка, книги, картины и прочее. Сколько себя помню, это было всегда в моей жизни, и, конечно, сильно повлияло на мое мировоззрение и окружение.

Если говорить про готическую субкультуру в России, то можно сказать, что ее и не было никогда. Все субкультуры в России – это лишь «обрезанные» версии того, что появляется в других странах. Мало кто у нас изучает историю субкультур, их корни, откуда и почему они зародились. В других странах все только развивается, появляются новые жанры, в субкультуры приходят новые поколения молодежи.

В плане возраста в России все так же – кому нравится, тот и остается при своих интересах, вне зависимости от того, сколько ему или ей лет. Но стоит отметить, что, например, в той же Германии я видел людей, которым далеко за 40, а то и за 50 лет, но они с радостью приезжают на музыкальные, в том числе готические, фестивали в дорогих костюмах, нередко под викторианский стиль, и дают фору молодежи.

С негативной реакцией общества на свой имидж в России я не сталкиваюсь. Думаю, это связано с тем, что я стараюсь выглядеть ярко и необычно, но все-же стильно и опрятно. У меня есть понимание, что такое фестиваль\концерт и что такое будний день. И, конечно, в обычной жизни я придерживаюсь городского, удобного мне стиля.

Я не думаю, что готика уйдет из моей жизни, как ушли детские игрушки. Если у человека это не просто увлечение, а уже сложившийся образ жизни, а тем более все это связано с его работой – то это, скорее всего, навсегда. От себя, как говориться, не убежать.

«Готы – это люди, которые умеют мыслить нестандартно»

Мария – выпускница МГУ и ВШЭ, сфера деятельности – девелопмент, урбанистика. Практикует креативный подход к преобразованию городской среды.

– Для меня готическая субкультура всегда была в первую очередь не формой, а содержанием. Как и во всех сферах жизни, для меня фокусом интереса являлись люди, или даже правильнее сказать «персоналии» (что у них в голове, как они проводят время, что они читают, какой музыкой вдохновляются и так далее).

У меня всегда было много абсолютно разных друзей, готы и прочие рок-н-рольщики, наверное, никогда не преобладали количественно, но в какой-то момент действительно интересовали меня больше всего. Некоторые из них остались со мной на всю жизнь.

Повзрослев, все они раскрылись как профессионалы, которые умеют мыслить нестандартно, ярко и в основном творчески. Удивительно, но я продолжаю встречать суперинтересных новых для себя людей, в прошлом имевших отношение к готической субкультуре.

«Ну и, однозначно, это всесторонне развитые люди! Сложно представить себе человека (я говорю по крайней мере про мой круг общения), который бы замкнулся на этой теме. Наоборот! Все постоянно чему-то новому учатся, меняют сферы деятельности, что-то выдумывают. Готика – это же не просто черные кожаные штаны и Lacrimosa в плеере. У нее, так сказать, 50 оттенков черного)»

Я считаю, что субкультура оказала свое влияние на мое видение мира. Она позволила ему стать более многогранным, но в то же самое время сформировало в восприятии определенные фильтры. То, какой стиль одежды я предпочитаю, какой для себя выделяю дизайн в повседневности, какую мысль отмечаю в архитектуре, литературе, музыке – все это результат того, что в юные годы я не обходилась массовой точкой зрения на окружающий меня мир.

Мне не кажется, что готику нужно воспринимать как нечто однозначно депрессивное. Я готическую эстетику вижу шире, как некую романтично-мрачную философию. Как фильмы Тима Бертона и музыку Баха. Фильмы Бертона – сплошь в мрачных полутонах, музыка Баха – тяжела, трехголосна и минорна. Но это не депрессивные вещи... У меня это никогда не ассоциировалось с хождением по кладбищам (никогда этим не занималась) и суицидом.

Комментарии
Комментарии