Македонский Швеции - король Карл XII

В короле Швеции Карле XII многие видели нового Александра Македонского.
Македонский Швеции - король Карл XII

В короле Швеции Карле XII многие видели нового Александра Македонского. У них, в самом деле, было много общего. Кроме того, что блестящие победы Карла быстро сменились сокрушительными поражениями, главным из которых стала Полтавская битва.

Пятеро на одного

Карл XII вступил на трон в возрасте 15 лет. К тому моменту он уже владел тремя иностранными языками, блестяще знал математику и инженерное дело и считался одним из лучших наездников Европы.

Формально при нем было учреждено регентство, ибо такова была предсмертная воля его отца Карла XI. Но юный король смириться с этим не мог. Он добился признания себя совершеннолетним и личным королевским указом отменил регентство, став полноценным и полновесным владыкой Швеции. В наследство от отца юный монарх получил по-настоящему могучую державу.

В XVII-м веке Швеция, впервые после долгого перерыва, вернулась на международную арену. Возвращение было триумфальным и ошеломляющим. Швеция вступила в Тридцатилетнюю войну, заключив союз с Францией. Именно эти две державы, в итоге, извлекли наибольшую выгоду из Вестфальского мира, положившего конец этому длительному конфликту.

После этого Швеция продолжила наводить свои порядки в восточной Европе. В 1655-м году король Карл X Густав вторгся в Речь Посполитую. Те события вошли в историю под названием «Шведский потоп». К концу XVII-го века, а именно к тому самому 1697-м году, когда Карл XII вступил на престол, его держава контролировала Балтийское море.

Здесь действовали шведские правила и шведские порядки, что, разумеется, не нравилось соседним державам, которые решили воспользоваться неопытностью нового короля, чтобы покончить со шведкой гегемонией. Так возник тройственный союз Дании, Польши и России, поддержанный также Саксонией и Ганновером. 18-летний Карл остался один против пяти соперников.

Англия с Голландией оказали ему лишь моральную поддержку, согласившись не ввязываться в конфликт. Впрочем, шведский король прекрасно обошелся и без их помощи. На первых этапах Северной войны он сумел проявить свои лучшие качества — решительность и дерзость. Именно этим он, в конце концов, и заслужил сравнение с Александром Македонским.

Шведский македонский

Дания хотела завладеть шведскими территориями на континенте и в Пруссии. Именно туда были отправлены основные силы датской армии. И тогда Карл решился на отчаянный и крайне рискованный ход. Собрав небольшую эскадру и 15-тысячную армию, он пересек крошечный пролив, отделяющий Швецию от Дании, и высадился прямо под стенами Копенгагена. Это был ошеломляющий удар.

Датская столица была хорошо укреплена, но ее гарнизон составлял менее 4000 тысяч человек. К длительной осаде Копенгаген не готовился, а датский флот был блокирован небольшой шведской эскадрой. Король Фредерик IV был настолько напуган перспективой потери столицы, что запросил мира. Ему, правда, пришлось принять все условия своего шведского кузена.

В итоге, Дания отказался от территориальных претензий, выплатила контрибуцию и обязалась не вести боевых действий в течение следующих 9 лет. Карл XII, таким образом, вывел противника из войны всего за несколько недель. Засиживаться в Дании он не стал, и почти сразу же отплыл в Прибалтику, где русские войска осаждали Нарву и Прибалтику. И здесь были использованы все те же нехитрые и дерзкие приемы — внезапность и решительность.

Карл отказался от идеи маневров, долгих построений и поиска выгодной позиции. Юношеский максимализм требовал атаковать, так Карл всегда и поступал. Под его началом было 9 тысяч человек и 37 орудий, в то время как Нарву осаждали главные силы армии Петра — 40 тысяч бойцов, плюс почти 140 пушек. Шведы совершили марш-бросок к крепости, несмотря на сильнейшую метель и порывистый ветер, что позволило им подойти к противнику с тыла и остаться незамеченными.

После этого Карл решительно атаковал русские позиции, воспользовавшись тем, что силы де Круа, который руководил осадой Нарвы, были растянуты на несколько километров вдоль линии фронта. Шведы прорвали строй неприятеля сразу в нескольких местах, вынудив Де Круа капитулировать, ошеломленная армия, потерявшая полководца, начала беспорядочно отступать, пытаясь пересечь Нарову по единственному мосту.

Но этот мост не выдержал и предательски обвалился. Карл XII добился решительной и головокружительной победы. Потеряв примерно 600 человек, он уничтожил пятую часть армии де Круа, захватив все ее артиллерию с царской казной в придачу. И тут перед юным монархом встал выбор, что делать дальше. Продолжить российский поход и идти на Москву, чтобы вынудить Россию капитулировать, или же атаковать Польшу с Саксонией. Карл выбрал второй вариант, совершив тем самым свою первую роковую ошибку.

Первая роковая ошибка

Впрочем, в Польше дела у него шли как по маслу. Началось все с победы при Клишове, благодаря которой Карл и заработал лестное для себя сравнение с Александром Македонским. 12 тысячный шведский корпус был остановлен вдвое превосходящей его польско-саксонской армией, что вынудило его отступить к густому и массивному лесу. С наступление темноты Карл поднял войска и велел тем идти через лес. Под проливным дождем армия прошла через заросли, выйдя к утру к позициям неприятеля, аккурат вблизи их правого фланга, где располагались саксонские силы.

Шведы перешли в стремительное наступление, опрокинули изумленного неприятеля и завершили сражение за несколько часов. Карл потерял 300 человек, Польша и Саксония — в десять раз больше.

Дело было в 1702-м году Карл планировал закончить войну с Польшей и Саксонией за следующие 7−8 месяцев, не вышло. Мир, обозначивший его победу, был подписан лишь в 1706-м году. Карл вынудил польского короля Августа II (он же был курфюрстом Саксонии) отречься от престола. На польский трон взошел ставленник Швеции Станислав Лещинский. Карл находился на пике славы, а его держава на вершине своего могущества. В Европе о шведском короле говорил, как о новом Александре Македонском.

Его победами восторгались, о некоторых из них писали поэмы и памфлеты. Людовик XIV прислал Карлу белого коня в знак восхищения и дружбы. Правда, шведский король так и не получил этого подарка. Война продолжалась и, неожиданно, приняла для Швеции очень скверный оборот.

Триумф действительно быстро перестал быть триумфом. Шведская аристократия недовольная отсутствием короля, взяла управление внутренними делами в свои руки, частично отменив реформы, проведенные еще отцом Карла. Король получил срочное донесение, призывавшее его вернуться в Стокгольм. Карл обещал вернуться, как только выиграет войну. В тот момент ему казалось, что это дело от силы полутора лет. На деле же ему уже не суждено было вновь увидеть Стокгольм. Покидая столицу в 1700-м году Карл еще не знал, что больше уже в этот город не вернется.

Пока новый Александр покорял Польшу, Петр I вернулся в Прибалтику. Крупнейшие шведские крепости были захвачены, а в устье Невы была заложен новый город. На совете фельдмаршал Рёншельд предложил Карлу XII вернуться морем в Швецию, а затем, через Финляндию, атаковать Россию с севера и отбить Прибалтику. Этот план был умен, но недостаточно дерзок для 24-летнего Карла.

Он уже имел репутацию человека, который заканчивает войны разгромом неприятеля и никак иначе. Тут не могло быть пары побед и выгодного мира. Здесь должен был быть абсолютный триумф с полной капитуляцией неприятеля. Так, находившийся в зените славы король совершил вторую роковую ошибку.

Вторая роковая ошибка

На том самом совете, где Рёншельд советовал вернуться в Швецию, Карл решил идти на Москву. Шведский король хотел атаковать российскую столицу также, как сделал это со столицами Дании и Польши. Беда в том, что поход предстоял долгий, а Карл слишком торопился. Нудные сборы и подготовку он поручил генералу Адаму Левенгаупту, а сам спешно отбыл в Малороссию. На то были причины.

Карл уже знал о том, что Иван Мазепа собирается принять его сторону и сделал ставку на внезапную измену украинского гетмана. Левенгаупт же, дождался прибытия подкреплений из Швеции и двинулся со своим корпусом на соединение с королем. Вот только Петр прекрасно знал о шведский маневрах и умело воспользовался тем, что армия противника была разъединена.

Он настиг корпус Левенгаупта и наголову разбил его в битве при Лесной. Позже Петр назовет победу при Лесной матерью Полтавской виктории. Почему? Да просто потому, что первая случилась за девять месяцев до второй. Карл, тем временем, безуспешно осаждал Полтаву. Получив вести о поражении Левенгаупта он отступил для перегруппировки.

Несколько позже русские войска отрезали шведов от снабжения. Положение стало критическим. Рёншельд вновь посоветовал королю отказаться от амбициозных планов. Еще не поздно было вернуться в Польшу, отплыть оттуда в Швецию и зайти с севера. Король назвал фельдмаршала трусом, заявив, что пойдет до конца. «Мы разгромим русских, — заявил он, — а затем заключим союз с султаном».

Вот только в Полтавской битве удача изменила Карлу XII. Его план так и не был доведен до командующих. По неясным причинам, они получили разные инструкции. Одни должны были штурмовать редуты, другие — обходить их. Неразбериха сорвала тот самый первый удар, который всегда приносил королю победы. Наступление было скомкано, а войска застигнуты врасплох контратакой. Не помогло даже предательство Мазепы. Впрочем, худшей для шведов, частью битвы стало отступление, которое переросло в беспорядочное бегство.

Финальным его аккордом стала капитуляция у Переволочны, где были блокированы и окружены значительные силы армии Карла XII. Шведский король потерял все. Армию, стратегическую инициативу и поддержку своих солдат и командиров. В некотором роде он потерял даже собственную страну, ибо путь назад в Швецию был ему теперь отрезан. Карл бежал в Османскую Империю и встал лагерем в Бендерах. Султан Ахмед III горячо Карла приветствовал и разрешил ему оставаться в Бендерах столько, сколько тот пожелает, обещав, к тому же, защиту от Петра.

Железная башка

В следующие несколько лет шведский король сидел в своем лагере, пытаясь придумать план В. Он пытался вызвать подкрепление из Швеции, требуя, чтобы эскадра привезла ему войска морем, обогнув Европу. Он лихорадочно искал союзников, убеждая Ахмеда объявить войну России. Этим он только настроил султана против себя. Османский владыка велел гостю убираться из Бендер. Карл отказался.

Тогда в город были направлены янычары с довольно широким мандатом на принятие мер. «Выдворить, в случае сопротивления арестовать, если что-то пойдет не так — убить». Карл сопротивлялся три недели. В одной из стычек он лишился кончика носа. Когда положение стало критическим, шведский король прорвал окружение и спешно покинул лагерь. В той схватке он проявил столько упрямства и отваги, что янычары прозвали его «Железной башкой».

Потеря кончика носа, к слову, нисколько не изменила привычек Карла. Он бежал в Швецию через восставшую Польшу, рискуя попасть в плен. Вел себя не осторожно, дважды отбивался от погонь, трижды получал ранения. Тем не менее, Европу он пересек всего за 15 дней, неожиданно объявившись в Швеции в тот момент, когда все думали, что он томится в османском плену.

Карл так и не смог восстановить порядок в своей стране. Он попытался добиться мира с Россией, но получив отказ, объявил, что продолжит войну и вторгся в Норвегию, находившуюся под властью Дании. Первым делом он осадил крепость Фредриксен. Это было его последнее сражение. Король руководил строительством укреплений, когда шальная пуля пробила ему голову. Карл был убит наповал. Вокруг его смерти до сих пор ходят легенды и споры.

Существует мнение, что шведский король пал жертвой заговора недовольных им дворян. Так или иначе, Карл стал последним европейским монархом, который погиб на поле боя и, кажется, последним человеком, которого сравнивали с Александром Македонским.

Его жизнь — один сплошной парадокс. За 18 лет бесконечных походов и сражений он одержал много великолепных побед, но все они были перечеркнуты одним-единственным поражением. Поражение это перечеркнуло не только прошлые успехи Карла, оно поставило крест на дальнейших амбициях Швеции.

По итогам Северной войны, она утратила лидирующее положение в Европе и контроль над Балтийским морем. Карл оказался тем блестящим полководцем, чье правление имело катастрофические последствия для его страны. Но вот вам следующий парадокс: он остается одним из самых уважаемых и почитаемых правителей Швеции за все ее долгую историю.

Источник: Дилетант

Комментарии
Комментарии