«Мне нечего жрать, зато шкаф ломится от шмоток»: признания шопоголиков

Мы поговорили с тремя девушками, которые испытывают болезненную страсть к покупкам, и спросили у психотерапевта, что делать, если вы не можете обуздать потребительский инстинкт.
«Мне нечего жрать, зато шкаф ломится от шмоток»: признания шопоголиков

Алиса

Менеджер

Проблемы начались в детстве. Я росла в обычной семье — девочка-ботаник, которая не особо обращала внимание на внешность и постоянно получала зуботычины от одноклассников. Стремление это изменить было бешеное. Думала: выучусь, заработаю. В итоге блестяще окончила школу, университет, но так и не заработала.

Потом встретила очень обеспеченного человека, он стал меня баловать. Меня тянуло только к брендам, первым линейкам. Джинсы — только D&G или Dsquared2. Если проходила неделя и я не шла в бутик и что-то не покупала, было как-то беспокойно. Я бежала и покупала что-то, что мне было совершенно не нужно. У меня был кайф, эйфория. Она длилась неделю-две, потом я шла опять покупать, но период эйфории сокращался. У тебя есть деньги — надо срочно их потратить. Дома 33 туши для ресниц — куплю 34-ю. На скидки я даже не обращала внимание, просто хватала. Продавцы все тоже видели и потакали мне: они чувствуют шопоголиков.

Это все продолжалось три года — с 2012-го го 2015-й. Потом получилось так, что денег не стало. Тогда я начала брать кредиты в банках. В итоге я жутко обросла долгами, но это меня не остановило. Я начала ходить по распродажам, а потом поняла, что все, денег нет.

Я поняла, что творится что-то очень страшное: мне нечего жрать, зато шкаф ломится от дорогущих шмоток. Самое ужасное, что я не особо стремилась с ними расставаться. Иногда перерываю это барахло и вижу вещи с этикетками. В какой-то момент ты понимаешь, что не можешь платить. Начинаются звонки из банков: домой, на работу. Потом они не просто звонят, но и приходят.

Сейчас у меня долги порядка 800 тысяч. Мысли по этому поводу были самые разные, думала даже о суициде. Я завидовала мертвым. Останавливала только мысль о сыне.

Потом мне дали телефон хорошего психиатра, он помог мне разобраться в себе. Но период лечения был очень долгим. Сейчас у меня есть шопоголизм, но не такой страшный. Я покупаю что-то не в ущерб семье.

Читать далее на сайте daily.afisha.ru

Комментарии
Комментарии