Мускатный орех на острове Сокровищ

История о том, как знаменитый шотландский писатель легкомысленно обошелся с мускатным орехом.
Мускатный орех на острове Сокровищ

Кулинарные истории И. Сокольского

Мы приближались к лучшей части острова. Вместо травы по земле стлался пахучий дрок и цветущий кустарник. Среди зеленых зарослей мускатного ореха там и сям возвышались багряные колонны высоких сосен, бросавших широкую тень. Запах муската смешивался с запахом хвои.
Р. Л. Стивенсон. Остров Сокровищ

Увлекательный поиск клада по воле автора книги «Остров Сокровищ» происходил на фоне роскошного тропического пейзажа на одном из уединённых необитаемых островов Карибского моря. По мере приближения разбойников к месту, где «самый кровожадный пират из всех, какие когда-либо плавали по морю», капитан Флинт, спрятал несметные сокровища, пейзаж менялся: «На вершине было мало деревьев, и идти стало значительно легче.

Теперь мы спускались вниз, потому что, как я уже говорил, плоскогорье имело некоторый наклон к западу. Сосны - большие и маленькие - были отделены друг от друга широким пространством. И даже среди зарослей мускатного ореха и азалий то и дело попадались просторные, выжженные солнечным зноем поляны».

Досужие исследователи творчества английского писателя обнаружили удивительное сходство придуманного Стивенсоном острова с островом Пинос, который находится в 70 км к югу от Кубы. Природа острова Сокровищ, его бухты, горы, сосны и даже маленький островок, прикрывающий вход в бухту, Моррильос-дель-Диаболо (в романе — остров Скелета) как будто списаны с Пиноса.

Вслед за публикацией этого «открытия», на остров ринулись кладоискатели, в надежде обнаружить остатки сокровищ, которые по свидетельству героя романа Джима Хокинса не смогли вывезти участники экспедиции на шхуне «Эспаньола»: «Остальная часть клада — серебро в слитках и оружие — все еще лежит там, где ее зарыл покойный Флинт.

И, по-моему, пускай себе лежит. Теперь меня ничем не заманишь на этот проклятый остров. До сих пор мне снятся по ночам буруны, разбивающиеся о его берега, и я вскакиваю с постели, когда мне чудится хриплый голос Капитана Флинта: — Пиастры! Пиастры! Пиастры!»

На острове, который правительством Кубы в 1978 году был переименован в Хувентуд (остров Молодежи), многочисленные искатели сокровищ, кроме сосен, ничего не нашли, равно как и не обнаружили зарослей мускатного ореха, который по своей ценности мог стать некоторым утешением для неудачливых кладоискателей. Дело в том, что на этом острове запах муската никоим образом не мог смешиваться с запахом хвои по той простой причине, что красивое вечнозеленое тропическое дерево мускатник душистый там не рос никогда.

Выдающийся писатель ошибался: родина мускатного ореха и его «заросли» находились на огромном расстоянии от острова Сокровищ на Молуккских островах в Тихом океане, и не в Западном, а в Восточном полушарии Земли.

С начала XIX века на островах Карибского моря стали разводить пряности и в том числе мускатный орех, но на необитаемом острове, избранным капитаном Флинтом для сокрытия награбленного, его некому было посадить и поэтому он, конечно, не мог образовывать заросли, через которые одноногий пират Джон Сильвер тащил на веревке юного Джима.

Лучше всего мускатник прижился на острове Гренада с его многочисленным, способным трудиться на плантациях населением, что послужило поводом называть его «островом Мускатного ореха», а на зеленом, желтом, красном флаге государства Гренада поместить графическое изображение этого ореха, выращивание которого с тех пор является основой экономики страны, ставшей одной из ведущих мировых производителей этой пряности.

Теперь, когда читатели получили возможность убедиться в ошибке уважаемого писателя, автор решил познакомить их с тем, как мускатный орех попал в Московское государство.

Одно из свидетельств находится в торговой книге, написанной примерно в 1575 – 1610 годах и служившей руководством, составленным специально для русских купцов, торговавшим с иноземцами. Она называлась: «Книжка описательная, како молодым людям торг вести и знати всему цену, и отчасти в ней описаны всяких земель товары различные, их же привозят на Русь немцы и иных земель люди торговые».

Среди прочего в ней описывались колониальные товары, привозимые голландцами из Ост-Индии, Зондских и Молуккских островов в Амстердам и оттуда в другие страны, в том числе и в Московское государство. Упоминались гвоздика «целая, серая без мелочи», кардамон, «что в питье кладут по зернышку», корица, перец, шафран, тмин, ладан, фимиам, мушкатные орехи, о которых среди прочего сказано: «а знати мушкат коли свеж, уколи его, ино сок выступит, а в сухом соку нет».

В архиве князей Голицыных сохранился список вещей, привезенных князем М. М. Голицыным из Персии, где он в 1745-1748 годах возглавлял посольство к персидскому шаху. Среди прочего там были «башмаки скороходские, подошвы персицкие; белье, полог кисейный с подзором, сорочки с кружевными манжетами и без манжет, галстуки короткие и долгие; четыре тюка ковров персицких; сахару кенарского , полукенарского и персицкого, мушкатный орех, перец, гвоздика, миндаль горький, пшено сорочинское …».

Любопытно, но кажется вместе с этими традиционными восточными товарами, князь прихватил с собой и несколько «персиянок». Косвенным свидетельством этому может послужить хозяйственный документ из его личного архива, который называется: «Реестр, что персиякам платья шито: шуба новая, балахон, чулки, сапоги, коты, шапка персицким ребятам да юпка, душегрея, корсет, рубаха, башмаки».

При императрице Анне Иоанновне (1730 – 1740) в Петербург в качестве дара персидского шаха Надира прибыло несколько слонов. Для них был построен «Слоновый двор» на Фонтанке, который был под началом «слонового мастера» Ассатия. На корм одного слона полагалось в год: «корицы, кордамону, мушкатных орехов - по 7 фунтов 58 золотников каждого сорта, шафрану - 1 фунт 68 золотников, сахару - 27 пудов 36 фунтов 4 золотника, пшена сорочинского -136 пудов 36 фунтов, муки пшеничной - 365 пудов, тростника сухого - 1500 пудов».

Полагалось и вино, и притом лучшего качества: виноградного - 40 ведер, водки - 60 ведер. Последняя, видимо, не пришлась по вкусу «слоновьему мастеру» Ассатию, который доносил: «К удовольствию слона водка неудобна, так как явилась с пригором и не крепка». Можно не сомневаться в том, что бедным слонам она не досталась, к и очень дорогие в те времена пряности и сахар, которые послужили на благо ухаживавшим за слонами погонщикам, ставшими уже через несколько лет довольно зажиточными людьми.

Мускатный орех и мускатный цвет использовали для приготовления «водки апоплетики», которая при дворе русских царей XVI –XVII веков пользовалась особым расположением, в качестве лекарственного средства, применявшегося при тех заболеваниях, которые мы сейчас квалифицируем как гипертоническая болезнь и инсульт.

Вместе с этим стали общественным достоянием средневековые представления о способности мускатного ореха в равной степени защитить от козней дьявола, заразных болезней и придать мужчинам потрясающую воображение способность к совокуплению. Ношение мускатного ореха в левой подмышке особами женского пола во время прогулки в людном месте должно было помочь привлечь внимание поклонников.

По мере поступления все больших количеств из Персии, из аптеки пряность переместилась на царскую кухню, где стала использоваться для ароматизации водок, сладких блюд и кондитерских изделий из теста.

В современном кулинарном мире мускатному ореху и мускатному цвету отведена роль пряностей с полезными свойствами. Они незаменимы в тех случаях, когда нужно справиться с перевариванием обильных количеств жирной говядины, баранины, свинины, пышных кремовых тортов без неприятных последствий чрезмерного чревоугодия.

Аромат добавленного в еду мускатного ореха помогает при нерешительности и апатии, улучшает настроение, позволяет получать удовольствие не только от еды, но и просто от самой жизни, повышает яркость восприятия мира и развивает волю к победе над трудностями. Опыт нескольких поколений сластолюбцев говорит о том, что мускатный орех на самом деле способен стимулировать потенцию и чувственность.

Теперь мускатный орех служит универсальной пряностью, хорошо сочетающейся практически со всеми продуктами и поэтому автор предлагает уважаемым читателям использовать его, например, в грибных блюдах, как это он однажды попробовав, делает постоянно.

Грибы, тушеные с картофелем и мускатным орехом

500 г грибов, 10 клубней картофеля, 200 г сметаны, 1/2 стакана растительного масла, 1 ст. ложка томата-пюре, 1 крупная луковица, 1/4 чайной ложки тертого мускатного ореха, душистый перец горошком, соль, зелень укропа.

Отварить грибы, нарезать ломтиками и обжарить 5-8 минут на сильном огне. Уложить в сотейник, добавить сметану, перец горошком и тушить 5-8 минут.

Картофель нарезать кубиками и обжарить в растительном масле, положить в грибы, добавить, пассерованный дольками лук и мускатный орех. Все аккуратно перемешать и тушить на слабом огне до готовности. При подаче посыпьте мелко измельченным укропом.

Шампиньоны, запеченные с картофельным пюре и мускатным орехом

250 г свежих шампиньонов, картофельное пюре, 1 ст. ложка сливочного масла, 1/4 чайной ложки тертого мускатного ореха, 1/2 стакана сметаны, 2 ст. ложки тертого сыра, соль по вкусу.

Грибы промыть и обжарить на масле до готовности, посолить. Подготовленное заранее картофельное пюре заправить мускатным орехом и выложить в смазанную маслом форму для запекания таким образом, чтобы середина была свободна. На эту свободную середину выложить грибы. Сметану смешать с тертым сыром и этой смесью залить картофельное пюре с грибами. Запекать в духовом шкафу при температуре 200°С до золотистой корочки.

Автор готовит эти блюда осенью, когда можно собрать грибы в лесу, и зимой, когда шампиньоны продают в магазине, и оно всегда с восторгом поедается его домашними, которые при этом, как правило, не забывают сказать ему массу лестных слов о его кулинарных способностях, и которые он желает услышать своим любезным читателям, если они последуют его примеру.

Автор: Игорь Сокольский

Комментарии
Комментарии