Парацельс и другие знаменитые алхимики

Алхимия – это не только и не столько про чудеса, магию и бессмертие. Алхимия – это образ жизни, тяга к знанию и познанию мира. Без неё не было бы ни медицины, ни химии.
Парацельс и другие знаменитые алхимики

Алхимия – это не только и не столько про чудеса, магию и бессмертие. Алхимия – это образ жизни, тяга к знанию и познанию мира. Алхимия – предтеча современных естественных наук. Без неё не было бы ни медицины, ни химии – а открытия в этих областях уже первый шаг к бессмертию.

Ко всему прочему, многие алхимики были ещё и философами. Как это не удивительно, но у истоков алхимии стояли такие люди как Альберт Великий и Фома Аквинский.

Парацельс

Превзошедший Цельса – а именно это и означает выдуманный самим алхимиком псевдоним – был удивительным человеком. Парацельс совершил переворот в медицине: критически пересмотрел идеи древней медицины, активно использовал химические препараты в лечении болезней. Именно с него, в каком-то смысле, началась современная фармакология. Причём же здесь алхимия? При том, что алхимия – это, наверное, образ жизни и мысли.

По Парацельсу, человек производится Богом из «вытяжки» целого мира и несёт в себе образ Творца. Парацельс не гнушался один день провести в компании цыган, евреев, повитух, погонщиков скота и предсказателей, а на следующий прибыть в университет для прочтения лекции о медицине и разговоров с профессорами. Добывал знания отовсюду и ото всех.

После десяти лет скитаний по всей Европе, в ходе которых Парацельс участвовал в войнах в качестве медика, читал лекции, получал знания разного рода, он прибыл в Германию. Там он надолго, впрочем, не задержался. После чудесных исцелений больных в 1526 в Страсбурге, он отправился в Базель, в Швейцарию. Там он получил право преподавать медицину.

Стиль преподавания Парацельса, человека, умудрённого практикой, разительно отличался от его закостенелых ортодоксальных коллег. Во-первых, он высказывал своё мнение, а не только повторял сказанное в античности, во-вторых, читал на немецком, а не на латыни. Такое неуважение к университетским традициям породило врагов – преподавателей и «настоящих» врачей, и почитателей – студентов.

Умер Парацельс вследствие удачного покушения. Нанятые злопыхателями бандиты избили 48-летнего алхимика, тот упал на камень, проломил череп, что и привело к смерти через несколько дней.

Арнольд из Виллановы

Как это ни странно, но Арнольд из Виллановы не только в качестве алхимика и медика, но и дипломата. Это лишний раз доказывает, что алхимики, как и подобает учёным Средневековья, были всесторонне развитыми личностями. Но прежде, чем встать на государеву службу, Арнольд изучал и преподавал медицину в Монпелье до 1260. Он также перевёл несколько важных арабских трактатов о медицине, включая работы Ибн Сины и Галена.

Также сам писал труды по алхимии (впрочем, в их оригинальности есть сомнения) и медицине. Дал описание ядов, противоядий, лечебных свойств различных растений и способов их употребления.

После 1260 года Арнольд путешествовал по Франции, Каталонии и Италии частью как врач, частью как посланник. А начиная с 1281 года Арнольд был личным врачом короля Арагона Петра III. На стыке веков ему пришлось также послужить королю Арагона Хайме II. Любопытно, но в одно время Арнольду пришлось искать спасения от инквизиции у короля Сиции Федериго II, а после его пригласили в качестве врача папы Клемента V в Авиньон.

Доподлинно известно, что благодаря Арнольду была составлена специальная папская булла, сделавшая изучение трактатов Ибн Сины и Галена стало обязательным для студентов-медиков.

Роджер Бэкон

Монах-францисканец и естествоиспытатель, Роджер Бэкон учился и преподавал в Оксфорде. Предвосхитил в бунтарстве Парацельса. Так, Бэкон первым выступил против схоластики и резко отзывался о тогдашних великих авторитетах – Фоме Аквинском и Альберте Великом. Критиковал подход к философии как к уже сформировавшейся сфере. До добра это не довело – его, как бы сейчас выразились, посадили на 12. Ещё он верил в астрологию, в предзнаменования и в философский камень.

Кроме как в бунтарстве, Бэкон предвосхитил Парацельса во взглядах на роль алхимии. Так, он считал, что что алхимия может принести большую пользу медицине. Подразделял алхимию на умозрительную (теоретическую), которая исследует состав и происхождение металлов и минералов, и практическую, занимающуюся вопросами добывания и очистки металлов и приготовления красок. Также он пытался внести в алхимию элементы науки.

В одном из своих трудов, «Opus majus» (1268), Роджер Бэкон проводит мысль о бесполезности отвлечённой диалектики и о необходимости изучать природу посредством наблюдения. Бэкон считал, что только математика, как наука, наиболее достоверна и несомненна. С её помощью можно проверять данные всех остальных наук. Кроме того, он утверждал, что математика — самая лёгкая из наук и доступна каждому.

Василий Валентин

Не совсем ясно, существовал ли этот человек на самом деле. Предположительно, он жил в Эрфурте во второй половине XV века. В 1515 году император Максимилиан I пожелал узнать, числился ли в списках монахов-бенедиктинцев Василий Валентин или нет. Изыскания людей императора ни к чему не привели. Лишь в 1675 году его имя обнаружилось в архивах монастыря святого Петра. Но до конца не ясно, верны ли эти сведения.

Василий Валентин, как алхимик, впервые получил соляную кислоту, подробно описал сурьму, способ её получения из сурьмяного блеска и соединения сурьмы. Описал азотную и серную кислоты, царскую водку, нашатырь, сулему и другие соли ртути, некоторые соединения цинка, олова, свинца, кобальта. Наблюдал «услащение кислот» — взаимодействие спирта и кислот с образованием эфиров.

Василий Валентин считал, что занятия алхимией носят чисто религиозный характер и полагал, что философский камень откроется лишь человеку глубоко благочестивому и добродетельному.

Всю жизнь человека Валентин сравнивает и считает процессом тождественным с превращением неблагородных металлов в золото; земную жизнь и все несчастия, постигающие человека, Валентин уподобляет процессам, которым нужно подвергнуть металлы для превращения их в золото (вываривание и очищение при помощи ферментаций); могила это то место, где на человека действует путрефакция (то есть сила, вызывающая гниение), освобождающая его от неблагородных составных частей, и наконец бессмертие души — это сублимация (улетучивание) его благороднейших составных частей.

Возможно, Валентин был в чём-то прав и концепция «философского камня» — метафора для достижения человеком духовного бессмертия на Небе или же в памяти потомков.

Николас Фламель

Если вы читали или смотрели первую часть «Гарри Поттера», то вы наверняка знаете, кто смог получить философский камень и обрести бессмертие. Это был Николас Фламель. На самом деле этого, конечно, не было, но тем не менее то, что произошло с Фламелем после покупки «Книги Иудея Авраама» будоражит воображение.

Фламель, владевший в 1350-е годы книжной лавкой, купил папирус и просидел над ним 20 лет, постигая его «тайный смысл». Так ничего и не постигнув, кроме того, что папирус на арамейском, он отправился под видом паломника в Испанию, к евреям, которым было запрещено селиться во Франции в то время.

По возвращении Фламеля из Испании случается чудо: в 1382 году в течение нескольких месяцев он стремительно богатеет, становится собственником более чем 30 домов и участков, занимается меценатством, учреждает несколько фондов, вкладывает деньги в развитие искусства, финансирует постройки часовен и больниц.

Многие считают, что всё благодаря раскрытию секрета философского камня, который был способен превратить любой металл в золото и даровать вечную жизнь.

Источник: Дилетант

Комментарии
Комментарии