Петербуржец в 4-м поколении о предках-купцах и отце-режиссере

Начальник отдела в страховой компании рассказал о прадеде-купце, погибшем на фронте дедушке, отце-кинорежиссере, авторе «Контрольной для взрослых», и своих отношениях с городом.
Петербуржец в 4-м поколении о предках-купцах и отце-режиссере

В новом выпуске рубрики «Коренные» историю своей семьи нам рассказал начальник отдела в страховой компании Илья Шадхан: о прадеде-купце, погибшем на фронте дедушке, отце-кинорежиссере, авторе «Контрольной для взрослых», и своих отношениях с городом.

Мой дед Абрам Михайлович Шадхан был из очень простой семьи. Советская власть буквально дала ему все, и он искренне верил в ее идеалы, а благодаря покровительству чиновников высокого ранга даже спас семью своей супруги Нахимы Исааковны Штейнер. Она, напротив, была очень богата: ее отец Исаак Семенович принадлежал к сословию купцов первой гильдии.

Но в 1934-м прадеда арестовала НКВД, и он был выслан в Сибирь как враг народа. Его жена, моя прабабушка Евгения Семеновна сделала все, чтобы вытащить мужа из лагерей, но несколько лет ссылки сильно сказались на его здоровье, и вскоре он умер.

Брак Нахимы Штейнер, дочери врага народа, с советским человеком Абрамом Шадханом можно назвать удачным. Она в него влюбилась с первого взгляда, еще школьницей, и решила, что он станет ее мужем. Через какое-то время они встретились на улице: Нахима не растерялась и сделала вид, что упала. Абрам Михайлович бросился ее поднимать. С этого и начался их роман.

Мой отец, Игорь Шадхан, родился в 1940-м, а дед почти сразу ушел на фронт. Абраму Михайловичу на тот момент было уже больше 40, то есть он мог не воевать. Ко всему прочему, у него был белый билет: он работал заместителем директора Фабрики имени Веры Слуцкой.

Чем было вызвано его решение пойти на войну: патриотическими ли настроениями или душевными переживаниями ─ сейчас сказать сложно. Семья в те годы жила по адресу Первая линия, дом 50. Когда Нахима Исааковна вышла проводить мужа к трамвайной остановке, он снял с руки золотые часы и сказал: «Отдай Игорю». Эти часы я ношу до сих пор.

Дед погиб на Ленинградском фронте в январе 1942-го года. О том, каким он был человеком, можно судить по следующему эпизоду. После войны семья вернулась из эвакуации, и еще много лет соседи и знакомые, испытывая огромную нужду, приносили последние деньги со словами: «Мы брали в долг у Абрама Михайловича».

Отец священно относился к памяти деда. Вопрос о ценности своих корней он однажды поднял в серии своего знаменитого фильма «Контрольная для взрослых» (В течение нескольких лет Игорь Шадхан наблюдал за становлением и развитием десяти детей – Прим.ред.). В студии были хаотично развешаны фотографии бабушек и дедушек героев. Между щитами установили скрытую камеру, а детям поставили задачу найти своих родственников. В результате, кто-то справился, а кто-то – нет.

Речь шла о том, что в 1970-е годы история страны была настолько запутана, что ценность семейных связей не считали каким-то достоянием. Отца интересовала эта тема, и вот таким художественным способом он это переосмыслил. К слову, одним из наиболее важных качеств в человеке он считал любопытство и тягу к новому. Мне бы хотелось думать, что эта черта характера у нас общая.

В Петербурге мне хочется не быть петербуржцем. Когда я возвращаюсь домой из путешествия, то понимаю, насколько удивителен наш город. Говорят, здесь нет двух одинаковых зданий. Петербург можно собирать по частицам из многих европейских городов, искать общее в архитектурных ансамблях и решениях, но в то же самое время невозможно сказать, что он похож на какое-то другое место.

У него действительно есть душа: она заключена совсем не в архитектурных сооружениях, ведь город существовал и без Казанского собора, и без Зимнего дворца. Я не мог бы представить Петербург без Невы, вокруг которой все возводилось и строилось: с ней связана и самая яркая визитная карточка – мосты.

Комментарии
Комментарии