Почему ненужные знания обо всем только ограничивают

Голова не помойка: почему кругозор — это полная ерунда.
Почему ненужные знания обо всем только ограничивают

«Ты понимаешь, он такой аттрактивный жадор, имманентный ауре», — говорила мне Ленка о своём новом парне. Ленка была меня старше, к тому же благородного происхождения — из семьи члена Союза композиторов Азербайджана. И работала редактором на ОРТ, ныне Первом. Не то чтобы я ни слова не поняла. Всё было понятно интонационно.

А что тут не понять: юноша изысканный, из хорошей семьи, вполне годный для замужества. Прошло лет 20, Ленка замуж так и не вышла, теперь занимается просвещением и окормлением фейсбучной публики, наставляя её на путь истинный. Многим понятно, что Елена Эдмундовна дура. Но к чему заводить учёные разговоры? Я не прочь и сама поговорить о всевозможных открытиях в научном смысле, но ведь на это есть другое время!

Они хотят свою образованность показать и всегда говорят о непонятном. Слава богу, прожили век без образования и вот уж третью статейку на хорошем ресурсе размещаем. А ежели мы, по-вашему, выходит необразованные, так зачем вы нас читаете? Шли бы к своим образованным (козырнём цитатой из Чехова).

Кругозор, сообщает нам «Википедия», это то же, что горизонт. А в переносном смысле это круг знаний и интересов человека (там же). Это то, что говорит о тебе и отчасти формирует круг твоего общения. И Елена Эдмундовна не будет с тобой дружить в фейсбуке, если ты не поддержишь на должном уровне разговор об аттрактивном жадоре. Я даже не знаю, как ты будешь с этим жить, дружок.

А вдруг у тебя есть дети лет шести-семи? Спроси прямо сейчас своё дитя, сможет ли он нарисовать тёте облучок. А то позор какой, весь фейсбук смеётся сегодня над весёлым рассказом тётеньки, зачем-то допущенной до детей. С сильными сокращениями воспроизведу:

«Однажды первоклашкам предложили на уроке чтения нарисовать иллюстрацию к стихотворению Пушкина:

Бразды пушистые взрывая

Летит кибитка удалая.

Ямщик сидит на облучке

В тулупе теплом, в кушачке.

И вот что получилось у детишек. Кибитка была изображена в виде летательного объекта. Русским ведь языком сказано: «летит». Значит, летит. Причём у некоторых детей аппарат этот имел кубическую форму. Видимо, из-за созвучия слов «кибитка» и «куб». И вот летит по небу эдакая ки (у)битка и что делает? Правильно — взрывает. Кого? Бразды пушистые. Что же такое бразды? Если пушистые, следовательно, звери такие.

А рядом, неподалёку от этого безобразия сидит некая загадочная личность и спокойно так за всем этим геноцидом наблюдает. Это ямщик. Причём изображён он, сидя на обруче (облучек — обручок, почти совсем одно и то же) и с лопатой в руках. Почему с лопатой? Ну как же — он же ямщик, чем же ещё ему ямы копать и браздов хоронить».

А теперь, дорогие мои, возьмите карандаш и нарисуйте облучок. И кибитку. Нет, не карету, не телегу, не лафет и не дилижанс. Бразды изобразите, умники. Ну ладно. Давайте поговорим тогда об особенностях биткоинов, хотя бы в общих чертах о криптовалютах, об умных контактах и пиринговых системах. Нарисуйте. Стыдитесь, сударь.

Хватит уже, проехали. Чтобы знать формулу спирта, необязательно год зубрить органическую химию, многие учёные люди запомнили её из произведений Венички Ерофеева. И никто в здравом уме и твёрдой памяти не назовёт вам год, когда аборигены съели Кука, если только он не зарабатывает этим знанием себе на хлеб. А также не могу припомнить ни одной строки Тредиаковского, хоть убей. И я навсегда забыла тангенсы и котангенсы, хотя они прикольные. Но зато Пифагоровы штаны во все стороны равны. Когда мне понадобится — я посмотрю в сети.

А что же я буду делать, если завтра война, если отключат электричество и интернет? Что-то мне подсказывает, что строчки Тредиаковского и тангенс с котангенсом в этом трагическом случае пригодятся мне меньше всего.

Зато я изучала органическую кухню и могу приготовить десерт из гнилого чеснока (он в таком случае называется ферментированным). Мне кажется, в жизни без электричества и биткоинов я буду популярна и открою свою кондитерскую.

А вот в Финляндии котангенсы отменили. И в сингапурской системе тоже — её сейчас в Татарстане экспериментируют. Но это всё старые наработки по мотивам нашего солнца Выгодского, сто лет уже им в обед.

В Финляндии экспериментаторы, отменившие в школе все предметы, в конце года будут итоги подводить. А вот про сингапурскую систему уже много чего известно, она даёт много хороших математиков на душу населения, и Финляндия на это насмотрелась и тоже захотела. Там теперь все предметы междисциплинарные, дети изучают явления, процессы и феномены.

Например, кейс «Путешествие Колумба». Погружаемся в эпоху, читаем Рафаэля Сабатини и всё такое, изучаем карты, чертим корабли, учимся ориентироваться по звёздам, захватываем астрономию, немного физики, математики, навигацию и географию. Потом пошла ботаника, зоология, этнография, геология, история Америки. Можно и Эрика Рыжего захватить, особо одарённые дойдут до варягов с Рюриком. Кто увлечётся астрономией, кто геномом табака, картофеля и кукурузы, кто — историей араваков.

А «Войну и мир» кто-то начнёт читать в кейсе «Битва при Аустерлице», кто-то как материал к «Партизанскому движению» или «Культура и быт русской дворянской усадьбы XIX века». В крайнем случае прочитают в кейсе «Лев Толстой». А парень, который в 10 классе конструирует компьютерную мышь для безруких (Сергей Халявин из Кушвы), посмотрит сериал Би-би-си «Война и мир», честно скажет об этом и пойдёт дальше размышлять над таблеткой от лейкоза. А если ему вдруг понадобится узнать, как выглядит облучок и что такое аттрактивный жадор, он между делом спросит это у Siri.

Тема новых образовательных форматов — это top of the top трендов (сравнимая только с изучением big data). Ушло время горизонта и кругозора. Они ограничивают мысль видимостью и предъявляют нам и нашим детям требования составителей кроссвордов. К черту кроссворды, сканворды и «Тёщин язык», к черту их составителей и лично Елену Эдмундовну.

Фонд вдовы Джобса разрабатывает программы ухода от кругозора к знаниям и решениям, ширятся движения за освобождение детей от обязаловки и ненужных знаний, ибо голова не помойка. Сто тысяч фондов вкладываются в поиски новых средств от старых мозгов. Это мировой кризис — не только российский.

Но в России, конечно, он особенный. Дети, нарисуйте облучок.

Комментарии
Комментарии