Правила истинной леди

Период правления королевы Великобритании Виктории вошел в историю как век чопорности, строгих моральных установок и не менее строгих правил поведения.
Правила истинной леди

Период правления королевы Великобритании Виктории вошел в историю как век чопорности, строгих моральных установок и не менее строгих правил поведения. Многие из них сейчас нам кажутся нелепыми, парадоксальными или даже смешными. «Апрель» решил разобраться, так ли уж это весело - быть истинной леди.

1. Ограничивайте себя во всем

«Правила и законы существуют не для тех минут, когда нет искушения, они как раз для таких, как сейчас, когда душа и тело бунтуют против их суровости». Шарлотта Бронте, «Джейн Эйр»

Чего-чего, а законов и правил, регламентирующих жизнь англичанки XIX века, было предостаточно. Девочек с младых ногтей приучали к тому, как следует одеваться, разговаривать, есть, пить и спать истинной леди.

В целом, большую часть правил викторианского этикета, построенного на пуританской морали, можно было бы описать одним словом – «ограничение». Любые радости жизни, связанные с получением чувственного удовольствия – от вкусной еды до секса, были строго-настрого запрещены. В этом смысле, самым ярким символом викторианской морали выступала туго стянутая корсетом девичья талия.

Конечно, покуда молодая особа не испытывала особенных эмоций по поводу противоположного пола, соблюдать нормы приличия было относительно легко – знай себе помалкивай, да слушайся старших. Но когда девушка, наконец, влюблялась – соблюдение норм этикета превращалось в настоящую пытку.

Помимо невозможности хоть как-то продемонстрировать свои чувства избраннику (разве что дать ему понести за собой молитвенник из церкви), барышня страдала от осознания собственной порочности и всячески пыталась усмирить «души прекрасные порывы».

2. Ни за что не показывайте своих чувств

«Бойтесь любить чистосердечно; никогда не высказывайте всего, что чувствуете, или (еще того лучше) старайтесь поменьше чувствовать. Помните о последствиях, к которым приводят неуместная честность и прямота; и не доверяйте ни себе самим, ни кому другому». Уильям Теккерей «Ярмарка тщеславия»

Хотя действие романа Уильяма Теккерея происходит в эпоху Наполеоновских войн, то есть за несколько десятков лет до того, как к власти пришла королева Виктория, в своей «Ярмарке тщеславия» писатель прошелся именно по викторианским нравам.

Строгий этикет, в соответствии с которым любое проявление чувств считалось верхом неприличия, сформировало в британском обществе XIX столетия культуру лицемерия. Девочек с раннего детства приучали к тому, что «чистосердечие», независимо от того, чем оно вызвано, способно вызвать лишь презрение окружающих.

Конечно, постоянно сдерживать собственные эмоции даже для благовоспитанной барышни викторианской эпохи представлялось занятием довольно проблематичным. В то же время, последствия «неуместной честности и прямоты» в ту пору могли быть по-настоящему страшными.

«Распущенных» девушек викторианское общество безжалостно подвергало остракизму. Тем, кто не желал подобной участи, оставалось внять язвительному «совету» Теккерея – постараться в действительности ничего не чувствовать. Тогда носить маску безразличия будет гораздо проще.

3. Лучше вообще не шевелитесь

«Секрет жизни в том, чтобы не поддаваться чувству, когда оно неуместно». Оскар Уальд «Женщина не стоящая внимания»

И еще немного о чувствах. Одно из ключевых понятий этикета любой эпохи – уместность того или иного действия – в век правления королевы Виктории приобрело совершенно гротескный вид.

Свободное проявление эмоций считалось неподобающим даже в супружеской спальне. Порядочной девушке пристало отдаваться мужчине предельно пассивно: никаких лишних движений, никакой инициативы. Даже оргазм следовало тщательно скрывать.

Викторианские моралисты вообще предпочитали игнорировать тот факт, что у женщины есть тело, способное на определенные физиологические реакции.

Хуже всего приходилось дамам в положении. Беременность тщательно скрывали под платьями особого кроя, а когда живот уже было сложно спрятать от окружающих, свой «позор» леди стоически переносила в четырех стенах собственной спальни.

4. Учитесь говорить без слов

«Молодые особы отлично умеют дать вам понять, что считают вас «чудачкой», не прибегая к словам. Они делают это с помощью высокомерных взглядов, холодности в обращении, небрежности тона, выражая таким образом свои чувства в полной мере и обходясь при этом без единого грубого выражения или жеста». Шарлотта Бронте, «Джейн Эйр»

Конечно, здоровому человеку не по силам жить вовсе без эмоций, равно как и постоянно скрывать их от окружающих.

В викторианском обществе существовал своего рода код, позволяющий даме продемонстрировать свои чувства в социально приемлемой форме. Конечно, открыто говорить о своих симпатиях и антипатиях девушки могли лишь в компании близких подруг за плотно задернутыми гардинами.

На людях функцию речи на себя брали взгляды, жесты, интонации. Какими бы двусмысленными не казались нам эти знаки сейчас, для леди викторианской эпохи всё было довольно однозначно. Светские особы быстро осваивали этот специфический способ коммуникации и вовсю им пользовались, с легкостью составляя и прочитывая зашифрованные послания.

5. Не попадайтесь на глаза

«Насколько я могу судить, единственная цель жизни у теперешних молодых женщин — это игра с огнем. Первое условие игры с огнем, в том, чтобы даже не обжечься. Обжигаются только те, кто не знает правил игры». Оскар Уальд «Женщина не стоящая внимания»

Разумеется, находились и те, кто, преуспевая в салонном этикете, умудрялся получать удовольствие от жизни. Как правило, чем старше становилась женщина, чем чаще ей доводилось бывать в светском обществе, тем легче ей давались «игры с огнем». Обучившись искусству лицемерия однажды, завсегдатаи балов и приемов умело и, главное, незаметно от окружающих обходили нормы пуританской морали.

Кстати, именно в Викторианскую эпоху в Британии буйным цветом расцвела порнография. Особенным успехом у читающей публики пользовался роман в форме мемуаров «My Secret Life», повествующий о любовных похождениях некоего юноши по имени Уолтер.

С 1879 по 1880 годы в Лондоне издавался иллюстрированный порнографический журнал «The Pearl». В свое время издание наделало столько шуму, что в середине XX века его выпустили в виде книги.

Разумеется, большинство взрослых людей прекрасно знали о существовании такого рода развлечения. Однако фривольные тексты совершенно не интересовали приличное общество, покуда его члены наслаждались ими незаметно для окружающих.

6. Никогда не разговаривайте с незнакомцами

«Алиса, это пудинг. Пудинг, это Алиса». Льюис Кэролл, «Алиса в Зазеркалье»

Было бы большим заблуждением считать, что нормы викторианского этикета воспринимались самими британцами вполне однозначно. Конечно, здравомыслящий человек не мог не заметить абсурдность большинства существующих в ту пору запретов. Тем более сложно было пройти мимо такого кладезя несуразности признанному гению парадоксов Льюису Кэроллу.

Известный анекдот про двух британцев, которые, проведя пару лет на необитаемом острове, так и не заговорили друг с другом, потому что их некому было представить, возник не на пустом месте.

Действительно, процедура знакомства, как и все остальные коммуникативные акты, в викторианской Англии была жестко регламентирована. Настоящая леди ни в коем случае не могла вступить в разговор с незнакомцем (упаси боже, противоположного пола) не будучи представленной.

Кэролл, в свойственной ему шутливой манере, повышает градус абсурда, вынуждая воспитанную девочку Алису знакомиться с каждым блюдом королевского обеда, прежде чем употребить его должным образом.

7. Не бойтесь показаться слишком вежливой

«Пока думаешь, что сказать - делай реверанс. Это экономит время». Льюис Кэролл, «Алиса в Зазеркалье»

Реверанс, как форма приветствия человека более высокого социального статуса – например, особы голубых кровей, появился за несколько столетий до того, как королева Виктория взошла на престол.

К середине XIX века вся просвещённая Европа элегантно расшаркивалась по случаю и без. Разумеется, в викторианской Англии этот обычай просто не мог прийтись не ко двору. Ведь подчеркнутая вежливость, умение вести себя «как подобает», тщательно соблюдая все мыслимые и немыслимые нормы этикета, ценилась викторианским обществом едва ли не более прочих христианских добродетелей.

Пока Теккерей (см. выше) исходил ядом по поводу шокирующего лицемерия, поработившего современное ему общество, Кэролл продолжал беззлобно шутить. В его Зазеркалье монаршая особа Черная Королева без устали напоминает Алисе, как следуют себя вести в компании Её Величества.

«Черную Королеву я представлял себе также как фурию, но совсем иного рода; ее страсть должна быть холодной и сдержанной; сама же она - чопорной и строгой, впрочем, не вовсе лишенной приветливости; педантичная до чрезвычайности, это квинтэссенция всех гувернанток», - писал о своем персонаже прозаик.

Стоит отметить, что несмотря на внешнюю покорность кэролловская Алиса вовсе не испытывает никакого пиетета по отношению к ханжеству и откровенной глупости некоторых викторианских ритуалов. Впрочем, «Алиса в Зазеркалье» была написана в 1871 году, когда викторианская эпоха неумолимо приближалась к своему финалу.

Источник: Апрель

Комментарии
Комментарии