Революционные будни Парижа

Чем занимались парижане конца XVIII века, когда не брали приступом Бастилию.
Революционные будни Парижа

Что первое всплывает у вас в памяти, когда вы слышите о Великой французской революции? Взятие Бастилии, якобинцы и Бонапарт? Все мы прекрасно знаем даты вооруженных столкновений, соотношение сил коалиций и имена предводителей. Но часто упускаем из виду простую жизнь людей того времени. Будни жителей Парижа конца XVIII века в новом материале diletant.media.

Хлеба! На Версаль!

Одной из основных причин начала Великой французской революции считается голод. До начала революции голодоморы не были частным явлением, но небольшие кризисы возникали часто. Еще в 70-е годы из-за плохого урожая регулярно вспыхивали бунты. В 1775 комендант города Дижон произнес фразу, которую потом не раз припоминали дворянам: «Трава уже выросла — ступайте, ешьте ее».

Вскоре Людовику XVI пришлось пообещать, что цена на хлеб будет снижена до 4 су, но этого не произошло. Тогда бунтовщики ворвались в Париж, разграбили булочные и раздали голодной толпе хлеб.

К началу революции напряжение во французской столице несколько спало. Но несмотря на хороший урожай, хлеба в столицу привозили столько же, так что у булочных выстраивались огромные очереди. Рано утром 5 октября 1789 толпа женщин, всю ночь простоявших в очереди за хлебом, окружила ратушу на Гревской площади и с криками «Хлеба! На Версаль!» двинулась ко дворцу.

Голод свирепствовал: не хватало уже даже плохой, желтой и горелой муки, которую обычно оставляли для бедняков. Процветали спекуляции: ввозимый в город хлеб тайно вывозили и ввозили вторично, чтобы получить премию за поставку продовольствия, которую назначил Неккер.

В некоторых местах пытались косить даже еще зеленые хлеба. В лесах в окрестностях Парижа крестьяне уничтожали всю живность, которую только могли найти.

Книги и пирожные

Временами в Париже кипела жизнь. Мелкий люд любил потолкаться у Народного дворца. В многочисленных кафе можно было подкрепиться, выпить лимонада и съесть пирожное. Возле ресторана господина Бру можно было обратиться к публичному писцу дядюшке Кулону, который на голубоватой бумаге выводил прошения, адресованные членам комитетов.

Одним из самых известных владельцев кафе того времени был господин Шарпантье. Состояние он нажил, работая контролером ферм. 20 тысяч ливров он истратил только на покупку лавки недалеко от Лувра и на прохладительные напитки. Восхищенные горожане обсуждали, что господин Шарпантье намерен спустить еще 30 тысяч на обстановку. И правда, кафе «Парнас» оказалось роскошным.

Здесь же находились и книжные лавки. У подножия большой лестницы гражданка Лесклапар открыла книжную лавчонку, где продавались постановления комитетов, списки подозрительных лиц, газеты, доклады, новые брошюры.

Однажды утром горожане обнаружили лавчонку закрытой. Оказалось, что гражданка Лесклапар ночью была арестована, и утром в тот же день ее гильотинировали. Ничем не примечательное по тем временам происшествие.

В галерее Равенства гражданин Лино продавал картины, эстампы, листки бумаги с революционными эмблемами. Гражданин Сальмон вел такую же торговлю в бывшей часовне. Нашелся даже субъект по имени Шамфор из округа Иссуар, подавший в комитет инспекторов прошение о дозволении ему просить милостыню во дворце.

Гулять парижане любили в саду Тюильри, который открылся для посещений в конце XVIII века. Правда, сохранялись некоторые ограничения: до 12 часов туда допускали только членов Национального собрания и снабженных специальными карточками особ. С полудня сам был открыт для всех. Раньше простому люду позволялось бывать в саду лишь раз в год, в день святого Людовика. Еще одним излюбленным местом для променадов были Елисейские поля.

Смерть Марата, Жак Луи Давид

Жизнь простого якобинца

Как жилось в Париже обычному якобинцу? Например, знаменитый Марат жил в обычном небольшом доме с маленьким двориком и колодцем. На двери у Марата вместо шнурка для звонка висел железный прут с ручкой.

С лестницы можно было войти в переднюю, от которой шла узкая столовая, кабинет и маленькая комнатка с каменным полом — та самая ванная. Стены были вымощены кирпичом и обклеены обоями. На ней висела карта Франции, два пистолета, и красовалась надпись «смерть».

Источник: Дилетант

Комментарии
Комментарии