Теодор Моммзен

Римляне создали великое государство — и весь строй их жизни, все их склонности вели к тому, что все преклонялось пред государством. «Римская история»
Теодор Моммзен

30 ноября 1817 года родился немецкий историк, филолог и юрист Теодор Моммзен. Делом всей его жизни стало изучение истории Древнего Рима: по данному вопросу он опубликовал 1500 научных работ.

В 1902 году за труд «Римская история» Моммзен был удостоен Нобелевской премии по литературе. Формулировка Комитета была следующей: «величайшему существующему мастеру исторической литературы с особым упоминанием монументального труда „Римская история“».

Он стал одним из немногих авторов, получивших высокую награду за документальную прозу.

Мы отобрали пять цитат из этого монументального труда:

  • Когда государству грозит неизбежная, рано или поздно долженствующая вспыхнуть борьба с могущественным противником, люди благоразумные, энергичные и любящие родину усиленно подготовляются, чтобы начать войну в наиболее удобный момент, — и всегда им приходится бороться против партии людей ленивых, робких рабов богатства, которые стараются во что бы то ни стало отсрочить тяжелую борьбу, лишь бы жить и умереть спокойно.

  • Римляне создали великое государство — и весь строй их жизни, все их склонности вели к тому, что все преклонялось пред государством, что личные дарования, личные таланты не развивались, не выдвигались, не культивировались.

  • Создалась «толпа» — группа населения, значительная количественно, вовсе не стоявшая в приниженном положении и экономически, но не имевшая законом обеспеченных прав.

  • Величайшее мужество, настойчивость и предприимчивость, но торговля и поглощала все их умственные интересы: не создали они величественной религиозной системы, не разрабатывали ни искусств, ни наук, хотя и переносили из одной страны в другую полезные открытия и изобретения.

  • Пока жив был и действовал тот человек, который потряс было могущество Рима, римляне не чувствовали себя спокойно. Фламиний завел интриги при дворе Прузия, и царь подослал убить или схватить великого карфагенянина, — тогда Ганнибал принял яд. Так умер на шестьдесят седьмом году жизни величайший полководец древности, человек, чуть было не изменивший хода всемирной истории и — если такое дело вообще под силу кому-либо одному, — конечно, более всех на это способный.

Комментарии
Комментарии