«Византийские» проекты России на Балканах

4 января 1878 года русские войска освободили Софию от турецкого владычества.
«Византийские» проекты России на Балканах

4 января 1878 года русские войска освободили Софию от турецкого владычества. Западный отряд генерала Гурко в исключительно трудных условиях перешел через Балканы и занял город. Позднее историки сравнивали этот стратегический подвиг с походами Ганнибала и Суворова, добавляя, что Ганнибалу было легче, поскольку он не имел артиллерии. Жители болгарской столицы восторженно встречали русские войска. Князь А. Дондуков-Корсуков докладывал Александру II: «Трогательны неподдельные чувства болгар к России, русским войскам».

В приказе Гурко, обращённом к войскам, говорилось: «Занятием Софии закончился этот блестящий период настоящей кампании - переход через Балканы, в котором не знаешь чему удивляться: храбрости ли и мужеству вашему в боях с неприятелем или же стойкости и терпению в перенесении тяжёлых трудов в борьбе с горами, морозами и глубокими снегами. Пройдут годы, и потомки ваши, посетив эти дикие горы, с гордостью и торжеством скажут: Здесь прошли русские войска и воскресили славу суворовских и румянцевских чудо-богатырей!».

Краткий экскурс в историю взаимоотношений Болгарского государства и России следует начать с рассмотрения судьбы Волжской Болгарии (или Булгарии), постоянного соперника-союзника древнерусских князей. Предки этой славянской народности были одним из осколков гуннского нашествия. Некогда единый народ тюркского происхождения вынужден был разделиться на две ветви, которые в итоге оказались расположены за три тысячи километров друг от друга.

Одна из них утвердилась на Балканах и со временем ассимилировалась с местным славянским населением, переняв их язык и культуру, оставив воспоминания о своих генетических корнях лишь в собственном названии. Другая ветвь оказалась на северо-востоке и, в конце концов, обосновалась в устье реки Камы, где смешалась с коренными финскими племенами, сохранив, однако, свой язык и обычаи. Так, структура булгарской лингвистической системы стала основой для формирования современного чувашского языка.

Следующим эпизодом русско-болгарских взаимоотношений можно считать Южные походы древнерусского князя Святослава, который в 967 году вторгается в Болгарию, не встречая серьезного сопротивления. На Балканы воинственный Рюрикович явился не за добычей, а с явным намерением утвердить свое преимущество в этом густонаселенном и богатом краю. Князь совершенно не собирался ограничиваться завоеванием Болгарии, а рассчитывал на дальнейшую экспансию, о чем может свидетельствовать строительство Переяславца как форпоста для последующего масштабного вторжения. Но мечтам о создании собственной великой империи не суждено было сбыться.

Стоит отметить, что центральным идеологическим посылом в русско-болгарских взаимоотношениях (как и в политике на Балканах в целом) стала идея восстановления Византийской империи и Константинополя как «второго Рима», на воплощение которой были рассчитаны геополитические проекты многих русских царей. В конце XV века Болгарию завоевывает Османская империя, взамен получая вначале статус вассала, а после битвы при Никополе в 1396 году султан Баязид I окончательно присоединяет Болгарию к своему государству.

Результатом 500-летнего турецкого правления стало повсеместное разорение страны, уменьшение численности населения, подчинение автономной болгарской церкви константинопольскому патриарху. Так, Болгария оказалась под властью самого настоящего ига, приведшего ранее к опустошению большей части русских княжеств.

В XVIII веке власть турецкого султана на окраинах империи начинает ослабевать, чем успели воспользоваться и местные власти, фактически способствовавшие скатыванию страны в анархию, и внешнеполитические союзники и покровители. Во внутренней политике Болгарии наступает период курджалийства, названный так по разбойничьим бандам курджали, которые держали в страхе все население страны. Многие крестьяне вынуждены были бежать из сельской местности в города, а самые зажиточные эмигрировали на юг России, стремительно завоёвывавшей себе жизненное пространство.

Параллельно разворачивающимся кризисным процессам во властной структуре Болгарского княжества, в культурной сфере начинается период возрождения, повлекший за собой расцвет различных видов искусства, написание собственной национальной истории и начало освободительной борьбы против турецкого владычества.

Одним из важных этапов русско-болгарских взаимоотношений, предшествовавших русско-турецкой войне 1877 — 1878 годов, стал так называемый «греческий проект» Екатерины II, идея которого возникла после присоединения Крыма и получения северного берега Черного моря. Этому немало поспособствовала и архипелагская морская экспедиция, в результате которой русский флот впервые смог опробовать силы вдалеке от своих границ, а своими боевыми действиями помог отделению Египта от Османской империи.

В центре грандиозных завоевательных планов Екатерины оказывается столица турецкого государства — Стамбул, которому должно было вернуть исконное название «Константинополь» и прежний стратегический статус. Русская правительница была настолько вдохновлена этой идеей, что решилась назвать своего внука в честь первого и последнего византийского императора. Итоги следующей русско-турецкой войны разочаровали Екатерину, а великий проект по возрождению Византии так и остался утопическим начинанием.

Второму освободительному походу на Царьград суждено было осуществиться уже в следующем веке, в ходе знаменитой русско-турецкой войны, предпринятой в годы правления Александра II.

Война 1877−1878 годов имела для России не только геополитическое, но и важное общенациональное значение: она должна была способствовать социально-экономическому развитию южных регионов России, оказавшихся в трудном положении по итогам Парижского трактата, положившего конец неудачной Крымской войне.

Русско-турецкое стратегическое противостояние на Балканах стало идеологической основой для формирования национальной «русской идеи», сумевшей объединить вокруг себя представителей гражданского общества самых разных политических взглядов. Поэт Николай Туроверов, размышляя о причинах краха Российской империи, вспоминал о солдатах, «русской кровью на Балканах искупивших крымский позор». Война казалась обоснованной и с точки зрения внутренних освободительных процессов, которые протекали в подвластных Османской империи регионах, в том числе и в Болгарии.

Тут с лета 1875 года начинается всеобщее восстание славянского населения с целью сбросить многолетний турецкий гнет. Зверства башибузуков в Болгарии, где за короткое время было вырезано свыше 30 тысяч мирных жителей, получили широкий резонанс в Европе. Сочувствие к унижаемым и уничтожаемым балканским славянам, братьям по вере, стало главной тенденцией общественной мысли — практически вся пресса и верхушка политической элиты высказывались за скорейшее обуздание «османского варварства».

Башибузуки

Не останавливаясь подробно на каждом этапе военных действий, стоит отметить практически образцово проведенную русским командованием операцию по форсированию Дуная в начале войны. Так, по экспертным оценкам, возможные потери армии должны были составлять от 10 до 30 тысяч человек, а на деле фактические потери оказались минимальны: 748 человек убитыми, утонувшими и ранеными.

В целом же изначальный быстрый темп русского продвижения через Балканские горы в середине июля 1877 года был утерян, не без влияния продолжительных осадных операций у Никополя, Рущука и Плевны, а также традиционного недостатка сил и низкого уровня стратегического планирования. Историк А. Б. Широкорад по этому поводу замечает: «Как будто воевать собирались не с огромной Османской империей, а с Хивинским царством».

Общеизвестны случаи настоящего героизма в ряду русских солдат и младших офицеров у Плевны, однако на другой чаше весов их перевешивает поведение генералов. Современники описывают и постоянное пренебрежение войсковой разведкой, и стремление к чрезмерным излишествам даже во фронтовых условиях, нарочитую инертность при исполнении неудобных («возмутительных») приказов. Так сложился образ своеобразного коллективного «генерала Скалозуба», который особо ярко диссонировал с кровавым феноменом Плевны. После взятия крепости Адрианополь в январе 1878 года путь на Царьград был открыт — давняя мечта всех русских правителей, начиная от Олега и Святослава, имела все шансы на осуществление.

Каждый русский солдат горел желанием вновь установить православный крест над куполом вожделенного Собора Святой Софии, превращенного турками в мечеть. Однако Александр II не решился отдать финальный приказ, и в городке Сан-Стефано, в 10 верстах к западу от Константинополя, 19 февраля 1878 года был подписан мирный договор между Россией и Османской империей.

Главным бенефициаром русско-турецкой войны по договору в Сан-Стефано оказалась Болгария. Совершенно новому государству, составленному из болгарских вилайетов (районов) Османской империи, росчерком пера автора мирного договора, графа Николая Павловича Игнатьева, передавалась огромная территория — от Дуная до Эгейского моря и от Черного моря до Охридского озера.

Помимо этого, под юрисдикцию «Великой Болгарии» (так немедленно «окрестили» новое государство) передавались некоторые территории в Мезии, Македонии и Фракии, населенные этническими болгарами. Создание такого большого государства, которое потенциально могло бы представлять серьезную угрозу, вызвало бурю негодования у соседних стран: Сербии, Румынии, Греции и, конечно же, Австро-Венгрии.

Эта откровенная «проболгарская» политика Российского государства не принесла сколько-нибудь существенных результатов. С одной стороны, снизились дипломатические возможности России в Балканском регионе, что привело к усилению влияния Австро-Венгрии и открытым территориальным притязаниям метрополии на колониальные приобретения. Еще один недавний союзник России — Румыния — немедленно превратилась во врага, а так отчаянно поддерживаемая Болгария приняла антироссийскую сторону как в Первой мировой войне, так и во Второй. Таким образом, Российская империя сыграла весьма существенную роль в образовании на Балканах знаменитого «узла противоречий», разрубить который можно было лишь военным путем.

Русское командование под Плевной

В июне 1878 года в Берлине состоялся международный конгресс по пересмотру условий договора в Сан-Стефано. В итоге совокупными усилиями «европейской своры», как по-солдатски прямолинейно назвал Берлинский конгресс генерал М. Д. Скобелев, у «русского медведя» были отняты все наиболее «лакомые» куски.

Несостоявшаяся «Великая Болгария» была разделена на три части, причем, лишь центральная часть получила статус болгарского автономного княжества в составе Османской империи. Сами болгары были вынуждены теперь платить Турции ежегодную дань.

Земли Македонии — от Адриатики и Эгейского моря — возвращались туркам. Из части болгарских земель создавалась автономная провинция Восточная Румелия, административно подчиненная Константинополю. Автор Сан-Стефанского договора граф Игнатьев подал в отставку, а тогдашний канцлер Александр Михайлович Горчаков написал императору Александру II: «Берлинский трактат есть самая чёрная страница в моей служебной карьере».

Комментарии
Комментарии