Всеволод Бобров — спортивная легенда XX века

Журналисты называли самого известного советского спортсмена совершенной человеческой конструкцией, идеалом двигательных навыков.
Всеволод Бобров — спортивная легенда XX века

Во всероссийский день хоккея телеканал «360» рассказывает о самом известном спортсмене страны XX века Всеволоде Боброве, которому сегодня исполнилось бы 94 года.

«Шаляпин русского футбола, Гагарин шайбы на Руси», — эти строчки посвятил великому Боброву поэт Евгений Евтушенко. Журналисты называли самого известного советского спортсмена совершенной человеческой конструкцией, идеалом двигательных навыков.

«Игровик»

«Он прекрасно играл в большой и настольный теннис, не говоря уже о футболе и хоккее, он играл прекрасно. Победы сделали его всесоюзным кумиром. Мы называли его «игровик», — вспоминает его друг, олимпийский чемпион по хоккею Станислав Петухов.

Бобров родился в 1922 году, и был третьим ребенком в семье рабочего в Моршанске Тамбовской области. Спустя год семья переехала в Сестрорецк под Ленинградом, где мальчик сделал первые шаги в спорте. Мама будущей звезды награждала детвору за результативность в спортивных играх. Она же чудом спасла жизнь молодому Севе, вынеся его из полыхающего дома.

После школы Бобров начал играть в футбол и хоккей с мячом и на льду творил чудеса, выступая за команду завода «Прогресс», где работал слесарем, а с 1939 года играл за ленинградское «Динамо». В Великую Отечественную войну семейство Бобровых эвакуировали в Омск, хотя Всеволод в 18 лет просился на фронт.

В 1942 году его перевели в Московское военное училище, где его заметил старший тренер футбольного ЦДСА Борис Аркадьев.

Англия и ВВС

13 мая 1945 года стартовал первый послевоенный чемпионат по футболу, в котором Бобров забил 24 мяча. Осенью молодого футболиста включили в состав московского «Динамо» в легендарное турне по Британии, завершившееся сенсационным триумфом. Молодой игрок прекрасно вписался в состав и стал лучшим бомбардиром команды с шестью голами.

По окончании союзного первенства неудачная операция ограничивала его двигательные способности на поле, однако нагрузки на хоккейной площадке были не столь болезненными. Спустя пятилетие Аркадьев взял Боброва на дебютной Олимпиаде для СССР в Хельсинки капитаном сборной, после чего тот завершил карьеру футболиста.

«Выезд в Англию был, бесспорно, связан с его именем. Он прославлял себя летом — в футбол, зимой — в хоккей. Мы вместе создавали наш хоккей. Мне было очень тяжело с ним, ведь Всеволод был очень знаменитым», — вспоминал один из патриархов отечественного хоккея Анатолий Тарасов.

Универсального спортсмена опекал сын вождя Василий Сталин. Он же поспособствовал его переходу в клуб ВВС. В январе 1950 года команда «летчиков», направлявшаяся на матч хоккейного чемпионата в Челябинск, разбилась в аэропорту Свердловска. На борту не было лишь нескольких игроков — Виктора Шувалова, Александра Виноградова и Всеволода Боброва, опоздавшего на тот рейс. Ему купили билет на поезд, а в Куйбышеве после приезда объявили: «Товарищ Бобров, зайдите в комендатуру», где и сообщили страшное известие. После этого хоккеист перешел в ЦДСА, который возглавлял Тарасов.

Хоккей и тренер

«Бобров действительно был профессионалом высочайшего класса. Бог дал ему талант, которым он правильно воспользовался. Трудно сегодня представить, как спортсмен был номером один и в футболе, и в хоккее. Шайба после объезда ворот навсегда останется голом «по-бобровски», — сказал трехкратный олимпийский чемпион Владислав Третьяк.

В 1956 году Бобров вновь поехал на Олимпиаду капитаном сборной, на этот раз хоккейной, ставшей к тому моменту чемпионом мира. В Кортина-Д'Ампеццо советская команда впервые в истории выиграла олимпийское золото, не оставив шансов соперникам. Форвард вновь завершил турнир лучшим снайпером с девятью шайбами.

Тренерскую карьеру Бобров начал в 1964 году, возглавив московский «Спартак». Спустя несколько лет его команда на равных противостояла тарасовскому ЦСКА, где он провел много лет. В Сокольниках он ввел в практику обсуждения игры с хоккеистами.

«Когда он пришел, сразу же пригласил игроков из других клубов — Евгения Зимина, Владимира Мигунько и Александра Мартынюка. Благодарен судьбе за то, что на важном этапе встретился Бобров. Меня он пригласил в „Спартак“ в 17 лет. Со следующего сезона подключил в основе. Провел омоложение команды и буквально на третий сезон его работы мы стали чемпионами СССР, обыграв ЦСКА во главе с Тарасовым, противостоять которому было очень непросто», — вспоминает двукратный олимпийский чемпион, легенда «Спартака» Александр Якушев.

После завоевания золота со «Спартаком» наставник объявил об уходе из команды, после чего вернулся в футбольный ЦСКА. По слухам его переход был спланирован на высшем уровне.

«Когда Всеволод Михайлович объявил об уходе из команды, для нас это стало полной неожиданностью. На лицах многих проступили слезы. Мы не верили. Это был шок!», — признался Якушев.

Тренером армейцев он пробыл недолго, в конце сезона его освободили от должности за четвертое место в чемпионате. На следующий год собранная Бобровым команда выиграла союзное первенство. Долго без работы наставник не остался, и его вновь пригласили в хоккей, на этот раз возглавить сборную СССР.

Суперсессия и уход

К 1972 году дуэт Аркадия Чернышева и Тарасова возглавлял первую ледовую команду страны уже 10 лет, однако после Олимпиады в Саппоро оба решили уйти в преддверии первой серии встреч с канадцами. На тот момент Бобров не работал в хоккее пять лет и проиграл первый же турнир — чемпионат мира-1972.

Однако в первой же игре Суперсерии-72 в монреальском форуме сборная Советского Союза одолела «кленовые листья» со счетом 7−3. Однако в общем зачете победу одержали опытные североамериканцы.

«Мы сами отдали серию канадцам. До сих пор удивляюсь, как это произошло. Сели на сбор в середине августа. Страха не было. Иногда нам показывали канадские газеты, которые предсказывали нам разгром. Когда вернулись из Канады, команда расслабилась, особенно после победной пятой игры в Москве, и в очковом пересчете повели 7−3, и оставалось выиграть один матч», — заключил Якушев.

Два следующих чемпионата мира завершились триумфом советской команды. Однако на последнем Бобров не в самой вежливой форме выдворил посла СССР в Финляндии из раздевалки. После победы его убрали из сборной.

Увольнение не прошло бесследно для здоровья Боброва. Хотя он работал в алма-атинском «Кайрате» и ЦСКА, успехов снискать не удалось. В дальнейшем посвятил время семье на даче, где и скончался в летом 1979 года. Именем великого спортсмена назван дворец спорта ЦСКА в Москве, в подмосковном Ступине и родном Моршанске, где ежегодно проходит турнир в память о нашей легенде.

«Аналогов Боброву не было, нет и не будет. Он гениально играл в хоккей с мячом, с шайбой и в футбол. И всегда подчеркивал, что в футбол играть труднее всего. Борис Андреевич Аркадьев говорил, что Всеволод Михайлович обладал лучшим качеством всех качеств — результативностью», — отметил вице-президент Российского футбольного союза Никита Симонян.

Комментарии
Комментарии