За что и как депортировали калмыков

Операция «Улусы» по переселению целого народа на восток оставила страшный след в истории Калмыкии.
За что и как депортировали калмыков

Обвинения в «массовом предательстве», «бандитизме», создании разного рода «легионов» и даже «людоедстве», несправедливое наложение ответственности отдельных людей на весь народ и, как следствие, страдания вдали от родины — вот, что ждало калмыков в 1943 году. Операция «Улусы» по переселению целого народа на восток прошла в 1943-1944 годах, но оставила страшный след в истории Калмыкии.

За что

Калмыков приговорили к депортации за то, что имели место случаи массового перехода на сторону врага и коллаборационизм. В районе Ростова-на-Дону находившаяся на фронте 110-я калмыцкая кавалерийская дивизия проявила неустойчивость, в частях дивизии имело место массовое дезертирство. Дезертиры группами (в ряде случаев — вместе с командирами) возвращались домой, распространяя пораженческие слухи среди населения.

На территории Калмыцкой АССР возникли крупные банды из дезертиров 110-й дивизии и лиц, уклонившихся от призыва в РККА, которые своими действиями сорвали эвакуацию скота из Калмыкии, начали расхищать и присваивать колхозный и совхозный скот (в дальнейшем, они передали часть скота немецкой армии). В столице Калмыкии, Элисте, местные жители сотрудничали с оккупантами, вступали в ряды полиции, выпускалась газета «Свободная земля». На ряд ответственных постов немцами были назначены белоэмигранты калмыцкого происхождения — например, бургомистром Элисты был назначен Бембе Цуглинов.

Однако мнение, что большинство калмыцкого населения СССР являлось пособниками немцев, не соответствует действительности. Калмыки внесли вклад в победу СССР в Великой Отечественной войне, они воевали в Красной Армии, в составе партизанских отрядов и разведывательно-диверсионных групп.

Перепись населения СССР 1939 года свидетельствует, что калмыков в Советском Союзе проживало 134402 человека. Из них в Калмыцкой АССР — 107315 человек, в Сталинградской области — 8502, в Ростовской области — 9047. Еще 9548 человек проживало в других местах. Из них в Калмыцкой АССР мужчин-калмыков призывного возраста проживало 21619 человек.

За период войны из калмыцкого народа было мобилизовано и направлено в ряды действующей армии были призваны 25 747 калмыков. Каждый третий калмык из призванных на фронт погиб. Об этих практически десяти тысячах мы мало что знаем. Тридцать тысяч солдат и офицеров калмыков — это 21,4% численности калмыков перед войной. То есть практически все мужское население дееспособного возраста сражалось на фронтах Великой Отечественной.

Как

Ранним утром, 28 декабря во все дома, где проживали калмыки вошли группы военных из войск НКВД СССР и объявили, что по Указу ВС СССР все калмыки выселяются в Сибирь, как изменившие родине. Были зачитаны страшные обвинения. Так началась карательная операция «Улусы», задуманная и подготовленная Берией и санкционированная Сталиным. Осуществляли операцию оперсотрудники, командированные из разных областей и 3-й мотострелковый полк НКВД.

На сборы семьям давали не больше часа. Многие семьи, не знавшие русского языка, растерянные от неожиданно свалившейся беды уходили из своих домов, не захватив теплой одежды и продуктов. Эти семьи были обречены на гибель в первую очередь. На сборные пункты подгонялись огромные американские «студебеккеры», в которых спецпереселенцев доставляли к железнодорожным станциям, к поездам, состоящим из двуосных вагонов — «теплушек». В каждый вагон помещали по 40−50 человек. Всего было сформировано сорок семь эшелонов.

Страшный, изнурительный и скотский двухнедельный путь на восток унес жизни десятков тысяч людей, умиравших от холода, голода, болезней, тоски. На первом этапе депортации было выселено 93139 калмыков. Вторым этапом стала операция по выселению калмыков Ростовской области — 2684 человека (март, 1944). На третьем этапе депортации подверглись калмыки Сталинградской области — 1173 человека (июнь, 1944), последним этапом стала демобилизация калмыков-фронтовиков (более 15000 человек, 1944). Общее число выселенных калмыков составляло около 120000 человек. К 1959 году погибло 67600 человек.

Следует отметить, что женщины-некалмычки, бывшие замужем за калмыками, также брались на учет и подвергались всем положенным репрессиям. В то же время калмычек, вышедших замуж не за калмыков на учет не брали. Труд депортированных калмыков использовался в сельском хозяйстве, на лесоповале, но чаще всего — в промышленном рыболовстве; их многовековой опыт в области животноводства, в особенности отгонного, оказался невостребованным.

Один из основных вопросов при обсуждении депортации калмыков, который долгое время не был вербализован, — можно ли считать депортацию калмыков геноцидом? Что является основным критерием в определении геноцида — количество жертв, процент погибших или основания, по которым гибли люди? Приходится слышать, что депортация калмыков, как и другие сталинские депортации на этнической основе, не может быть квалифицирована как геноцид, поскольку калмыки, чеченцы, ингуши в отличие от евреев во время Холокоста имели шанс выжить.

Люди, придерживающиеся этого мнения, полагают, что депортация калмыков — большая трагедия, но все же ее масштабы не так чудовищны, чтобы называть ее геноцидом. Это, конечно, мнение некалмыков. Калмыки же в начале 90-х, когда о депортации заговорили, без сомнения квалифицировали ее именно так. Часто народы, испытавшие геноцид, не замечают чужие беды, концентрируясь на своей трагедии.

Однако, изучая свою горькую историю, нельзя забывать о таких же событиях в жизни других народов. И вряд ли нравственно мериться трагедиями. Красноречивым аргументом в этом споре являются грустные детские сочинения по рассказам бабушек и дедушек — часто дети и внуки, в погоне за собственным прошлым, выискивают правду.

«Исход и Возвращение», скульптор Эрнст Неизвестный

В памяти

«Сто пятьдесят человек было завезено в то село — к весне осталось пятьдесят. Бюри осталась в живых одна из одиннадцати детей. Выжил один из девяти сыновей. В Сибири бабушка потеряла десять братьев и сестру. Моя бабушка — единственная выжившая девочка в семье, кроме нее было еще три сына, а всего девять детей. Никто не знает, как их звали. У нее было семь детей, выжило только двое: мой дед и дед Евдоким. В вагоны для скота погрузили по сорок человек. По прибытии осталось двадцать четыре человека. Умерло восемь детей из шестнадцати, а также их отец. Из этой группы, уехавшей на Север, человек сорок, в живых остался лишь один парень. Бабушке было суждено лишиться мужа, родителей, единственной сестры и восьмерых детей».

«Предчувствие чего-то страшного, нереального не обманет мать моей бабушки, когда умрет от голода и холода Аркашка, когда будут отдирать от холодного пола вагона труп ее брата, когда люди, точно мухи, будут падать со вторых полок замертво, на головы сидящих внизу и когда она с ужасом увидит, что половина людей в вагоне уже не спит и не шевелится».

Не редки в рассказах о депортации воспоминания о «лучших русских», сибиряках. Человек, особенно когда на него сверху не давит подлый указ (как ещё назвать приказ о выселении народа с его земли?), сочувствует себе подобным. «На мой вопрос: «Как вы там жили», вопреки сложившемуся мнению бабушка ответила: «Хорошо».

Благодаря хорошим людям, которые были вокруг, жизнь не казалось тяжелой. И моя мама говорит, что они провели обычное для всех детей того времени детство. Учились, играли, лазили в чужие огороды за пасленом. Были такими же, как и все остальные дети, не были лишены маленьких детских радостей».

В Элисте, в конце рельс мемориального комплекса «Исход и возвращение» находится табличка с отрывком из стихотворения Давида Кугультинова со словами:

Я знал, что мой народ в лесах Сибири

Нашёл друзей и вновь душой окреп

Средь лучших русских,

Средь щедрейших в мире

Деливших с нами

И судьбу и хлеб.


В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 27 декабря 1943 года «О ликвидации Калмыцкой АССР и образовании Астраханской области в составе РСФСР» было сказано: «Учитывая, что в период оккупации немецко-фашистскими захватчиками территории Калмыцкой АССР многие калмыки изменили Родине, вступали в организованные немцами воинские отряды для борьбы против Красной Армии, предавали немцам честных советских граждан, захватывали и передавали немцам эвакуированный из Ростовской области и Украины колхозный скот, а после изгнания Красной Армией оккупантов, организовывали банды и активно противодействовали органам Советской власти по восстановлению разрушенного немцами хозяйства, совершают бандитские налеты на колхозы и терроризируют окружающее население, Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

  1. Всех калмыков, проживающих на территории Калмыцкой АССР, переселить в другие районы СССР, а Калмыцкую АССР ликвидировать…».

Можно не доверять стихам, памятникам, воспоминаниям и народной памяти, склонной к мифологизации прошлого, но нельзя отрицать факт указа 43 года. Может ли современный человек, как, впрочем, и человек прошлого века, оправдать скотское и аморальное отношение государства к народу?

Комментарии
Комментарии