Забытые музы русских поэтов

Легко вспомнить, какие женщины вдохновляли Пушкина, Тютчева, Блока или Маяковского. А кому посвящали свои стихи другие известные поэты?
Забытые музы русских поэтов

ГАВРИИЛ ДЕРЖАВИН: ПЛЕНИРА И МИЛЕНА

Свою первую жену один из главных русских поэтов XVIII века обессмертил под псевдонимом Пленира, от глагола «пленять» (в то время любили подобные эксперименты над именами; имя Светлана так и возникло). Ее отец Яков Бастидон был португальцем, приехавшим в Россию в свите Петра III, он был его любимым камердинером. Мать Екатерины была кормилицей великого князя (будущего Павла I), то есть обожаемая им невеста была достаточно простого происхождения, но с большими связями.

Приди ко мне, Пленира,

В блистании луны,

В дыхании эфира,

Во мраке тишины!

1794

Державин обожал свою темноглазую супругу и посвящал ей множество стихотворений. Увы, в 34-летнем возрасте, после 16 лет брака, она скончалась. Вскоре Державин женился второй раз, на Дарье Дьяковой, но, как говорил сам, для того, чтобы, «оставшись вдовцом, не сделаться распутным», а не по любви. Впрочем, она была родственницей его друга, происходила из сенаторской семьи, была прекрасно образована и хорошо заботилась о пожилом муже. Вторую жену Державин в стихах звал Миленой.

АЛЕКСЕЙ РЖЕВСКИЙ: СМОЛЯНКИ

Вельможа екатерининского времени поэт Алексей Ржевский был вице-директором Академии наук, президентом Медицинской коллегии и одним из виднейших масонов. Юные девушки Борщова и Нелидова, ученицы Смольного института благородных девиц, вдохновили его на стихотворения, воспевающие их таланты в театральном и вокальном мастерстве. Характерно, что поэт обращается к ним по фамилиям — так, как это было принято в стенах института.

Борщова, в опере с Нелидовой играя

И ей подобным же талантом обладая,_Подобну похвалу себе приобрела,_

И в зрителях сердца ты пением зажгла;

Хоть ролю ты себе противну представляла,

Но тем и более искусство ты являла,

Что нежность лет и пол умела претворить

И несогласность ту искусству покорить.

Всем зрителям своим ты делая забаву,

Приобрела себе хвалу, и честь, и славу.

1773

Портреты Борщовой и Нелидовой (будущей фаворитки Павла I) в столь восхитивших Ржевского ролях написаны Дмитрием Левицким и входят в его знаменитую серию «смолянок».

В этом же цикле — портрет девушки с арфой — Глафиры Алымовой, с которой Ржевский позже венчался. История их женитьбы полна драматизма: Глафире покровительствовал могущественный, но старый Иван Бецкой. Он представляя дело как отеческое покровительство, поселил юную красавицу в своем доме, отваживал от нее всех поклонников и исподволь добивался взаимности. Когда Алымова все-таки решила выйти замуж за молодого Ржевского, то Бецкой уговаривал ее сказать «нет» прямо перед алтарем. Под его нажимом молодожены поселились в петербургском доме Бецкого, но в итоге от «заботливого внимания» старика сбежали в провинциальную Москву.

ИВАН ДОЛГОРУКОВ: БЕЗУМНАЯ ИЗ-ЗА ЛЮБВИ

Поэт, владимирский губернатор князь Иван Долгоруков прославился как автор мемуарной книги «Капище моего сердца, или Словарь всех тех лиц, с коими я был разных отношениях в течение моей жизни» (настоящей энциклопедии всех образованных людей XVIII века). А еще он тоже был женат на выпускнице Смольного института.

Его супруга Евгения Смирнова была бедной сироткой, дочерью капитана, убитого Пугачевым. По милости императрицы Екатерины она попала в Смольный, а потом ко двору, где и встретила своего блестящего жениха. Долгоруков именовал ее в стихах псевдонимом — редким для того времени именем Нина.

Без затей, в простом обряде,

Дома с Ниной жить мне — рай;

С нею в поле иль во граде

Мне любезен всякий край.

С ней убожества не знаю;

Всё по мне и всё на нрав.

Нина тут — я не скучаю;

Нины нет — и нет забав!

1790-е

Долгорукова заслужила это прозвание тем же способом, что Борщова и Нелидова портреты и стихи, — сыграв на сцене. Это была заглавная роль в комической опере-буфф Николя Далейрака «Нина, или Безумная из-за любви». Существовал даже портрет Долгоруковой в этой роли. Брак был счастливым, Евгения родила 10 детей, но в 33 года скончалась от туберкулеза.

КОНСТАНТИН БАТЮШКОВ: ПАМЯТЬ СЕРДЦА

Единственная возлюбленная Батюшкова, известная по имени — Анна Фурман. Она была воспитанницей президента Академии художеств Алексея Оленина и росла вместе с его дочерью, знаменитой Анной Олениной (музой Пушкина). Кроме Батюшкова в нее был сильно влюблен Николай Гнедич, а старик Державин называл ее своей любимицей и любил сидеть с ней рядом на обедах.

О память сердца! Ты сильней

Рассудка памяти печальной

И часто сладостью твоей

Меня в стране пленяешь дальней.

1815

Батюшков посватался к ней, предложение было принято, и даже назначена дата свадьбы. Но вдруг поэт, у которого уже замечали первые признаки надвигающейся душевной болезни, сбегает в свое имение. Он затем оправдывался, что в ней не увидел «полного ответа на свое чувство, а увидел скорее покорность пред решением других лиц». Впрочем, вскоре Батюшков окончательно помутится рассудком, так что причина побега, наверное, была иной.

Ее покровитель Оленин предложит бесприданнице Анне брак с влюбленным в нее Гнедичем, но та в ужасе откажется — этот одноглазый поэт, по ее мнению, стар и уродлив. В итоге она уедет в Дерпт к отцу и выйдет за немца, старшину купеческой гильдии, а когда тот разорится, станет главной воспитательницей Петербургского воспитательного дома.

АФАНАСИЙ ФЕТ: ЕЛЕНА ЛАРИНА

В своих воспоминаниях «Ранние годы моей жизни» Фет пишет о возлюбленной, называя ее «Елена Ларина», но на самом деле ее имя — Мария Козьминична Лазич. От отца-серба, бедного херсонского помещика, ей достался большой рост и необычайно роскошные черные волосы. Они с Фетом любили друг друга несколько лет, однако браком дело не кончилось. «У ней ничего, и у меня ничего». Вскоре после окончательного разрыва она погибла: легла на диван в белом кисейном платье почитать французский роман, закурила папироску, а спичку бросила на пол, решив, что та потухла. В результате Мария страшно обгорела и умерла после четырех дней мучений.

Нет, я не изменил. До старости глубокой

Я тот же преданный, я раб твоей любви,

И старый яд цепей, отрадный и жестокой,

Еще горит в моей крови.

1887

Трагедия произошла в 1850 году, но долго после этого Фет продолжал писать стихи, вдохновленные памятью о возлюбленной. Женился он поздно, на некрасивой, но доброй и весьма обеспеченной Марии Боткиной.

ОСИП МАНДЕЛЬШТАМ: СОЛОМИНКА

Саломея Андроникова происходила из грузинского рода Андроникашвили и была одной из самых красивых женщин литературного Петербурга до революции. Сама она, впрочем, ничего не сочиняла, зато поэтов вдохновила множество — Георгия Иванова, Анну Ахматову, Илью Зданевича, Сергея Рафаловича. И конечно, Мандельштама, который был сильно в нее влюблен.

Дочь Андроника Комнена,

Византийской славы дочь!

Помоги мне в эту ночь

Солнце выручить из плена,

Помоги мне пышность тлена

Стройной песнью превозмочь,

Дочь Андроника Комнена,

Византийской славы дочь!

Привязанность эта, видимо, была безответной. После революции Андроникова оказалась в эмиграции, причем жила весьма обеспеченно и даже помогала деньгами другим русским, в частности подкармливала Марину Цветаеву. Также она помогла Зинаиде Серебряковой уехать из Советской России. А Мандельштам по любви женился на Надежде Хазиной.

Комментарии
Комментарии