Зачем дирижеру палочка?

Почему так мало женщин-дирижеров и самое главное — почему кто-то использует палочку, а кто-то нет.
Зачем дирижеру палочка?

«Они думают, что так очаровательно все это смотрится со стороны, думают, что вышел к большому оркестру, взмахнул руками ― и оркестр заиграл, что ты хочешь. Понимание приходит поздно», — когда-то вздыхал советский дирижёр Юрий Темирканов.

МОСЛЕНТА в преддверии юбилейных концертов года Государственного академического симфонического оркестра России имени Е. Ф. Светланова и Государственного академического русского хора имени А. В. Свешникова поговорила с известным хоровым дирижером Евгением Волковым.

У него мы и попробовали узнать, какая проза жизни стоит за магией музыки, почему так мало женщин-дирижёров и самое главное — почему кто-то использует палочку, а кто-то нет.

Человек, который отвечает за всё

Дирижер — это человек, который отвечает за всё. Когда коллектив выступает хорошо – молодцы музыканты, когда плохо — виноват дирижер. И это правильно!

Ответственность только на тебе, и переваливать на других – преступно. Но это лишь стимулирует всегда быть на связи с коллективом и следить за высоким качеством работы. Так что все, что тебе может подарить эта профессия – чувство ответственности, постоянное ощущение работы «под давлением». Наша задача — сделать так, чтобы это чувство не было гнетущим, не убивало творческий дух.

Также дирижер должен уметь все, в прямом смысле. Он работает с большим количеством профессионалов и не должен отставать от них, да и вообще от жизни в широком смысле слова, от развития, от совершенствования. Общественная, научная деятельность, написание статей, предоставление интервью – это тоже один из профилей дирижеров.

Самое главное

Самое главное – фактор акустики. Каждый зал, как живой человек, неповторим. К нему надо «притереться», с ним надо пообщаться и понять. Конечно, для каждого дирижера по его слуховым предпочтениям есть залы более удобные и менее удобные. Одна задача у оркестров, у инструменталистов, другая — у хоров и сольных голосов.

Все московские хоровые дирижеры любят Рахманиновский зал консерватории. Он специально сделан для хорового музицирования без сопровождения: есть 32 голосника. Голосники — это керамические сосуды или камеры в стене; благодаря им акустика древнерусских храмов уникальна. И вот так же сделан этот зал, бывший зал Синодального училища, самый-самый любимый.

Мужчины или женщины

Наверное, изменение соотношения мужчин и женщин в дирижировании связано с изменением отношения к женщине в целом. Есть прекрасные женщины – классики дирижерского искусства, как Дударова или Коломийцева. И сейчас таких много. Более того, эти женщины остаются женщинами, они привносят шарм и грацию в наше дело и при этом обладают всеми возможностями, чтобы руководить коллективами, воздействовать на музыкантов, внушать уважение.

Есть прекрасные женщины – классики дирижерского искусства.

Как человек, который долго преподавал дирижирование, я могу сказать, что это вполне женская профессия. И, кроме того, нужно разделить хоровое и симфоническое дирижирование – в хоровом женщины уже давно играют важную роль.

Вопрос, который волнует всех

Есть понятие мануальной техники — то, чем занимаются дирижеры в средних и высших учебных заведениях. У дирижера должна быть физически удобная лично ему система жестов для работы. Современная дирижерская палочка — это продолжение пальцев руки, активность воздействия руки на неё меняется в зависимости от характера жеста.

Если же палочка ощущается как инородное тело, то лучше ей не пользоваться.

В идеале она становится частью твоего тела. Если же палочка ощущается как инородное тело, то лучше ей не пользоваться. Вот сейчас у меня такой этап, что я дирижирую палочкой. Возможно, потом это изменится, и я захочу дирижировать рукой. Это физические ощущения. Но хоровой и оркестровый дирижер обязан хорошо уметь работать как с палочкой, так и без неё.

Мастерство или творчество

Отношения с профессией, в том числе и с музыкой, схожи с отношениями любящей пары. Чувства могут замениться привычкой. Вопрос только один: можешь ли ты продолжать любить, чувствовать единство с музыкой? Если нет — то увы, тогда вначале ты из творчества уходишь в мастерство, но потом и мастерство тоже тебя покидает. Музыкант, лишившийся творческого горения, не может обмануть никого в зале, не может доставить слушателю духовную радость.

Самое важное звено «творческой цепи» — композитор.

И это мы сейчас говорим лишь о некоторых звеньях «творческой цепи», таких, как слушатель, исполнитель, дирижёр, а есть самое важное звено — композитор; он умер, может быть, 400 лет назад, но все равно находится здесь, с нами. Ты, как дирижёр, должен сделать так, чтобы он стал живым для слушателя. Ты, словно медиум, передаешь переживания человека или живого или давно ушедшего, «оживляешь» его – это мистический акт, который на одном мастерстве не получится.

Музыкант — друг или коллега

Для того, чтобы шёл творческий процесс, люди должны быть связаны узами взаимного уважения. Без него работы быть не может. Если дирижер не уважает музыкантов – это плохо, если музыкант дирижера – тоже плохо.

И все-таки, чтобы заниматься с людьми творчеством, совершенно необязательно знать досконально строение их души. Ты должен знать их творческие возможности, чувствовать их как артистов, и они должны почувствовать тебя в данный конкретный момент – этого достаточно. Можно дружить с музыкантами, можно тесно с ними общаться, но для того чтобы получилась музыка, уважения и взаимного интереса, который подогревают музыканты и дирижёры, вполне хватает.

Часто ли всё не по плану

Меня Бог миловал, не было крупных накладок. Задача руководителя сделать так, чтобы накладок не было. Но, конечно, приключения могут произойти по объективным причинам.

Зрителю может быть смешно, но для людей на сцене это трагедия.

Среди любителей музыки есть те, кто «коллекционирует» спектакли с накладками — где знаменитые солисты «дают петуха», где они забывают текст и так далее.

Называется такое направление коллекционирования «черный жемчуг». Лучше бы этим людям восхищаться высокими образцами творчества этих музыкантов.

Когда ты начинаешь над какими-то накладками смеяться, надо помнить одну очень простую вещь – зрителю может быть смешно, но для людей на сцене это трагедия. Поэтому я не смакую «черный жемчуг».

В чем вдохновение

Я обращаюсь за вдохновением к памяти. Как у Набокова: «Память, говори!» Главное - постоянно нарабатывать эмоциональную память, потому что именно она спасает тебя, когда уходит твоя эпоха, разрушается материальная культура (что кстати отражается и на нематериальных ценностях). Скажем, никому уже не объяснишь, что такое московские дворики. У нас был одноэтажный милый улыбчивый город, кирпичный… теперь это почти исчезло.

Мнение о Москве

Знаете, я коренной москвич. Могу назвать себя старым москвичом. Мы теперь живём в совсем другом городе, выстроенном на месте старой Москвы. Вы сами знаете, что был определённый краткий период, когда был разрушен фактически весь исторический центр. Сердцем Москвы всегда была Остоженка, Арбатские переулки, вы сами знаете, что от них осталось.

Высотные доминанты города начинают меняться, это совершенно дезориентирует.

Многие организации, которым достаются культурные объекты, позволяют себе не реставрировать, а производить варварские манипуляции. Даже с церковными зданиями.

Сейчас власти пытаются сохранить всё возможное, но сейчас археология удается лучше. К тому же сносы продолжаются. Высотные доминанты города начинают меняться, это совершенно дезориентирует. Иногда кажется, что ты находишься среди новостроек Пекина или Шанхая, тебя окружает нечто космополитическое, лишенное какого-либо художественного вкуса. К сожалению, здесь всё уже произошло, всё в прошлом времени. Я здесь пессимист.

P.S.

К нам приходят зрители всех социальных слоев. Хоровое пение действительно нацию объединяет. У нас и интеллигенция бывает, и пожилые люди бывают, и военные, и молодежь, и представители власти. Каждый человек в хоровом пении находит что-то свое, пожалуй, хор – это искусство, которое не уходит ни в чрезмерную массовость, ни в чрезмерную элитарность.

28 в Большом Театре и 29 ноября в Колонном зале Дома Союзов пройдут Юбилейные концерты Государственного академического симфонического оркестра России имени Е.Ф. Светланова и Государственного академического русского хора имени А. В. Свешникова. На сцене появятся легендарные артисты балета, музыканты и дирижёры из России и других стран.

Комментарии
Комментарии