Как New Look стал воплощением буржуазного вкуса

Елена Стафьева побывала на выставке Dior в Гранвиле, чтобы еще раз понять значение стиля New Look для современной моды.
Как New Look стал воплощением буржуазного вкуса

В этом году я попала в музей Кристиана Диора сразу после того, как прочитала — с большим опозданием — текст Кэти Хорин по поводу знаменитой гранжевой коллекции Марка Джейкобса для Perry Ellis 1992 года. Она рассуждает, почему никто тогда, в том числе и она сама, не оценил эту коллекцию должным образом, не увидел ее огромного потенциала, того, как мощно проявилась в ней главная функция моды — отражать время. И удивительным образом два этих довольно далеких друг от друга факта — Диор и гранж — оказались связаны. Впрочем, чтобы было понятно как, сначала — о самой выставке.

В музее Кристиана Диора — в Нижней Нормандии, в городе Гранвиле, на фамильной вилле Les Rhumbs, купленной его отцом в 1905 году и проданной после разорения во время великой депрессии, — проходит выставка Dior, la révolution du New Look («Диор: революция New Look»).

Тут под перголой, у бассейна с нимфеями, посреди розария его матери Мадлен (36 сортов роз, все восстановлено, как и пергола с бассейном) Диор и провел свое абсолютно счастливое, по его воспоминаниям, детство. А потом уехал в Париж учиться на дипломата, но жаждал заниматься искусством, тусовался с художниками, открыл с друзьями галерею, продавал крутых модернистов, от Пикассо до Дали, перед войной разорился и пошел работать иллюстратором моды. А потом к Роберу Пиге и Люсьену Лелонгу. Что было затем, знают все: текстильный магнат Марсель Буссак предложил ему сначала реформировать старый дом «Филипп и Гастон», а потом создать свой собственный, и Диор придумал New Look, самый знаменитый стиль в истории моды.

Именно этому и посвящена выставка: как начался New Look, вернее, с чего он начался. А начался он, собственно, с жакета «Бар». И, так как пространство виллы Les Rhumbs довольно камерное, вся экспозиция Dior, la révolution du New Look сосредоточена именно вокруг этого знаменитого жакета и показывает, как сам Диор и каждый его наследник в доме Dior работал с канонической формой.

Комментарии
Комментарии