Практика: обувь и аксессуары с мехом

Волосатые тапки, лохматые клатчи, лодочки в цыплячьем пуху — почему главные сумки и туфли сезона выглядят гостями из шубохранилища.
Практика: обувь и аксессуары с мехом

Поговаривают, волосатые туфли придумала главная модистка 30-х Эльза Скьяпарелли — мол, до эксцентричной итальянки никому и в голову не приходило обшить ботильоны лохматым обезьяньим мехом. Обезьяньим-то, может, и нет, но пушистая обувка была известна еще французским крестьянам – и уже в XVIII веке слыла признаком тяжелого люкса. Есть версия, что башмачки Золушки были не хрустальными, а из беличьего меха, в стиле «мечта Алессандро Микеле».

Дескать, Шарль Перро ослышался — и вместо слова vair (значившего тот самый мех) написал verre — «хрусталь». Спорить с французскими филологами не будем, но одну вещь мы знаем точно: вряд ли во времена Шарля Перро или Эльзы Скьяпарелли кто-то решился бы покрасить мех в трогательный розовый и кислотно-желтый, как это пару лет назад сделала дизайнер Фиби Файло. Весенняя коллекция Celine 2013 года вызвала у модной общественности реакцию, которая в английском зовется емким словом mindfuck — буквально «мозготрах».

Лодочки, покрытые разноцветной норкой, и уютные меховые биркенштоки оставили стилистов, блогеров и сочувствующих в непонятках — что это было, зачем, доколе. «Думаю, — предположила Кэти Хорин, одна из самых влиятельных модных критиков в мире, — мисс Файло просто лень было одеваться.

Серьезно, кто бы не захотел весь день проходить в меховых шлепках?» Критики поострословили и успокоились, ВИП-клиентки отошли от шока, и вскоре выяснилось: пушистые каблучки и шлепки на фоне всеобщей любви к китчу расцвели в полноценный тренд. Год спустя креативный директор Alexander McQueen Сара Бертон уже клеила на босоножки своего бренда перья, а Fendi сочетали норковую оторочку с зеркальными каблуками в лучших традициях ретрофутуризма.

К началу 2015 года, что называется, бомбануло: роскошные пушистые тапки из дебютной коллекции Микеле для Gucci, причудливые гибриды сабо с сапогами у Maison Margielа (их болотно-зеленой шубке позавидовал бы и монстр Маззи), отороченные черной пушниной туфельки от Александра Вэнга.

Даже консервативные Dolce & Gabbana и еще более консервативные Blumarine поддались общим настроениям — и разродились алыми лохматыми лодочками да норковыми босоножками. Российские дизайнеры — и не самые передовые — тоже прочуяли тренд.

Комментарии
Комментарии