BlackBerry без смартфонов и планшетов: стоит ли сожалеть?

Как канадские устройства пережили всех своих ровесников и почему оказались невостребованными сегодня.
BlackBerry без смартфонов и планшетов: стоит ли сожалеть?

Умные устройства не для развлечений

Пока на сцене индустрии гаджетов конкуренты сражались за розничных покупателей, Research In Motion (RIM — изначальное название BlackBerry) не предлагала мобильники всем подряд покупателям, а обратила внимание на более платежеспособную аудиторию. То есть, на бизнесменов, потому что эти ребята были готовы раскошелиться ради стабильной и безопасной связи внутри корпораций.

А началось всё с инструмента для обмена текстовой информацией — пейджера (1996 год). Правда, не простого, а с двухсторонней связью — для переписки без устройств-посредников, которыми обычно выступали телефоны.

Сегодня «чатиками» по воздуху никого не удивишь, но в 1990-е компактные устройства для переписки котировались очень высоко, тем более, с настолько удобной клавиатурой, как у канадцев. Глядя на россыпь чёрных клавиш необычной формы ребята из RIM решили дать имя своим последующим устройствам — BlackBerry («ежевика», в переводе с англ.). Так стартовали устройства серии Inter@ctive pager — с удобным вводом текста и х@р@ктерным для тех лет н@зв@нием. Чуть позже вышла более компактная модель с постоянным доступом к e-mail, за который её полюбили господа в дорогих костюмах.

Но одними пейджерами сыт не будешь, поэтому уже в 1997 году канадцы собрались силами и выпустили смартфон — BlackBerry 957 Proton. Правда, для звонков в сотовой сети приходилось подключать гарнитуру. Козырей у устройства по тем временем хватало: внушительный для «калькуляторных» пропорций 3-дюймовый дисплей, разработанная под деловые нужды операционная система BlackBerry 2.0 и всё та же фирменная клавиатура. До рождения первого iPhone оставалось целых 10 лет, и даже смартфоны Nokia на системе Symbian увидели свет только пять лет спустя. Музыку, видео и анимированные картинки игры ранние BlackBerry предложить не могли, но со своей задачей такие гаджеты справлялись отлично, а быстрая работа и «безглючность» для рабочих устройств была важнее каких-либо «свистелок».

BlackBerry стали символом навороченного смартфона задолго до iPhone и смартфонов Nokia с системой Symbian

Поначалу RIM даже раздавала устройства бесплатно! Маркетологи компании быстро смекнули, что «первая доза» для работников больниц и пожарников сделает компанию популярнее, чем навязчивая реклама или попытки умаслить руководителей корпораций. Чуть позже подтянулись и трейдеры, у которых тяга к своевременной защищенной информации была даже выше, чем во всех прочих профессиях.

Деловые телефоны идут в народ

Удобно работать людям оказалось даже важнее, чем удобно отдыхать. Мобильные компьютеры BlackBerry «засветились» в нужных круга, приглянулись руководителям в крупных организациях и стали расходиться всё более внушительными тиражами.

Узкая специализация, как ни странно, не мешала Research In Motion захватывать рынок. Наоборот — компания выпускала не самые навороченные устройства за потраченный канадский доллар, однако других правильно разработанных бизнес-гаджетов (а не «поправьте вот здесь в реестре, а вот эту дыру безопасности мы пропатчим в следующей прошивке») на рынке было просто не найти. Таким образом RIM удалось развернуться далеко за пределами Канады, а в США, где Nokia исторически не была популярна, устройства BlackBerry были настолько же престижны, как iPhone в его самые ажиотажные годы выпуска.

По мере роста популярности модели обрастали сходными с «просто телефонами» чертами — цветным дисплеем (2004 год), Wi-Fi/Bluetooth, аудио-видеоплеером и, о Боже, фотокамерой (2006 год) даже с учётом того, что «фотографы с мобильником» вызывали в те времена опасения у работников крупных компаний. А ещё в компании учли, что полноразмерная клавиатура нужна не всем и выпустили BlackBerry Pearl 8120 в узком (по меркам предшественников) корпусе.

Что особенного в BlackBerry?

Подобно тому, как автомобили-внедорожники чаще ездят по асфальту, «ежевичные» мобильники на пике своей популярности не были сугубо корпоративными устройствами: их покупали как надёжное и выносливое средство для онлайн-связи.

Если смартфоны под управлением Symbian и Windows Mobile выходили в сеть от случая к случаю, то у BlackBerry постоянная проверка писем, новостей и личных сообщений изначально была ключевой и самой «отполированной» особенностью. Айфоны-гуглофоны предложили нечто подобное намного позже, а в Windows- и Symbian-смартфонах всю эту благодать нужно было прикручивать вручную, что требовало поиска софта, денег на его покупку, скачивания и установки, иногда через компьютер. «Звонилки» без операционной системы, но с интеграцией в e-mail и мессенджеры тоже появились много-много позже.

Надёжность и устойчивость к взлому — за это BlackBerry полюбили бизнесмены, спецслужбы и даже правительство США

Онлайн-связь в устройствах BlackBerry оказалась настолько надёжной, что после теракта 11 сентября 2001 года в США и выхода из строя мобильных сетей только устройства RIM смогли связываться между собой — пригодилась поддержка протокола для служб быстрого реагирования, Mobitex.

С не менее «лохматых» лет устройства BlackBerry работают через услугу BIS (BlackBerry Internet Service) — «внутриежевичный» безлимит для браузера, фирменный мессенджер + до 10 активных почтовых ящиков, работающих по защищенному протоколу. С высоты 2016 года и новых тарифных планов услуга уже не вызывает ажиотажа, но даже сегодня операторы «рубят» интернет-соединение, стоит только превысить план трафика.

«Неполноценный» смартфон поборол корпоративных гигантов

Главной ошибкой руководства BlackBerry была мысль о том, что популярность мобильников бизнес-класса продлится вечно. Когда онлайн-мобильники стали по-настоящему модным явлением, RIM ставила рекорды и продавала узкоспециализированные устройства сенсационными тиражами — в 2009 году, к примеру, больше сотовых телефонов продала только Nokia (включая финские «бюджетники», «бабушкофоны» и другие устройства).

Но уже после анонса первого поколения iPhone тенденция была сломлена — дебютный мобильник Apple при всей своей кажущейся ограниченности справлялся со многими задачами лучше. Да, в нём не было хвалёного шифрования и привилегий по типу трафика, зато были выгодные тарифные контракты с операторами связи, поддержка потокового видео и шикарный браузер. И проверка почты, раз уж на то пошло, не проводилась настолько же экономным образом (Push-нотификации, господа), как и в BlackBerry.

Бизнесмены тоже любят развлекаться — «забавный» iPhone отнял у BlackBerry львиную долю покупателей

Айфон не сразу стали воспринимать всерьёз: «игрушечный», «несерьёзный» смартфон, казалось бы, не представлял угрозы для создателей техники бизнес-класса. Да и сами бизнесмены остерегались доверять деловую связь новинке Apple, но слава «яблочного» девайса расширялась, и все, кто покупал канадские смартфоны не из необходимости, а престижа ради, начали перебегать в другой лагерь.

Конечно, RIM тоже дорабатывали свои устройства. Компания переживала расцвет, венцом которого стала «9000 серия» — в ней были и слайдеры, и моноблоки-«калькуляторы», и «раскладушки». BlackBerry OS наконец-то примерила на себя сенсорный ввод, а через год после выхода iPhone в системе появился полноценный магазин приложений.

Но именно с этой самой поры Research In Motion превратились в догоняющих. И не догнали.

Что дозволено яблокам, не дозволено ежевике

В компании недооценили прыть купертиновцев, поэтому пару-тройку лет после выхода iPhone смартфоны BlackBerry существовали обособленно от новых веяний. Нет, модель с сенсорным управлением в портфолио бренда имелась, но приложений для превосходства над Apple «на старте» было даже меньше, чем у Symbian с её многочисленными «убийцами» творения Джобса. Потому что:

Ажиотажный спрос на iPhone подстегивал разработчиков писать софт именно под iOS

Канадские смартфоны «для серьёзных ребят» никто в развлекательных целях не покупал, а именно из «забавных» приложений по большей части складываются «аппсторы и плеймаркеты».

С технической точки зрения устройства BlackBerry не были устаревшими — и с точки зрения процессора, и начинки в целом (GPS, Wi-Fi, вот это всё) модели смотрелись достойно, да и удобство аппаратной клавиатуры никто не отменял. Просто емкостные дисплеи завоевали мир, а пользователи мобильников стали больше потреблять контент, чем общаться и приучили себя к наэкранным клавишам очень быстро.

Обидно, что даже революция в «мозгах» устройств RIM проблему не решила. С 2010 года канадские гаджеты обзавелись операционной системой реального времени на технологиях QNX Software Systems. Уникальная по своему строению вещь, между прочим.

Операционная система со структурой «от каждого по способностям» оказалось экономичной и быстрой. Но в будущее бизнес-телефонов не верили разработчики приложений

Суть системы QNX — универсальность и децентрализация. Центром современных ОС является ядро, с которым взаимодействуют драйверы (Wi-Fi, Bluetooth, 3G-модем, аудио и т.д.). Через него, как переводчика, команды с сенсорного дисплея отправляются в операционную систему, а уж она отправляет в ответ реакцию, которую мы видим на экране. Чем более современная система — тем больше «должностных инструкций» у этого самого ядра.

QNX устроена иначе — в основе системы лежит микроядро с минимально возможными полномочиями, а за другие сценарии работы (от телефонии до распознавания голоса) отвечают микроядра. За счёт большого количества «заместителей» и помощников у «директора» не кипит голова от задач, а если говорить о смартфонах, то в условиях слабой загруженности QNX экономичнее конкурентов, а при интенсивной нагрузке лучше справляется с пачкой открытых программ.

Это ли не прекрасно? Но планшет BlackBerry PlayBook, который примерил на себе такие наработки, с треском провалился в продажах — после изменений на архитектурном уровне и в без того скромном по размерам магазине софта (в 5 раз меньше, чем в Google Play во времена Android 2.x) стало ещё меньше совместимых и полезных приложений. Apple iPad попал в розницу годом раньше и с гораздо меньшими потерями сработался с парком приложений под iPhone. И ключевые особенности BlackBerry (фирменные клиенты для работы с почтой и календарем) в этом планшете тоже отсутствовали — этот шаг уже отпугнул покупателей «старой закалки».

А ведь с точки зрения производительности и «железа» в целом планшет был очень даже неплох, да и управление жестами впечатляло ого-го! Но применить процессорную мощь было попросту негде, «прибитый гвоздями» эмулятор для запуска Android-софта работал нестабильно, а неочевидные жесты никто не спешил зубрить (как и в случае с Windows на планшетах, кстати говоря). На этом истории планшетов за авторством BlackBerry закончилась.

От Android никуда не деться

BlackBerry не захотели так просто отказываться от своего детища и выпустили парочку смартфонов на десятой версии своей системы — Z10 для конкуренции с Android и iOS и Q10 для всех, кто застал времена, когда RIM был «ещё тот» и просил реинкарнации старых добрых смартфонов на новых технологиях.

И, если Q10 понравился преданным фанатам марки, то Z10 был определённо «один в поле не воин» — единственный в своём роде и маловостребованный смартфон на базе особой операционной системы во времена развитого социализма Андроида с Galaxy S4, Xperia Z1 и Nexus 5 был попросту никому не нужен. Компания оказалась при смерти, провела массовые увольнения и сменила генерального директора.

На смену Торстену Хейнсу (который был у руля в Siemens Mobile во время развала немецкой корпорации) пришёл Джон Чен — он не так известен широкой общественности, зато «воскресил» несколько IT-компаний в сложный для них период жизни. Компанию в 2013 году даже были готовы продать новым хозяевам, но желающих её купить так и не нашлось.

Новый глава компании приступил к её возрождению… со смартфонов-«клавиатурников». В 2014 году свет увидела классика под новым соусом — BlackBerry Passport. Роскошный смартфон с клавиатурой-тачпадом и Android-софт запускал без особых проблем, и работал быстро, и вообще обошёлся без откровенно слабых мест, за исключением цены. Первый за долгие годы смартфон, который тепло приняла и публика, и пресса.

Впрочем, продолжать конкурировать посредством своей BlackBerry OS 10 со всеми смартфонами в мире канадцы всё же не решились. Чтобы уменьшить затраты на разработку софта и угодить более широкой аудитории, компания решилась на выпуск Android-смартфона. Речь идёт о BlackBerry Priv, который не только впечатлил общественность флагманскими характеристиками, но и стал самым крутым QWERTY-клавиатурником в истории андроидофонов.

Смартфон угодил поклонникам аппаратных клавиатур, хотя и разочаровал всех, кто привык к нативной «операционке» BlackBerry. О продажах постоянно поступали противоречивые сведения: от обнадёживающих новостей о рекордно быстрых продажах первых партий, оптимистичных высказываний Джона Чена в духе «мы не бросим мобильный рынок» до предположений, что устройство-таки провалилось в рознице. Причина такая же, как и у Passport — слишком дорогостоящий смартфон как для компании, которая уже растеряла былой авторитет и харизму.

Пациент скорее жив, чем мёртв

Так что же происходит с BlackBerry сейчас? Официальные лица компании с конца прошлого года говорят загадками: Джон Чен всё-таки сделал заявление в стиле «если Priv будет убыточным — впредь мы не будем заниматься устройствами и сосредоточимся на софте». А в марте 2016 года президент по продажам BlackBerry Карл Визе намекнул, что со смартфонами у «ежевики» как-то не заладилось, поэтому в обозримом будущем компания переориентируется на выпуск программного обеспечения. Выходит, что мобильное подразделение перейдёт в состояние «анабиоза» до лучших времён и новинок от канадской компании в обозримом будущем ждать не стоит.

Хорошие новости заключаются в том, что, согласно слухам, BlackBerry всё-таки выпустит ещё два андроидофона с более скромным, нежели у флагманского Priv, ценником. Бывшая Research In Motion — один из немногих «динозавров» телефонной эпохи, поэтому нам остаётся уповать на успешность новых гаджетов и верить в то, что уникальные в своём роде «блэкберрифоны» выживут среди засилья однотипных Андроид-флагманов и устройств Apple.

Источник: Ferra.ru

Комментарии
Комментарии