Советские кеды: возвращение

В скором времени можно будет снова увидеть кеды, которые носили советские спортсмены, рокеры, космонавты и персонажи из «Ну погоди!».
Советские кеды: возвращение

Новую коллекцию кед «Два мяча», в которых бегали советские спортсмены, рокеры, космонавты и персонажи из «Ну погоди!», представят сегодня в универмаге «Цветной». Теперь московские модники смогут за немалые деньги купить то, что их бабушки и дедушки носили постоянно, потому что не было 1) альтернативы и 2) денег на другую обувь.

«Два мяча» против «Конверсов»

Евгению Райкову 28 лет. Он проработал несколько лет в модной индустрии, в том числе с Денисом Симачёвым, и в 2013 году задумал воссоздать выпускавшиеся в 1970-е советско-китайские кеды «Два мяча». О них рассказали друзья, и Евгений решил, что это именно то, что нужно к сочинской Олимпиаде. Но довести дело до производства удалось только спустя четыре года, и теперь Райков планирует завалить сначала Москву, а затем и Россию кедами, которые в СССР носили буквально все.

Правда, в те времена стоили они гораздо меньше. Молодой инженер, получавший на начальной позиции 80 рублей, мог с зарплаты купить 20 пар «Двух мячей».

Сейчас соотношение средней московской зарплаты в 53.000 рублей и стоимость пары от 3.900 недвусмыслено намекает, что кеды с тех времён стали почти вдвое дороже.

С другой стороны, пожалуй, главные конкуренты отечественного бренда — американские «Конверсы» — с падением рубля тоже подорожали. В магазине «Кеды» в универмаге «Цветной», где будут продаваться «мячи», «конвера» стоят от 4.800 рублей — и это самые простые модели без поддерживающей стельки, которой хвастается Райков.

Страсти по стельке

Стелька, из-за которой, по словам Райкова, и ценили оригинальные кеды, делалась в 1970-е годы из тяжёлой пенорезины. В 2016 году её воссоздали по оригинальному слепку из более лёгкого и упругого материала, и теперь она должна не только поддерживать стопы ностальгирующих модников, но и защитить «Два мяча» от нападок ортопедов и депутатов. Те регулярно объявляют крестовые походы против кед, балеток, угг и прочей хоть сколько-нибудь модной обуви.

Первая модель кед «Два мяча» появилась в 1965 году. За восемь лет до этого советские граждане в принципе узнали про существование подобной обуви, увидев в них юниоров, приехавших с идеологически свободных континентов на Шестой всемирный фестиваль молодежи и студентов.

В СССР быстро наладили выпуск кед и стали производить их в циклопических объёмах, а позже договорились с Китаем о совместном производстве. Так с 1965 по 1971 появилось восемь разных моделей «Два мяча» и ещё немало обычных ГОСТовских.

В кеды переобулась буквально вся советская молодёжь, о чём свидетельствуют снимки тех времён. Удобная и дешёвая обувь появилась и на телеэкранах. В кедах ходили мальчик-андроид Электроник, авантюристы Петров и Васечкин, Шарик из «Простоквашино» и волк из «Ну погоди!». Первый космонавт Юрий Гагарин выходил на спортплощадку только в них.

В 1980-ые кеды стали ещё и символов вольного, несоглашательского образа жизни. Первопроходцем новой волны в музыке стал Виктор Цой. Он и другие рокеры нередко выступали и гуляли в кедах. Забыли о них с началом Перестройки, когда страну наводнили импортные кроссовки.

Так, в 2009 году британская Ассоциация ортопедов заявила, что ношение тряпичных тапочек на плоской резиновой подошве приводит к микротравмам скелета, появлению «косточки» на ноге и даже косолапию.

А в 2014-м депутат Госдумы Олег Михеев предложил запретить кеды, балетки и высокие каблуки на территории Таможенного союза — а это Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия. Депутат мотивировал это результатом прошедшего незадолго до того армейского призыва.

По его словам, тогда впервые в Вооружённые Силы РФ стали набирать юношей с плоскостопием, так как найти призывников без этого заболевания оказалось почти невозможно. В итоге, правда, ничего юношам не запретили — ни балетки, ни кеды, ни даже высокие каблуки.

Возвращение в Китай

Оригинальнаые «Два мяча» выпускались в 1970-е годы в Китае по конструкции и с колодкой, доработанными сотрудниками советской лёгкой промышленности.

Решив воссоздать те кеды, Евгений загорелся идеей найти те же предприятия, станки и работать по тем же технологиям, что использовались 40 лет назад. «На кедах 1970-х годов была бирка с иероглифами — такая-то провинция, такой-то город, улица, дом, — рассказывает Евгений. — Это адрес фабрики, где производили «Два мяча».

Когда приехал по адресу с бирки, нашёл там фабрику, правда её давно перепрофилировали на производство уггов. Но на заводе помогли советом — рассказали, каких подрядчиков можно нанимать и вообще немного сориентировали в китайском бизнесе». В Китай он отправился в 2014 году, рассчитывая наладить производство за три недели. И в итоге провёл в стране два года.

Первое с чем пришлось столкнуться в Китае — гуаньси. «Это китайский термин, который в русском языке толкуется как «связи», «кумовство», «круговая порука». В китайском он не несёт отрицательной окраски и обозначает помощь, поддержку, услугу.

В Поднебесной всё держится на гуаньси, и к тем, кто не входит в неё, отношение очень настороженное даже со стороны самих китайцев. А уж об иностранцах и говорить нечего — внешне улыбка и ножик за спиной», - рассказывает об опыте общения с китайскими подрядчиками Евгений Райков.

К нему, как к представителю новой компании со скромными по китайским меркам заказами («даже тысячные партии там мало кого заинтересуют»), отношение было именно таким. И со всеми задействованными в выпуске кед предприятиями — а их в итоге набралось 12 — были проблемы.

«Например, стельку для Двух мячей делает фабрика, сотрудничающая с New Balance и Nike. У них высокая цена, адекватный менеджмент, и уж тут мы не ожидали подвоха. А в итоге нужную стельку получили только с девятого раза — то не тот образец присылали, то утвержденная ткань потерялась, то вообще утверждали одно, а сделали совершенно другое — и это именитый завод, у которого заказывают мировые бренды».

За два года удалось найти фабрики, где вулканизируют резину и прошивают хлопок руками, договориться с подрядчиками и наладить производство. Хотя, будь у Евгения более скромные запросы, можно было бы справиться и меньшими усилиями: «В Китае могут сделать быстро, но не из того, что ты хочешь, а из того, что есть на заводе — готовая подошва, лекала, колодка, люверсы — что из этого, как из конструктора, соберёшь, то и будет. Ну, и сверху твой логотип налепят».

Где взять денег на собственное производство

Желающим заняться подобным проектом Евгений рекомендует начать с краудфандинга. В 2013 году он запустил кампанию по сбору денег на сайте boomstarter.ru – рассчитывал получить 720 тысяч рублей от людей, готовых вложиться в будущее производство взамен на кеды. Несмотря на большое внимание со стороны СМИ, собрать удалось меньше половины средств — и всё пришлось вернуть. Но об идее узнали инвесторы.

На реализацию проекта оказалось нужно «в очень много раз больше» денег, чем было заявлено на boomstarter'e. Поэтому обо всём договориться с одним из сорока написавших инвесторов удалось только через год. Ещё полгода ушло на подготовку проекта в России, и только после этого Евгений поехал в Китай, где пришлось ещё долго разбираться и договариваться. То, что я не собрал в 2013 году достаточно денег, отчасти меня спасло.

Потому что на мне были такие же розовые очки, как сейчас на тех людях, кто нам в комментариях пишет: «Дайте мне образец кед, я через месяц завалю ими всю Россию». Так и я планировал за несколько месяцев выйти с продуктом. А в том виде, в котором хотел сделать и сделал кеды, то есть репродукцию до последней детали, это было бы невозможно, - поясняет Евгений.

В 1970-е годы кеды «Два мяча» производились в Китае. Во-первых, это наглядно демонстрировало начавшееся в 1950 году сближение Советского Союза и КНР, во-вторых, обходилось дешевле. Так было и в 2013-14 годы, но с падением курса рубля ситуация сильно изменилась. «Сейчас средняя зарплата в Китае стала выше, чем в России. Китайская швея получает больше, чем российская. И выгоднее было бы построить фабрику в России и загрузить её большим заказом", - признаёт Райков.

Но переносить производство отечественных кед в нашу страну он с инвестором и партнёром пока не планирует, так как ограничиться одной фабрикой не получится — для неё нужна инфраструктура.

«Надо целую индустрию поднять, потратить сотни миллионов долларов, чтобы заработала сеть связанных между собой производств. И пока нет желающих этим заниматься, даже среди крупных компаний. Они говорят об этом, но ждут государственной поддержки.

Да и казна наша больше денег получает, когда мы не за субсидиями каждый месяц бегаем, а за границей производим, потом сюда ввозим и платим все эти пошлины, НДС и прочее. Общемировой тренд такой: не важно, где продукт произвели, важно, кто, где и как его придумал, разработал и адаптировал", - уверен воссоздавший советские кеды бывший бренд-менеджер.

Советская классика 2016 года

В разговоре Евгений то и дело говорит о ностальгии, настоящем советском продукте. Да и на сайте компании упоминаются «старая добрая советская эстетика» и «солнечные и безмятежные времена».

28-летний бизнесмен со вздохом признаёт, что ему ностальгировать, конечно, не по чему. Родившись в Союзе, он знает о нём только по фильмам, книгам и рассказам. И рассказывали, естественно, не только хорошее.

Но он решил сосредоточиться на положительных моментах. «Я ностальгирую по детству. По тем временам, которое у всех окрашено в тёплых красках, по тому, что в культуре тогда происходило — добрым фильмам, национальным героям».

Несмотря на то, что кеды продаются в «Цветном», куда ходит в основном молодёжь, целевая аудитория ностальгию, сконструированную молодым парнем, уловила. В интернет-магазине «Два мяча», работающем около недели, примерно 70% покупателей молодёжь, а 30% — люди старшего поколения. И они активнее всего пишут, поддерживают проект. «У каждого своя история: как вываривал синие кеды, чтобы получить белые, как разукрашивал фломастером.

Нам все четыре года пишут по почте и в соцсетях, присылают фотографии, видео. Может, когда-нибудь соберём всё это и сделаем красивый проект», - говорит Евгений.

Очередь перед Цветным

Той очереди, которая была перед «Цветным» за кроссовками от Adidas и Канье Уэста, Евгений не ждёт. «Тогда создали искусственный дефицит: ограничили общее количество, продавали по одной паре в руки по 20 тысяч рублей. А на чёрном рынке эти кроссовки сразу за 60 тысяч уходили, вот и стояли с ночи студенты, имея возможность за день заработать 40 тысяч рублей. Мы же просто будем продавать кеды", - настаивает он.

Сколько всего пар кед было произведено в Китае и привезено в Россию, Евгений не признаётся. Правда, до этого он проговорился о том, что тысячные партии китайских производителей особо не интересуют.

Вместе с партнёром он уже обдумывает новый заказ на новый летний сезон. Будет ли он сделан, зависит в том числе от того, сможет ли ностальгия по Советскому Союзу и материализация детских воспоминаний россиян стать успешной коммерческой моделью. Если это произойдёт, и кеды «пойдут», можно будет повысить тираж и сделать спортивную обувь по-настоящему массовым продуктом, а не предметом роскоши или предметом роскоши, которым она с нынешним ценником под 5 тысяч тысяч всё-таки является.

Источник: moslenta.ru

Комментарии
Комментарии